В парадном расчете

Сергей Гаврилюк

Прошлогодний День Победы я встретил в Геленджике в составе парадного расчета. Мальчишкой всегда восхищался московским парадом, и вот я сам чеканю шаг на площади. Пусть и маленькой, пусть в курортном городе, а не в столице.

Для меня это ярчайшее воспоминание из армии. Почему бы в День Победы не рассказать именно о нем?

Поем молодцевато, шаг чеканим!

С конца апреля часть активно готовилась к празднику. Ротный собрал нас на центральном проходе.

- Товарищи солдаты, приближается День Победы, мы участвуем. Чтобы в грязь лицом не ударить, нужно приводить в порядок строевую подготовку. Контрактники, вы там не расслабляйтесь, это и вас касается, пойдете в парадной «коробке» с офицерами. Часть из вас задействуем для театральной постановки с самолетом.

С этих слов и начинаются воспоминания о моем участии в параде. Мы должны были не только достойно выйти на параде, но и эффектно дойти до площади, с песней и выправкой. Для этого нас несколько недель перед парадом гоняли как сидоровых коз. Каждый день после утреннего развода командир части перестраивал офицеров и солдат в два отдельных строя, и мы наворачивали круги на плацу под песни.

Командование отобрало несколько хороших номеров: песни «Десятый батальон», «Герои былых времен», «Катюша» и, конечно же, «День Победы». Контрактники и офицеры разучивали песни дома, нас же, срочников, для этого каждый вечер собирал старшина. Сначала пели сидя, затем стоя, переходили на марш. Снаружи было ощущение, что в казарме завелся огромный поющий слон. Самые голосистые выходили вперед без листов с текстом, на них ориентировались остальные. Продолжалось всё это на вечерних прогулках. Горластых ставили по краям строя. Старшина наставлял:

- Мужики, поем громко, молодцевато, чтобы на горе было слышно.

Не знаю, было ли нас слышно на горе, но «Десятый батальон» у нас выходил просто шикарно. А вот с «Героями былых времен» и «Днем Победы» были сложности. Не сразу поняли, как петь так, чтобы не сбиваться и «не терять ногу». В итоге занимались сами на выходных, когда командования не было. Так, например, вышло с «Днем Победы».

Утром воскресенья мы решили повременить с фильмами и отдыхом. Я знал наизусть текст и мелодию, так что перед строем поставили меня. Под уже припекающим солнцем мы наворачивали круги, запоминая, какой слог попадает под левую ногу, когда делать паузы или, наоборот, петь дальше.

- Все-таки что-то не то, всё классно, но паузы длинные слишком, - сказал Паша, когда мы остановились.

- А может, не тянуть её, а сразу петь дальше? - Гросс вышел и пропел несколько строчек. - Можем попробовать сразу после правой петь. Пауза короче выходит, но получается нормально, следующий куплет как раз будет в ногу.

- Давайте попробуем. Гросс, идете с Гаврилой впереди, поете, строй повторяет. Эй, в середине строя, уберите листы, текст уже давно надо было выучить. Шагом ма-арш! - Паша дал команду, строй двинулся.

Через пару кругов останавливаемся снова. Что-то опять не так.

- Не, все равно как-то не звучит. Не знаю даже, как объяснить. Ну не звучит.

- Да нормально все, Рыжий.

- Не, Паш, что-то не так.

- Рыжий, ты скажи нормально. Пацаны сказали, вышли, показали. Выходи ты тоже и показывай.

Все же к понедельнику срочники были готовы, через споры мы все-таки отрепетировали несколько песен. Командир части снова перестроил нас в две «коробки». Офицеры и контрактники шли впереди, следом за ними солдаты. Как и полагается, первый блин комом. Первый раз товарищи солдаты спели слишком громко — офицеров не было слышно; второй раз слишком тихо — слышно не было вообще никого. Недели хватило, чтобы этот баланс выровнять.

Солдат должен выглядеть идеально!

Репетиции на самой площади начались за неделю до парада. Нас подвозили к кинотеатру «Буревестник», и уже оттуда мы тренировались строем выходить и занимать свои квадраты. Первой шла наша часть, следом десантники из Новороссийска, дальше выстраивались полицейские, казаки и курсанты. Все это делалось под музыку оркестра, который все время одалживал большой барабан у нас.

С этим барабаном вообще отдельная история. Дают команду «Марш!», мы идем с левой ноги, барабанщик играет под правую. Весь парадный расчет начинает семенить: нужно попадать левой ногой под удары, чтобы было правильно. В итоге после репетиций и матов от взводных мы только обреченно вздыхали, когда оркестр начинал играть. Сразу за нами стоял полковник ВДВ, который вел свою часть. Однажды, услышав наш шепот, он улыбнулся и вполголоса добавил:

- Не парьтесь, малые, все в поряде. Это оркестр странный какой-то, мимо кассы всё. В итоге всё равно ж пропустим удар.

Одними песнями и строевой не блеснешь. Нужен был красивый внешний вид… А у нас эти ужасные выцветшие кепки. Когда после очередной репетиции мы вернулись в часть, старшина выдал нам новые береты. До вечера мы должны были привести их в порядок: придать форму, отбить, побрить. Сделать это хорошо мог только Макс, который учился в «кадетке». Он намочил берет и стал разглаживать. Надев на голову, сделал аккуратную каемочку, которая плавно переходила на правый бок. За какой-нибудь «Сникерс» или рулет он вместе с парой ребят отбил береты половине роты. Вечером практически у всех они были одинаковые. Мы построились на центральном проходе, старшина пошел проверять.

- Вы че, дембеля тут что ли? Что это за каемка? Зачем место для кокарды так утопили? Вот будете уходить, тогда и сделаете, как вам нравится. А пока не надо самодеятельности. Зоркин, иди сюда. - Зоркин вышел из строя . - Чтобы у всех береты были отбиты так же.

То есть обыкновенно, без каемок. Хотя те, что сделал Макс, смотрелись намного лучше. Утром мы уже стояли как на подбор, довольный старшина расплылся в улыбке до ушей:

- Вот теперь орлы. Сейчас к врагам пошлем, от одного вида сдадутся. Красавцы. Осталось только с карманами разобраться. - Он прошел по строю и похлопал по карманам на штанах.

- Карманы эти на ногах зашейте на фиг и ничего в них не носите. Они дурацкие, из-за них вы как будто в галифе. И все уголки на форме разгладить, пришить, чтобы ничего не торчало. Спереди солдат вообще должен выглядеть идеально... Ну а сзади уже как получится.

И ещё один вечер мы приводили в порядок форму. Я прострочил все карманы, буквально намертво зашил всё, что хоть как-то оттопыривалось. Впервые нам даже разрешили ушить на время форму, чтобы не сидела мешком.

В запасе оставалась пара дней до 9 Мая. Под палящим солнцем мы уже собирались в беретах и с автоматами. Строевой шаг отрабатывали в парах и четверках. Отдельными шеренгами шли строевым от казармы до КПП и обратно. Так же делали, формируя небольшой строй в колонну по два. Когда по отдельности получалось близко к идеалу, мы строились все вместе. Доходило до того, что командир части сам проводил тренировку. Логично: он командует парадом, его часть должна быть лучшей.

Видел настоящих бойцов

Долгожданный день наступил. На торжественном разводе перед парадом командир зачитал приказ о поощрении военнослужащих и присвоил воинские звания солдатам, в том числе и некоему рядовому Гаврилюку, автору этих строк… Затем вся часть выдвинулась в город. Как и задумывалось, всех нас высадили в нескольких сотнях метров от набережной, куда мы должны были идти с песнями.

Выстроились две «коробки»: офицеры и контрактники, следом солдаты. Разделяли нас наши барабанщики. Когда бой барабанов раздался на всю улицу, в домах открыли окна, а прохожие достали телефоны. Мы запели.

- «Здесь птицы не поют, деревья не растут...»

- Глянь, глянь, солдаты поют.

Между ударами барабанов раздавались щелчки затворов. Тут-то мы и поняли, что ради этого стоило несколько недель попариться под солнцем на плацу. Любому парню приятно поймать восхищенный взгляд девушки. А девушек было много. Очень много.

Подходя к набережной, мы затянули «Катюшу». Тут уже к нам подключились все - участники парада и прохожие...

Мы вышли на исходную возле «Буревестника». За нами выстроилась часть из Новороссийска, следом были полицейские, курсанты и казаки. Военный оркестр снова одолжил у нас большой барабан и ушел вперед. Через несколько минут весь парадный расчет должен были выйти на площадь. Тут уже само понимание важности момента вытянуло нас по струнке. Мы сделали первый шаг и дальше шли под ритм ударных. Глаза уже не ловили взгляды прохожих, мы смотрели только вперед. На площади парадные «коробки» выстроились на своих квадратах. На центр площади вышел наш начальник штаба:

- Парад! Равняйсь! Под Знамя Победы и Государственный флаг Российской Федерации смирно! Равнение на-пра-во!

Вышли наши офицеры. Знамя Победы нёс наш замполит. Понимая, что ведут парад наши командиры, мы старались делать всё, чтобы выглядеть достойно. Мы чеканили шаг, автоматы к нам словно приросли, мы одновременно старались приложить руку к цевью. И даже одновременно косякнули. Когда доиграл Гимн России, мы опустили руки. Хотя не должны были, об этом же нам говорили на репетициях, потому что следом включили Гимн Кубани. Вся первая шеренга с каменным лицом, гордо глядя вперед, ме-едленно вернула левую руку на цевье:

- Не-не, все нормально, это не мы протормозили. Просто так задумывалось.

Главное, делать все с каменным лицом.

Завершался парад эффектным номером от нашей войсковой части: постановкой с самолетом. Для этого задействовали настоящий самолет «ночных ведьм», По-2, или У-2. В колонках раздались взрывы и женские голоса. Наши контрактники выкатили вручную самолет на центр площади. Раненую девушку вытащили из кабины, несколько человек прикрывали ее от пуль противника. Коротенький и довольно простой номер. Но очень сильный. Раненая девушка крикнула:

- Ребята, мы смогли, база взорвана!

И заиграл «День Победы». Припев пел весь парадный расчет. Правда, нас для этого заранее записали, и эту же запись пустили на параде. Нам оставалось только подпевать. Такой вот маленький секрет.

Мы повернулись налево, предстояло пройти торжественным маршем. По команде ротного мы начали движение. Проходя мимо ветеранов, мы перешли на четкий строевой шаг.

-Счёт! - дал команду ротный.

-И-и! Раз! - Рука на цевье, голова отвернута налево, шаг в шаг. Идем до конца площади.

- Счёт!

-И-и! Два! - Походный шаг. Рота проходит через «коридор» из аплодирующих зрителей. Нас фотографируют. Кто-то выкрикивает: «Слава русским солдатам!». Не нам, конечно, мы всего лишь парадный расчет. Но в нашем лице они видят защиту. Возле мемориала мы останавливаемся. К нам подходит старшина в парадной форме, с сыном на руках.

- Старшина, мы нормально прошли? Мы просто со стороны не видели.

- Я сегодня увидел настоящих бойцов, - старшина улыбнулся нам и похлопал по плечу нескольких парней с краю. - Горжусь.

Геленджик

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Россия»