Урок просветления

Наталья Буняева
Урок просветления

Николай Новопашин — человек настолько незаурядный, что писать о нем в двух словах — не уважать читателя и газету. О его жизни книжку бы написать, а тут надо уложиться в какие-то коротенькие фразы, особо не размахиваясь…

Итак: в середине семидесятых в Новочеркасске Ростовской области родился мальчик, названный Николаем. Жить бы ему в своей обычной дружной семье, радовать маму и папу, да самому радоваться жизни… Для родителей он был поздним ребенком, поэтому его и холили, и лелеяли, все откладывая труды и заботы для юного создания «на потом». А Колька, подраставший в тепличных условиях, почему-то стал «атаманом»: быстро сходился с ребятами, даже старшими. С шести лет ездил «сам» в пионерские лагеря. Окон не бил, но было в нем что-то такое, что вдруг стало настораживать и удручать родителей: ни к чему не стремится! Ему бы все с ребятами на улице! А так — ни в одном кружке не задерживался, книжку возьмет и тут же бросает… Не интересно. Но учился хорошо. И очень хорошо разглядел, что мир к его совершеннолетию вдруг поменялся. Исчезли «лавочки» с пацанами и девчонками, зато на улицах города появились крутые «тачки». Исчезли «гонки» на велосипедах — зато появились «развлекаловки» типа казино и всевозможные «игорные» приключения. Там проиграл, там взял (читай - украл), там отдал… Ах, какими богатырями казались Николаю здоровенные «качки-бычки», выходящие из иномарок! Толстые золотые цепи, татуировки, развеселые девушки… Николай тогда и решил для себя, что теперь это — и его жизнь. И быстро влился в эту самую криминальную среду… Изучить воровские законы и, главное, следовать им — для него было достаточно несложно: сообразительный парень оказался. Мир криминала принял такой «ценный кадр» моментально.
Только «моментальность» была прервана внезапным уходом в армию: там, как и сейчас, не дремали! Родители вздохнули было с облегчением, но куда там! Он и в армии «зажигал»: где надо помалкивал, когда считал нужным — угнетал «лохов»: жизнь, мол, такая!
Вернулся и увидел: мир-то опять изменился. Те, кто вчера превозносили воровские законы, нынче уже уважаемые коммерсанты… По старой дружбе взяли и его в коммерцию. Однажды случилось страшное: лидера группировки, контролировавшей какую-то ветвь «легального» бизнеса, сотоварищи «убрали». И наш Николай вдруг понял: он остался на обочине… Профессии нет, устремлений — ноль, жизнь едет под непонятный откос: он никому не нужен. Жизнь катилась дальше, но теперь в ней стали главенствовать наркотики. Когда первый раз укололся? Да кто его знает?! Когда-то и первую таблетку же съел… Героина требовалось все больше — жизни оставалось все меньше. Однажды, набрав смертельную дозу в шприц, решил: все, пора кончать с надоевшим существованием. «Знаешь, я тогда, в какие-то последние мгновения своей жизни, вдруг то ли почувствовал, то ли увидел Бога, то ли померещилось… Но вдруг так отчаянно захотелось жить, что я уж не знаю, какими усилиями выбрался!»
Теперь, десять лет спустя, он вспоминает всю эту страшную свою молодость и вполне отчетливо понимает: молодых людей губит среда обитания. Чаще всего, она, увы, не самая разумная…
– Николай, вот как ты думаешь, что такое наркомания?
– Прежде всего, наркомания — это распущенность. Распущенность - физическая, нравственная и духовная. Это недостаток духовного воспитания, недостаток внимания и попечения со стороны семьи и государства.
– Ты сейчас руководитель немалого «предприятия»: по обратному возврату молодых людей в нормальную полноценную жизнь…
– Да. Знаешь, иногда руки-ноги трясутся, так за рулем насидишься… Пока всех объедешь, пока со всеми побеседуешь, пока какие-то вопросы порешаешь… Бывает: уезжаю — дети еще спят. Приезжаю: они уже спят. Только супруга сидит, ждет, еду подогревает какую-то.
– Слушай, а есть «честная» статистика распространения наркотиков в России?
– Сейчас мы столкнулись с такой ситуацией, когда нашу страну через алкоголь, наркоманию и табакокурение пытаются поработить определенные заинтересованные силы. Я был на одном недавнем совещании Наркоконтроля, где называли цифру в три миллиона наркозависимых человек. Но это официальная статистика. На самом деле эта цифра, конечно, больше. Ведь официальная статистика складывается из количества состоящих на учете в наркодиспансере. Понятно, что не каждые родители захотят, чтобы их дети там состояли, ведь тогда они не смогут получить права, найти хорошую работу… Поэтому, когда все-таки ставят на учет, это крайний шаг и, по моему мнению, официальную статистику надо умножать в несколько раз. Эта тема как нельзя более актуальна в наше время и требует разрешения. Ведь часто бывает, что руководители предприятий не знают в полной мере, кто работает у них. У нас в центре есть ребята, которые годами употребляя наркотики, работали водителями маршруток. Думаю, вы все знаете ситуацию с этим видом транспорта, когда он идет зачастую забитый до предела. И часто бывало, что водители-наркоманы засыпали за рулем, подвергая опасности жизнь пассажиров. Или знаю другой случай, когда парень-наркоман работал крановщиком и потом показывал дома, где он работал и с удивлением рассказывал, что он сам не понимает, как он смог положить эти плиты. А ведь в этих домах теперь живут люди… Поэтому это проблема всего общества, и от решения ее зависит многое.
— Есть ли в России целенаправленная политика в области профилактики и борьбы с этой опасностью?
— В последнее время мы констатируем, что позиция государства и общества сдвинулась с мертвой точки. Но конкретной целевой общероссийской программы не существует. Я всегда удивляюсь, когда смотрю новости из-за границы. Стоит там где-нибудь объявиться птичьему гриппу, как этот район оцепляется войсками, все стерилизуется и вакцинируется. Но ведь наркомания - это та же самая зараза, которая распространяется на общество и которую надо локализовать. Для примера скажу, что один наркоман за полгода сажает на иглу 10 — 15 человек. Могу привести и такую страшную статистику: село Пелагиада, в один из месяцев, так скажем, родились четыре человека, умерли 17. Город Михайловск, умерли 35 - 37 человек, родились 7 - 10. Село Казинка, родились 1 - 2, умерли 14. Село Темнолесское, родились 1 - 2, умерли 26 человек. Когда спрашиваю, кто умер и от чего, то оказывается, что большинство молодежь. Кто-то пьяный разбился на мотоцикле, кто-то пьяный перевернулся на тракторе в водоем и утонул, кто-то из-за передозировки.
— У вас же бесконечные профилактики — работа с молодежью…
— За учебный год мы обошли около 70 школ Ставропольского края. Хотя у нас и скудные ресурсы, мы сами добираемся на маршрутках на место, зачастую с телевизором и видеотехникой на руках. Зато наши лекции прослушали около 7 тысяч человек! Мы проводим профилактические беседы, сняли фильм о жизни наркоманов, о том ужасе, который преследует наркозависимых. Эти мероприятия дают свои положительные результаты. К нам не один раз после лекций в школах подходили ученики и отдавали нам героин, анашу, таблетки. Многие из них признавались, что приобрели их недавно и хотели попробовать на первой дискотеке или концерте.
— Можно ли решить эту проблему ужесточением законодательства?
— Я думаю, что, конечно, нужно менять законы и меру ответственности. Но в то же время одним этим проблему не решить. Надо менять политику государства по отношению к семье. Часто бывает, что родители вынуждены сутками работать, чтобы прокормить семью. Как правило, ответственность в таких случаях за воспитание детей перекладывается на плечи школы, государства, социальных служб. Это недопустимо. Духовное и нравственное воспитание может дать только семья, а для этого должны быть созданы условия.
— По каким признакам родители могут понять, что их сын попал в беду, и как нужно действовать в таких ситуациях?
— Если что-то случается, то это всегда заметно. Это изменение поведения, когда наблюдаются резкие перепады настроения от грустного до очень веселого, это пропажа денег, вещей. Или это может быть нехарактерная замкнутость, подозрительные друзья, поздние звонки, наличие шприцов, игл. Если такие сигналы появились, то нужно принимать конкретные меры. Прежде всего не надо устраивать панику, скандал, пытаться наказать ребенка. Нужно начинать работать, чаще с ним общаться, уделять больше времени. Обратитесь к нам! Наши консультанты все в прошлом наркоманы. Они говорят с ребенком не как родители, не как представители милиции, а на понятном «новенькому» языке. Ведь они в свое время тоже это прошли, и сейчас им легче помочь человеку адаптироваться и вернуться к нормальной жизни. Программа реабилитации у нас разработана совместно с Наркоконтролем, с главным психиатром края и на основе православного вероучения и направлена на то, чтобы человеку бездуховному, безнравственному дать духовные ценности, преданность Отечеству и, конечно, развить в нем социально полезного, трудоспособного человека. Программа длится около года. Сейчас у нас в крае шесть филиалов реабилитационного центра, в каждом из них человек должен побывать по два месяца. В каждом из них есть свой уклон и ведется специальная работа с людьми. Мы никого не берем сразу. Для начала человек проходит полный медицинский осмотр. После этого он посещает консультации, и, естественно, мы берем ребят, самих желающих попасть к нам в центр. К сожалению, часто бывает, что этого хотят только родители. Вот недавно мне звонит мама одной девочки: «Я не могу из-за нее заниматься своими делами». А ведь это же проблема родителей в первую очередь! Нельзя так безответственно подходить к этому…
— Как с вами связаться? Есть ли телефон доверия?
— У нас несколько телефонов доверия, но можно звонить мне по телефону 271-23-46 или
+7 928 005 40 76 и получить любую интересующую вас информацию.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов