В гарантийном ремонте отказано…

Лариса Денежная

Наталье Петровне В. не повезло с сотовым телефоном «Pantech». Уже через неделю после покупки что-то непонятное стало происходить с картой памяти. На дисплее появлялись предупреждения: «Сбой установки карты памяти», «Внешняя память не найдена» и прочее. Наталья Петровна не стала обращаться в магазин: ей очень приглянулся телефон. Да и после извлечения флэш-карты «грозные» надписи не появлялись. Но через три месяца телефон перестал держать сеть.

Наталья Петровна сдала аппарат в авторизованный сервисный центр. Заключение мастера, проводившего его диагностику, стало для женщины полной неожиданностью: «На плате телефона присутствуют следы посторонней пайки (неавторизованное вмешательство)». На этом основании гарантийному ремонту аппарат не подлежит.

Какая пайка? Какой несанкционированный доступ? Наталья Петровна обращается в магазин с письменной претензией о расторжении договора купли-продажи. Указывает, что ей продали телефон, в котором устранялся недостаток, о чем продавцы не предупредили. А вскоре пришел ответ. Рекламный менеджер сети салонов сотовой связи сообщал: В. продали новый телефон, о чем свидетельствует и установленный гарантийный срок – 1 год, на бэушные же аппараты – всего полгода. Да и сервисный центр при диагностике установил следы посторонней пайки. То есть дефект появился после продажи товара и не по вине продавца. Потому В. и отказано в бесплатном гарантийном ремонте.

Наталья Петровна обращается в мировой суд. В исковом заявлении требует расторгнуть договор купли-продажи. Указывает, что на отрывных гарантийных талонах не заполнен серийный номер телефона, неправильно указана дата продажи: 14 ноября вместо 14 декабря. «Возможно, это и является свидетельством того, что телефон начали эксплуатировать или продали месяцем раньше», - завила она в суде. На что представитель ответчика парировал: «Продавец ошибочно поставил другую дату». И вообще, Наталья Петровна сама виновата, нужно было еще при покупке осмотреть телефон.

«Каким образом? Да и что я в этом понимаю? При покупке аппарат был целенький и работал!» - возразила Наталья Петровна. Позже представитель сервисного центра подтвердил в суде, что неспециалисту невозможно определить, вскрывался телефонный аппарат или нет. Но следы несанкционированной пайки – факт очевидный. Вот только кто ее «автор»?

Вопрос, на который нет ответа.

У Натальи Петровны – своя правда. Вот фрагмент ее выступления в суде:

- Совершенно абсурдно было бы предположить, что я, имея гарантию квалифицированного ремонта в авторизованном сервисном центре, не имея знаний и опыта, никогда прежде не державшая в руках паяльник, стала бы тратить свое время и деньги на то, чтобы самостоятельно пытаться отремонтировать телефон или в неспециализированной мастерской. То есть заведомо иметь риск остаться с неисправным аппаратом и потерять гарантию. Подобные действия противоречили бы моим, и только моим интересам. Для их совершения у меня нет и не было ни мотивов, ни материальной заинтересованности.

Я не имела возможности выявить и удостовериться в том, что покупаемый мной телефон имеет дефекты и не вскрывался, не имела возможности отвести от себя подозрения в будущем. Однако, имея такую возможность, и в подобном случае доказать вину покупателя, сделать этот факт очевидным и бесспорным, ни производитель, ни продавец не воспользовались ею: согласно существующей в нашей стране практике не опломбировали и не опечатали продаваемое изделие. Что теперь, по сути, влечет за собой отказ в гарантийном обслуживании и от возмещения стоимости неисправного товара… Считаю себя добросовестным покупателем и пользователем. Обратное не верно! И никем не доказано. Имеются лишь несправедливые и необоснованные обвинения продавца…

У Натальи Петровны нет других доказательств своей невиновности. Но с ее аргументами нельзя не согласиться. Увы, но никто из покупателей также не застрахован от подобных ситуаций. Сотовые телефоны производитель не пломбирует, на них нет гарантийных стикеров. На некоторых моделях есть разве что защитная пленка на экране. Конечно, одно дело, когда вам продают аппарат в упаковке с наклейкой, которая вскрывается при покупке. И совсем другое – когда вы покупаете телефон с витрины. Лично я острегаюсь приобретения «витринных» и «последних» образцов.

Обнаружить при покупке «постороннее вмешательство» в телефон, как вы поняли, неискушенному покупателю крайне сложно. Правда, этот самый «несанкционированный доступ» иногда можно определить по некоторым признакам. При вскрытии некоторых моделей телефонов повреждаются болты (они располагаются под аккумулятором), их участки как бы «слизаны». Увидеть это можно разве что под лупой. Неплохо бы ею вооружиться во время похода в магазин. Кроме того, некоторые производители размещают на своих сайтах информацию о телефонах, побывавших в ремонте, с указанием их серийного номера.

А вообще, если появилась в товаре хоть какая-то неисправность, лучше сразу обращаться к продавцам. Тогда легче доказать свою невиновность. Да и продавцам будет трудно упрекнуть вас в небрежной эксплуатации товара. К тому же в течение 15 дней после покупки вы можете обменять или вернуть обратно товар при любом дефекте.

Судебные разбирательства по этому делу еще не закончены. Какое решение вынесет суд – неизвестно. Одно можно сказать: покупка товаров у нас – что игра в русскую рулетку. Или повезет, или нет.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов