Уроки жизни

Галина Андреевна Калайтанова — известный человек в городе. Ее знают и по партийным делам в прошлые десятилетия, и по деятельности городского совета женщин, который она возглавляла многие годы. И просто по добрым делам, продиктованным ее гражданской позицией и большим сердцем. Сегодня она рассказывает о своей жизни, неразрывно связанной с судьбой города, края, страны.

Трудные истоки

Мои родители: отец Андрей Петрович, 1905 года рождения, и мать Евдокия Егоровна, 1906 года рождения, родом из села Надежда Ставропольского края. У мамы в раннем возрасте умерла мать, а её отца в 20-е годы раскулачили и выслали со старшей дочерью в Сибирь

В голодный 1933 год отец в поисках спасения от голода ушёл пешком в Ставрополь, а за ним перебралась вся семья. В ту пору детей было четверо, но от голода умерли три мои сестры – трёх месяцев, трёх и шести лет. Осталась одна восьмилетняя Надя.
В 1940 году родилась я. Меня нашли в полном смысле «в капусте». Мама на сносях работала на огороде, там и начались схватки. Роды приняла соседка. К слову, моя мама всех пятерых девчат родила то в поле, то на сенокосе и только брата Егора в 1950 году — в медучреждении..

22 июня 1941 году грянула Великая Отечественная война. Уже 26 июня папа был мобилизован из Ставрополя и зачислен пулемётчиком в стрелковый полк батальона аэродромного обслуживания. Он закончил войну в Берлине. Старшая сестра Надежда добровольно в 19 лет ушла на фронт и воевала в зенитно-артиллерийском полку с июля 1944-го по май 1945 года.
Отец с войны пришёл ослабленный и больной. Маме приходилось ходить пешком за 80 километров в село Петровское, чтобы выменять одежду на продукты и подкормить мужа и детей.

Школьные и студенческие годы

Мои школьные годы оставили в памяти чистоту детских отношений, желание учителей дать нам хорошие знания, привить интерес к учёбе и трудолюбие. В 34 школе был опытный участок, где мы учились выращивать пшеницу, овёс, горох, фасоль, цветы. Летом, начиная с 5 класса, мы выезжали на уборку кукурузы, пшеницы в с. Татарка и Дивное, сажали деревья на улицах Попова и Октябрьской. Некоторые сохранились и по сегодняшнее время.

Школу я окончила с серебряной медалью.

И вот наступили самые счастливые годы моей жизни — студенческие. Впервые я одна ехала в поезде — в Ленинград. У меня было письмо, в котором соседка моего школьного классного руководителя просила свою сестру, живущую втроем в одной комнате коммунальной квартиры, приютить меня на время поступления в институт. Ирина Александровна приняла как родную племянницу – не только приютила, но и кормила, лечила, когда я внезапно сильно заболела из-за перемены климата и душевных переживаний.

Поступив в институт, я жила в общежитии. На первом курсе в комнате, бывшем красном уголке, было шестнадцать девушек. Жили мы «коммуной», питались вскладчину на шестьдесят копеек в день. На них мы могли позволить себе приготовить на завтрак, например, восьмилитровую кастрюлю киселя из одной 200 граммовой пачки концентрата и кусочек булочки. На ужин – каша на воде и чай, а в обед мы ели пирожки. У каждой из нас было по одному платью или костюму, и все они являлись общим достоянием.

Здравствуй, земля целинная

На первом курсе, досрочно сдав сессию, я поехала «на целину» в Казахстан. То время, с мая по ноябрь 1958 года, запомнилось на всю жизнь. Всем нам, студентам-целинникам, были выданы солдатские бушлаты, сапоги 43 - 45 размера и матрасы. Перед отъездом я побывала дома, и папа отдал мне свою фуфайку, а мама вязаные носки. Везли нас на целину в товарных вагонах, в которых была солома, нары, воду брали на станциях.

Когда мы приехали в Казахстан, то увидели, что условия для быта ещё не созданы. Часть прибывших студентов сразу же были определены на сельхозработы, а часть на устройство примитивного жилья из подручных материалов. Из глины и соломы лепили мазанки, без окон и дверей, в которых был один вход и невозможно было встать в полный рост. Когда похолодало, в мазанках мы устроили печки, которые топились соломой и практически не давали тепла.

Возвращение в Ставрополь

В 1962 году я на «отлично» защитила диплом и получила направление на работу в Херсон на Украину. Текстильный комбинат, куда меня направили на работу, был новостройкой — самым крупным предприятием на Херсонщине.

На комбинате я проработала немногим более двух лет. Вскоре меня избрали вторым секретарём Херсонского горкома комсомола, а затем - первым секретарём Днепровского райкома комсомола, членом бюро райкома партии.

Через три года из-за тяжёлой болезни отца я вернулась к родителям в Ставрополь. Первый секретарь Херсонского обкома комсомола дал мне рекомендательное письмо в Ставропольский крайком комсомола и лично переговорил обо мне с Виктором Казначеевым, тогдашним первым секретарем крайкома комсомола.

В марте 1967 года я приехала в Ставрополь, а в ноябре меня избрали первым секретарём Ленинского райкома комсомола. Приоритеты в работе с молодёжью на Ставрополье немного отличались от Херсонщины. Больше внимания здесь уделялось трудовому воспитанию. Мы создавали комсомольско-молодёжные бригады на предприятиях, готовили молодёжь на работу по путёвкам на комсомольские стройки края и страны, формировали студенческие строительные отряды.

Мудрые, одаренные руководители

В 1969 году закончилась моя комсомольская юность. Я перешла на партийную работу. Новый этап в моей жизни растянулся на двадцать лет.

Вскоре я была выдвинута в инструкторы горкома партии. Первым секретарём горкома партии был Всеволод Серафимович Мураховский. Личность неординарная, педагог по призванию и образованию, которого я считаю одним из своих мудрых учителей. Уроки он мне преподал разные, не всегда легкие и приятные, но поучительные. Он меня научил самостоятельной работе, без мелочной опеки.

Через год работы в горкоме партии меня избрали вторым секретарём Октябрьского райкома, а через шесть лет - первым. Вспоминаю: руководители большинства предприятий, с которыми пришлось работать, были мудрыми, одаренными людьми, они видели перспективу развития вверенных им предприятий и умели успешно руководить. Характерным для того периода было введение таких понятий, как производственная эстетика, создание социально-бытовых условий для работающих, бытовки, раздевалки, душевые, столовые, кафе, диетическое питание, здравпункты, медицинское обследование непосредственно на предприятии, клубы, дворцы культуры, библиотеки, спортивные сооружения, детские сады, общежития.

Шесть лет я работала вторым секретарём Октябрьского райкома партии. Занятость на работе была такая, что моя семья видела меня очень мало. Вспоминаю, с какого страшнейшего стресса началась моя работа в качестве первого секретаря Октябрьского райкома. Тогда в районе произошла страшная авария на мосту через реку Ташла, в которой погибли в автобусе 46 человек. А вскоре погибают трое молодых людей из-за наезда автомобиля «КамАЗ», в котором отказали тормоза. Будучи единственным первым секретарём — женщиной, я поневоле задумалась над выражением «Женщина на корабле – к беде». Но шло время, была проведена реконструкция моста, расширена дорога, да и я вошла в новую трудовую колею.

За мою долголетнюю работу в первых секретарях мне посчастливилось выдвинуть на вышестоящие должности наиболее способных работников аппарата райкома, которые впоследствии меня понимали и поддерживали. Это Н. Курилова, А. Барсов, А. Погорельский, А. Быкодорова, В. Карлов, Г. Салов, В. Нелюбов, С. Шак, С. Муратов, Г. Королёва, В. Зеренков, В. Гаранжа, В. Рыльцев, Р. Коробов и другие. Может быть, благодаря им я оказалась в числе «долгожителей» в Октябрьском районе.

Разгул «демократии»

Умер «символ эпохи» Л. И. Брежнев, и началась череда смен Генеральных секретарей с похоронами. К руководству страной пришел наш земляк Михаил Горбачёв, была объявлена «перестройка». Начался «разгул демократии». Наверх поднялся весь негатив, накопленный за годы застоя. Начался «отстрел» партийных работников. Делали это более агрессивные аппаратчики, которые хотели любой ценой удержаться во власти. Передо мной лежит постановление бюро ГК КПСС от 11 декабря 1989 года — «О фактах использования служебного положения и нескромности, допущенных коммунистами-руководителями при строительстве домиков на садовых участках». Как и полагается у русских «джентльменов», дам пропустили вперед.

Первыми в постановлении были наказаны «за нарушение установленного порядка получения дачного участка, личную нескромность и использование служебного положения, допущенные при внеочередном приобретении строительного материала», Калайтанова Г. А., Соломонова Г. Н, Курилова Н. А. При этом наши участки были рядом, распределял их горком партии. При выделении на месте наших трёх участков находилась свалка, которую мы расчистили. Наши «судьи» имели участки на привилегированных местах, некоторые накануне этого «отстрела» переоформили участки на доверенных людей, а другие были «не замечены».

«Сказать кому-то слово доброе»

В моей жизни наступил период кошмара. У меня была одна цель - доработать до пенсионного возраста. На заслуженный отдых я оформилась досрочно, в 53 года. Только благодаря своей семье, мужу Виктору я все пережила и выжила.
Уйдя на пенсию, я недолго отдыхала, тяжело было оставаться наедине с собой. В апреле 1997 года меня избрали председателем Ставропольского городского совета женщин. Я постаралась привлечь к его работе известных, авторитетных женщин Ставрополя, ярких и самобытных. Своей главной целью мы считали делать добро людям и выбрали девизом известное стихотворение поэта Андрея Дементьева:

 

«Как важно вовремя успеть

Сказать кому-то слово доброе,

Чтоб от волненья сердце дрогнуло,

Ведь всё порушить может смерть…»


Наша работа началась в тяжелые годы Чеченской войны, когда город захлёстывала волна беженцев. Разрушилась экономика, встали предприятия, появилось много бедствующих людей. Тогда мы организовали благотворительный пункт «Надежда», куда одни бесплатно отдавали вещи, другие бесплатно их брали. В год обслуживали более пяти тысяч человек.

Не без участия женсовета наладилась жизнь многих беженцев – мы помогали с трудоустройством, учёбой детей на бюджетной основе, были даже «свахами», устраивали семейную жизнь.

Проводимые в то время благотворительные акции — в Доме ребёнка, детском отделении, тубдиспансере, краевой психиатрической больнице, геронтологическом центре, родильном доме стали традиционными в работе женсовета. Многие начинания того времени прижились в нашем городе.

…Мне довелось жить в двух экономических и политических системах государственного устройства. Это нелёгкий урок, но благодаря ему я уяснила, что независимо от политики и экономики, уровня технологии, развития науки человек должен оставаться человеком. Всё проходит, но человеческие ценности, такие, как семья, любовь, верность, преданность, дружба и порядочность, остаются всегда. К познанию этого я шла всю жизнь.

Материал к публикации подготовила Тамара КОРКИНА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов