Услышьте нас, министр!

Валерий Манин
Если быть честным, то на выездное заседание комитета Государственной Думы Ставропольского края по физической культуре, спорту и делам молодежи, которое состоялось в актовом зале училища олимпийского резерва, я шел без особого желания. Хотя и опыт такой депутатской работы интересен, и повестка дня злободневная «О состоянии и перспективах развития физической культуры и спорта в Ставропольском крае», и представительство солидное – в работе участвовали трое руководителей думских комитетов и комиссий: Елена Бережная, Евгений Болховитин и Иван Ульянченко, а также заместитель министра образования края Светлана Адаменко, представитель губернатора и правительства Ставропольского края в Госдуме СК Валерий Калугин, заместитель председателя думского комитета Сергей Фоминов, а уж от приглашенных аж в глазах рябило – что ни имя, то легенда отечественного спорта. Да и без приглашения поучаствовать в заседании пришло немало именитых людей. А мой энтузиазм уменьшало то, что главным докладчиком по указанной повестке дня значился министр физической культуры и спорта Ставропольского края Николай Могилинец. Изучив за два года принципы его работы, а также получив информацию о пребывании на прежних должностях (в том числе и за пределами России), я убедился, что ни конкретного анализа состояния дел в отрасли, ни даже искренности в сообщении не будет. Увы, я не ошибся в худших своих предположениях. Более сорока минут Н. Могилинец рассказывал о достижениях ставропольского спорта, которые произошли за время его работы. Тут и три заслуженных мастера спорта, четырнадцать мастеров международного класса, более сотни подготовленных мастеров спорта, и неуклонный рост финансирования отрасли, и повышенное к ней внимание со стороны губернатора, и полтора десятка реальных кандидатов на поездку в олимпийский Пекин, и без малого два десятка борцовских ковров, выбитых из Москвы, и два микроавтобуса, приобретенных для УОР, и дополнительное финансовое обеспечение подготовки будущих олимпийцев, неуклонный рост числа занимающихся физкультурой, укрепление спортивной материально-технической базы, и благостные перспективы на будущее, в том числе получение УОР 60 миллионов на капитальный ремонт и более 20 миллионов на реконструкцию муниципальных спортсооружений, а главной задачей министерства является привлечение к регулярным занятиям физкультурой 50 процентов населения края и так далее. В общем, все это уже не раз слышано, и не раз подвергалось сомнению. Усомнились в искренности выступавшего и депутаты. Так, председатель комитета Государственной Думы Ставропольского края по безопасности, межпарламентским связям, ветеранским организациям и казачеству генерал Евгений Болховитин высказал сомнения в реальности планов по вовлечению в спортивную жизнь даже половины молодого населения края, иначе бы Ставрополье попало в Книгу рекордов Гиннесса. Не уверен он, что в крае существует юридически обоснованная целевая программа развития физкультуры и спорта, по крайней мере, ее никто не видел, в том числе и в краевой Думе. А без конкретной и обоснованной программы депутаты деньги выделять не будут. Причем Евгений Васильевич подчеркнул, что эту самую конкретику они не просят, а требуют от представителей исполнительной власти. Только на таких условиях средства будут выделяться в полном объеме. Министр не смог однозначно ответить на вопрос: почему Ставрополье во всероссийском рейтинге за последние пару лет буквально рухнуло вниз и сейчас находится на 38-м месте, позади даже Дагестана и Северной Осетии, хотя никогда не опускалось ниже 25 позиции, а в 2004 году входило в первую двадцатку спортивных регионов страны. В 2004 же году в Чебоксарах на Всероссийских сельских играх Ставропольский край был на 19-м месте, а вот в 2006 году – на 28. На Первой спартакиаде учащихся России в 2003 году ставропольцы устроились на 34-м месте, но уже спустя два года на Второй спартакиаде поднялись на 25-е, как говорится, положительная тенденция просматривалась ясно, но уже в 2007 году на Третьей спартакиаде Ставропольский край оказался аж на 37-м месте! Николай Николаевич что-то рассказал о грандиозной перестройке принципов управления отраслью, мол, преобразовывались мы в министерство, и было не до спорта. Но зачем нужна эта перестройка, если она дает отрицательный результат? Не смог однозначно ответить министр и на вопрос, почему более полутора миллионов рублей (при нашем-то нищенском спортивном бюджете) было отправлено на содержание какой-то уральской ватерпольной команды, которая, к сведению, даже не доиграв чемпионат, исчезла со спортивного небосклона. Объяснил он эту несуразицу тем, что начальник Ставропольского СКА СКВО Роман Марков якобы еще до его вступления в должность вышел с предложением о финансировании этого клуба, а он только реализовал эту просьбу. Ну не мог отказать, и все! Доверился коллеге по армии, а тот подвел. А кто будет возвращать потраченные впустую средства? Ведь счет идет на миллионы!? Тишина. Более того, прозвучало, что и на следующий, 2008 год Могилинцом якобы запланировано на реанимацию этой же безвременно усопшей команды опять 1,7 миллиона из спортивного бюджета края! Министр эту цифру не прокомментировал… Правда, уточнил, что в этом году на водное поло, о котором на Ставрополье и слыхом не слыхивали, потрачено не 1 миллион 660 тысяч, а на сто с лишним тысяч меньше. При этом как-то незамеченной прошла информация, что «экономия случилась» по ходатайству того самого Р. Маркова, на которого Н. Могилинец ссылается как на змея-искусителя, понявшего, что с водным поло вариант не получился и попросившего прекратить давать деньги в никуда. Позже, когда выступала заместитель директора УОР Светлана Шестакова, вдруг выяснилось, что тех двух микроавтобусов, коими хвастался министр, в училище пока не видели. Никак не объяснил Н. Могилинец и кадровую чехарду в его ведомстве. Где это видано, чтобы за два года сменилось пять заместителей министра и сейчас эта должность вакантна! Да что там замминистра! За время правления Могилинца, по информации С. Шестаковой, в училище сменилось СЕМЬ директоров. Причем последний, как говорят, житель Уфы, назначен за несколько часов до вышеназванного заседания. Впрочем, как сказала та же С. Шестакова, после ухода многолетнего директора знаменитого Александра Гребенюка коллектив привык работать самостоятельно и совершенно не потерял своего высокого потенциала. Скажем, в 2005 году в различные сборные страны входило 25 учащихся УОР, а в прошлом – на шесть больше. В то же время, во многом из-за директорской чехарды, нарушен темп ремонта училища, катастрофическими темпами ветшает материально-техническая база, не хватает даже элементарной мебели в общежитии элитного по своей сути учебного заведения. Из-за проблем с санитарным и противопожарным состоянием вообще реальна угроза закрытия УОР! А депутатам рассказывают о возведенном футбольном поле (к сведению, средства на его строительство были выбиты предшественником Могилинца, а сам синтетический ковер появился во многом благодаря энергии и личным связям мастера спорта Федора Гаглоева, попавшего в немилость министру), но об их роли Николай Николаевич почему-то нигде не упоминает. Министр неоднократно хвастался возведением на территории УОР ледового катка. Но на заседании прозвучала им никак не прокомментированная информация, что этот каток, как и еще несколько аналогичных, которые должны появиться на Ставрополье, построены в порядке благотворительности партией «Единая Россия». Ставрополю срочно необходим легкоатлетический манеж даже самого простейшего вида, уже давно требуется современный Дворец спорта по игровым видам. А нам настойчиво пытаются навязать Дворец спорта по зимним видам. При этом не берется в расчет, что он намного дороже обычного Дворца спорта, что у нас нет ни традиций, ни специалистов по зимним видам, что содержание такого сооружения, по данным, прозвучавшим на этом форуме, составляет ОДИН МИЛЛИОН РУБЛЕЙ В СУТКИ! Скажите, кто может взвалить на себя такую ношу в городе? А главное, для чего? Никакого ответа на эти вопросы не последовало. Не смог Н. Могилинец дать четкий ответ на вопрос известного тренера Владимира Семенюка, почему он не выполнил своего, данного в этом же зале, обещания до конца 2007 года предоставить квартиру самой титулованной ставропольской спортсменке последних лет Ирине Синецкой. Он начал говорить что-то о законе по поддержке спортсменов, который якобы связал ему руки. Но, во-первых, тот вариант закона был принят по предложению самого Могилинца. Во-вторых, еще до вступления того самого ущербного закона в силу руководство Ставрополя предлагало министру на паритетных началах обеспечить жильем трехкратную чемпионку мира. Но инициатива поддержки не нашла. Более того, еще 6 декабря Госдума СК по своей инициативе внесла добавления в закон, который теперь дает министру и юридическое право (хотя кто бы его упрекнул и ранее за благое нарушение плохого закона?) помочь знаменитой спортсменке. Но об этом, судя по всему, Могилинец узнал только на заседании думского комитета. И сообщение начальника управления физической культуры и спорта администрации Ставрополя Александра Козлова, что еще летом его руководством в министерство было послано официальное письмо с предложением выкупить квартиру для Синецкой за половину ее стоимости, осталась без комментария. Впрочем, ни один более или менее конкретный вопрос не получил такого же конкретного ответа. На мой взгляд, это говорит о том, что Н. Могилинец так и не услышал ни голоса депутатов, ни голоса спортивной общественности. Справедливости ради следует отметить, что известный в прошлом спортсмен Владимир Русин попытался доказать, что действия министра могут дать позитивные результаты, но его одинокий голос потонул в дружном хоре остальных присутствующих, которые явно более критически оценивали двухлетнюю деятельность Н. Могилинца. Это не вселяет оптимизма в консолидацию всех спортивных сил на Ставрополье, к которому призывала и олимпийская чемпионка Е. Бережная, и заслуженный работник физической культуры России В. Криунов. А без этого, как известно, прогресс весьма проблематичен…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов