Ушёл актёр, режиссёр, учитель... Осталось его слово

Ольга Метёлкина

 

Ушёл актёр, режиссёр, учитель... Осталось его слово
Когда уходит из жизни близкий человек, болезненно сжимается сердце от того, что уже невозможно сказать ему, как важен он был для тебя. Понимаешь, что нет таких слов, которыми можно выразить отношение к нему, а тем более смягчить боль от его утраты...

Ставрополь простился с заслуженным артистом России Владимиром Гурьевым. Для многих в нашем городе он был близким человеком, учителем, мастером, с удивительным талантом — любить людей.

Сорок лет назад выпускник Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, ученик Василия Меркурьева и Ирины Мейерхольд Владимир Гурьев связал свою судьбу со ставропольской Мельпоменой. Вместе с другом, однокурсником Виктором Поморцевым, он приехал в южный провинциальный город и был принят в труппу Ставропольского драматического театра. Осязаемым символом того времени остаётся дом на улице Горького, 40, в нем когда-то было театральное общежитие — большая «воронья слободка». Лет десять назад Владимир Владимирович и Виктор Константинович взяли меня туда на экскурсию. Друзья наперебой вспоминали бытовые подробности романтического существования в актерской коммуналке, где в длинном коридоре, заставленном шипящими примусами, цинковыми корытами и детскими велосипедами, готовили обеды и легендарные мастера ставропольской сцены, и начинающие артисты.

Владимир Владимирович говорил, что с театром ему повезло и с репертуаром тоже. В нем сразу увидели характерного актера. Театралы старшего поколения наверняка помнят его графа Кавершема в спектакле «Идеальный муж», Мортимера Дорема в «Женском постоянстве», Серебрякова в постановке «Бац! - и опять промах» по чеховскому «Дяде Ване». А каким потрясающе выразительным был его Баптиста в «Укрощении строптивой»!

В. Гурьев был бесконечно благодарен судьбе за то, что она подарила ему встречу со «своим» режиссером. Актеры, бывает, всю жизнь ждут такой удачи, а Владимир Владимирович счастливым образом попал в орбиту творчества удивительного мастера — Алексея Малышева. Я вновь и вновь прослушиваю диктофонную запись, сделанную в прошлом году, накануне юбилея Алексея Александровича, где Гурьев с упоением вспоминает о совместных работах, ведь самые значительные, самые лучшие роли были созданы в спектаклях этого режиссера. Особенно дорог для него был образ политрука в пьесе Б. Васильева «В списках не значился». Роль, которую невозможно сыграть, ее надо было прожить на сцене. Владимир Владимирович сумел это сделать, да так, что зрители, не сдерживая эмоций, плакали. А потом, когда спектакль сняли из репертуара, и сам Гурьев не мог сдержать слез.

У него было удивительно чуткое отношение к хорошей литературе, к слову. В 80-е годы он создал в Ставрополе литературный театр «Собеседник», в репертуаре которого были А. Пушкин, М. Лермонтов, С. Есенин. Читал Гурьев великолепно! В фонотеке краевого радио наверняка сохранились записи созданных им радиоспектаклей.

Владимир Владимирович редко говорил о себе. Много рассказывал о коллегах, друзьях, о своих учениках. Артисты театра-студии «Слово», созданного им во Дворце детского творчества в 1993 году, стали для него не просто воспитанниками, он любил их как родных. Да и Владимир Владимирович для нескольких поколений студийцев был не просто художественным руководителем и режиссером, а настоящим Учителем, и его слово из абстрактного понятия превратилось в неповторимое явление. Многие из воспитанников театра-студии не стали профессиональными актерами. Гурьев не ставил ни перед ними, ни перед собой такой задачи. Владимир Владимирович учил ребят думать, чувствовать, идти к зрителям с обнаженным сердцем и находить искренний отклик. Я помню, как он говорил: «Мы не играем для пустышек». А ведь публика у «Слова» непростая, в основном школьники. Владимир Владимирович учил своих ребят так относиться к работе на сцене, чтобы у зрителей не возникало даже мысли нарушить целостность спектакля шелестом конфетных оберток. Как мастер и как учитель он с безграничным уважением относился к творчеству своих учеников. «Это большие труженики», - представлял режиссер своих ребят публике.

Настоящим подарком для зрителей были спектакли, в которых Владимир Владимирович сам выходил на сцену. Это придавало необычайно мощный творческий импульс всей труппе. Ребята делали невозможное, заставляя зрительный зал забывать о том, что перед ним самодеятельный коллектив, а не профессионалы. В последней актерской работе Владимир Гурьев вышел на сцену в образе настоятеля монастыря. Это был спектакль по произведениям А.П. Чехова «Ожидание счастья». Владимир Владимирович не играл, он жил, и мучительная боль, которую испытывал его герой, страдающий оттого, что ученики пойдут не той дорогой, он переживал всей душой. Вспоминая эту роль, невольно понимаешь, что это и есть творческое и духовное завещание режиссера своим студийцам...

Прощайте, Мастер! Вы оставили светлый след в наших душах!

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»