В июле наступает час «Х»

Наталья Ардалина

Ожидается, что через месяц с алкогольного рынка региона уйдет вся потребкооперация, а ставропольские производители спирта и водки, которым трудно тягаться с крупными «игроками» в этой сфере деятельности, рискуют превратиться в нелегалов.

Закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции» (ФЗ №102) вступил в силу с начала этого года. Отныне на продажу и производство алкоголя накладывается несколько ограничений – как оправданных, так и не вполне целесообразных, с точки зрения предпринимателей и производителей продукции. Так, с 1 июля ограничения по сумме уставного капитала для розницы устанавливают сами регионы. Минэкономразвития края на днях представит законопроект, в котором будет указан минимальный размер уставного капитала для розничных продавцов алкоголя. До сих пор была известна только граница максимума для всех регионов ­ по новому законодательству он должен быть не выше одного миллиона рублей. По словам председателя краевого комитета по лицензированию отдельных видов деятельности Сергея Харитонова, границы минимума предлагалось установить в размере от десяти тысяч до миллиона рублей. Пока, с учетом мнения предпринимателей, наиболее реальной выглядит сумма в 200 тысяч рублей. Еще один «плюс» закона в том, что регионы установят дополнительные ограничения на продажу продукции «выше 15 градусов». Таким образом, учет поступивших и проданных декалитров, несомненно, снизит возможность проникновения «левого» товара. В конце прошлого года на совещании Госдумы края, посвященном проблеме наполнения бюджета от продажи и производства алкогольной продукции (из 13 регионов ЮФО Ставрополье занимает шестое место по сбору алкогольных акцизов), назывался огромный разрыв в отчетности. Так, розница реализовала примерно на 800 тысяч декалитров продукции больше, чем опт (из которого и получает товар розница). Откуда в розничной сети взялись лишние литры, да еще столько, никому неизвестно.

Но меры против оборота нелегальной продукции хороши только для крупных промышленных городов. В селе все выглядит иначе. По мнению организаторов розничной торговли, на аграрном Ставрополье закон будет действовать с точностью «до наоборот» и не оправдает надежд его разработчиков. Власти региона готовятся к серьезным проблемам на потребительском рынке ­ сокращению сбора доходной части бюджета от акцизных сборов и, как ни странно, к росту оборота нелегальной водки. По новому закону с июля этого года горячительные напитки в розницу могут продавать только юридические лица. Это значит, что все индивидуальные предприниматели, торгующие «градусами», должны перерегистрировать свои предприятия в юрлица.

Тяжесть закона для малого и среднего бизнеса в крае попытались сгладить. По поручению краевого правительства комитет по лицензированию с февраля упростил порядок получения лицензий и ощутимо сократил бюрократизм. Теперь для получения лицензии достаточно представить учредительные документы, сведения из органа местного самоуправления и заключение санэпиднадзора. Сокращение перечня требований проходило на основе анкетирования: ставропольские предприниматели считают, что слишком дорого им обходятся заключения вневедомственной охраны, противопожарной службы и справки из налоговой инспекции. Так что пожарная безопасность и охранная сигнализация останутся в виде лицензионных требований. Упрощение процедуры получения лицензий с благодарностью встретили во всех городских ООО и ОАО края.

Окончание на 3­й стр.

Начало на 1­й стр.

А вот индивидуальные предприниматели из сельской местности грозятся организовать акции протеста, потому что их лишают источника существования. Селян, которые в своих лавочках продают целый ряд товаров, а самую существенную прибыль получают от легального оборота алкоголя, не радует упрощенный порядок получения лицензии. Ведь разрешение они все равно не смогут получить потому, что добиться статуса юрлица им просто не под силу. Ситуация грозит серьезным социальным кризисом. По данным Сергея Харитонова, пока всего пять процентов мелких предпринимателей края, имеющих лицензии на продажу крепких напитков в розницу, перерегистрировались в юридическое лицо. Получается, что лицензий сразу лишатся более двух тысяч сельских предпринимателей

­ Ситуация складывается хуже самых пессимистичных прогнозов комитета. Без лицензий останутся от 50 до 60 процентов предпринимателей, каждый из которых предоставлял рабочие места местным жителям, ­ говорит Харитонов. ­ По самым грубым подсчетам, в селах без работы останутся около десяти тысяч человек. К сожалению, закон не предусматривает защиты потребкооперации, широко распространенной в сельской местности. Вне закона на алкогольном рынке окажутся 500 потребительских кооперативов, не соответствующих требованиям по сумме уставного капитала. Дело в том, что они вообще не могут его иметь ­ там совсем другая форма собственности: паевой или складочный капитал. По закону о потребительской кооперации, который никто не отменял, пайщики сами определяют вступительный и паевой взносы.

После вступления в силу требований 102­го закона на Ставрополье ожидают такой же реакции, как и на закон о монетизации льгот. К слову, гибель на алкогольном рынке потребкооперации особенно выгодна «теневикам», активно продвигающим свой товар в сельской местности. Существуют опасения, что после запрещения продажи легального алкоголя люди в еще больших объемах будут приобретать его у нелегалов или гнать самогон. Селу угрожает засилье «левой» водки. К тому же по новому закону происходит нарушение прав предпринимателей, лицензии которым выданы до 2007 ­ 2008 годов.

Между тем глава администрации одного из районов Ставрополья, обратившийся в начале мая к депутатам краевой Думы за законодательной инициативой, получил отказ. Главе объяснили, что индивидуальные предприниматели однозначно лишаются права на продажу алкоголя в розницу, а обращение в ГДРФ о сохранении их прав нецелесообразно, поскольку с этим вопросом уже обращались депутаты Рязанской областной Думы. В Госдуме России рязанский законопроект был снят с рассмотрения и возвращен авторам законодательной инициативы.

Еще одно опасение – в регионе могут быть серьезные проблемы и с легальным производством крепких напитков. По новому ФЗ­№ 102 вся алкогольная продукция должна выпускаться с федеральными специальными марками для российских производителей и акцизными ­ для импорта. Чтобы их получить, необходимо подготовить восемь видов документов и заплатить 1300 рублей за каждую тысячу марок. При этом оплаченные заранее марки в расчет не принимаются.

­ Настоящая беда еще впереди, ­ считает начальник отдела координации развития пищевой промышленности министерства сельского хозяйства края Николай Мищенко. ­ С июля законом предусмотрен тотальный государственный контроль. С марок должно считываться 15 видов обязательной информации на каждый конкретный вид продукции и передаваться в единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС), в федеральную налоговую службу России. На приобретение технических средств фиксации и передачи информации в ЕГАИС предприятия потратили от 300 тысяч до полумиллиона рублей. Но оборудование пришлось устанавливать при несуществующем порядке предоставления программных средств производителям. Не разработан он и до сих пор, а значит, марки и ЕГАИС пока невозможно задействовать в полной мере, как того требует закон. Еще в марте нынешнего года налоговики предупредили руководство
спиртзаводов, которым вообще требуется особый порядок считывания информации, что с 1 июля не имеющие возможностей тотального госконтроля предприятия будут останавливать.

И, наконец, до начала июля владельцы лицензий на оптовую поставку и производство вина и крепких напитков должны переоформить лицензии и доплатить за них от 250 тысяч до трех миллионов рублей. Барьером становится размер уставного капитала, который раньше не ограничивался. Теперь это должна быть сумма от 10 миллионов рублей для спиртзаводов до 50 миллионов рублей ­ для производителей водки и коньяка, а это значит, что производить и продавать крепкие напитки оптом смогут только крупные предприятия. Игра не по правилам, ведь на Ставрополье все 14 производителей высокоградусной продукции не в состоянии выполнить столь серьезные финансовые требования.

Из­за переоформления марок, лицензий и прочих нововведений на Ставрополье производство легального спирта в первом квартале нынешнего года сократилось наполовину. По данным, предоставленным министерством сельского хозяйства, с января по март предприятия не произвели ни одной бутылки водки, а производство вина упало до 20 процентов от прошлогодних объемов. В июле из­за отсутствия возможности полноценной работы в ЕГАИС заводы опять могут остановиться. Если задуманная форма госконтроля через месяц так и не станет реальностью, то вся законно произведенная в крае спиртоводочная продукция попадет в разряд нелегальной. Как говорят специалисты, закон, направленный на исключение контрафакта, пока слишком «сырой», потому и стал «сухим» в отношении легальных участников рынка.

Ольга Токмакова,

«Российская газета», специально

для «Вечернего Ставрополя».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов