В прошлой жизни улица Розы Люксембург была Грязной

Ольга Метёлкина
Ежедневно проходя знакомой дорогой, называя заученные до автоматизма адреса, вряд ли кто-то задумывается над тем, почему улица называется именно так, а не как-нибудь иначе…

По большому счету, по названиям улиц можно изучать историю нашего государства (в основном нового времени). Возьмите на досуге карту Ставрополя и попробуйте проанализировать наименования улиц. Результаты маленького исследования покажут, что подавляющее большинство их названы в честь исторических деятелей, революционеров, героев гражданской и Великой Отечественной войн, а также политических деятелей разных времен и народов, писателей и композиторов. За ними по численности следуют географические «имена» местного и общероссийского масштаба. На третьем месте в рейтинге популярности – сезонно-ботанические…

Названия как названия: почти в каждом российском городе есть улицы Ленина, Дзержинского или какой-нибудь годовщины Великого Октября. Идеологический подход в советской топонимике был такой же приметой времени, как постижение законов научного коммунизма в вузовских аудиториях. В годы перестройки велись ожесточенные споры о переименовании улиц, о возвращении им исторических названий. Пример, как обычно, показали российские столицы Москва и Ленинград. На периферии процесс пошел не так активно. В Ставрополе названия улиц остались без изменений. Это можно объяснить по-разному: и тем, что наш край в то время входил в так называемый «красный пояс», и тем, что смена имени влечет за собой весьма затратные процедуры по корректировке адресов, вывесок, табличек, штампов и печатей, - одним словом, дешевле жить по-старому.

Вот и получается, что главная магистраль города, исторический тракт, который помнит еще Пушкина, Лермонтова, Грибоедова и декабристов, носит имя немецкого философа, отца исторического материализма Карла Маркса. В ставропольском краеведении есть материалы, подтверждающие то, что проспект менял название, по меньшей мере, 12 раз. В разные времена был он то Главной улицей, то Красной, то Большой Черкасской, то Большой Тифлисской, то Большой Московской, то Николаевским проспектом, то проспектом Сталина... Сам собой напрашивается вопрос: «Чем так угодил Ставрополю создатель марксизма, что его именем названа главная магистраль города?». Должно быть, после разоблачения культа личности И. Сталина пришлось так спешно «выметать» следы «отца народов», что не нашлось времени придумать более оригинальное название для главного проспекта города.

Остается только подивиться устойчивости краевого центра в желании сохранять советские традиции в топонимике. Ведь даже в период повсеместного свержения «идеологических идолов», захлестнувшего постсоветское пространство, никто не решился переименовать улицы Ленина, Дзержинского, Свердлова, Ворошилова.

Если отправиться в «путешествие» по картам провинциальных городов СССР 30 – 70-е годов XX века, то можно заметить одну интересную особенность: самобытные названия, напоминающие о том, что здесь когда-то проходили тракты государственного значения, жили кузнецы и бондари, обитали местные купцы-меценаты, заменены стандартным набором «политически благонадежных» или нейтральных наименований. Попав в незнакомый город, можно было с уверенность сказать, что в нем есть Октябрьский проспект или улица

1 Мая, наверняка имеются улицы Пушкина, Тургенева или Толстого (даже если классики не имели никакого отношения к населенному пункту). Это явление было одним из признаков провинциальности. После перестройки ситуация изменилась.

Не так давно мне удалось побывать в Новгороде Великом. Там невольно обращаешь внимание на названия улиц в исторической части города: Стратилатовская, Рогатица, Людогощая, Федоровский ручей… Наименования, жившие вместе с новгородцами веками. Мы не можем претендовать на славу центра древнерусской республики, но, меж тем, и в Ставрополе было немало улиц с оригинальными, «говорящими» именами. Желобовская - по названию речки (сейчас это улица Московская). Волобуевская - по фамилии местного купеческого рода (сегодня – переулок Красина, названный в честь выдающегося советского дипломата и государственного деятеля, ставшего особенно широко известным благодаря легендарному ледоколу, носящему его имя). На Гимназической располагалась одна из первых на Северном Кавказе классических гимназий, теперь она носит имя большевистского деятеля Михаила Морозова. Была в дореволюционном провинциальном Ставрополе улица Театральная (ныне - проспект Октябрьской революции от Дзержинского до Советской). В городе гордились тем, что именно здесь открылся первый на Северном Кавказе русский драматический театр с постоянной труппой. В этом году мы будем отмечать его 160-летие. Театр у нас есть, а вот улицы Театральной – нет. Городская магистраль, на которую смотрит колоннада с парадным входом в храм Мельпомены, почему-то носит псевдоним пламенного революционера Федора Сергеева, лучше известного по партийной кличке Артем. Федор Андреевич был наверняка достойным человеком, но к Ставрополю никакого отношения не имел…

Месяц назад жители Твери собрали более тысячи подписей под обращением в городскую Думу с предложением вернуть улицам

С. Перовской, А. Желябова, С. Халтурина, З. Коноплянниковой, А. Ульянова их исторические названия. Главный аргумент - улицы не должны носить имена террористов, даже если те жили сто лет назад.

Кстати, в Ставрополе тоже есть Желябовский проезд и переулок Халтурина. И, наверное, немногие жители улицы Фроленко знают, что Михаил Федорович стал почетным гражданином нашего города не потому, что в свое время окончил местную Александровскую гимназию, а поскольку был народовольцем, участвовавшим в двух покушениях на Александра II, пострадавшим от царского режима.

Время от времени в редакцию обращаются горожане, которые считают необходимым вернуть всем улицам города исторические названия: например, Комсомольскую сделать снова Барятинской, Советскую - Нестеровской, Октябрьскую - 1-й Монастырской. В этих предложениях есть определенный смысл. Другое дело, стоит ли ставить вопрос так глобально. Ведь были в биографии Ставрополя названия улиц, которые не стоило бы возвращать, в основном, по соображениям благозвучности и исторической актуальности. Кладбищенская (она же – Грязная и Варваринская, а ныне – Р. Люксембург), Жандармская (Мира вниз от Маршала Жукова), Полицейский переулок (теперь - Ставропольская), Острожная (пешеходная зона проспекта Октябрьской революции)… Названия исторически «верные», но уже «отработавшие» свое.

Возвращаясь к вопросу исторической справедливости, как не вспомнить имена достойных граждан нашего города, чьи судьбы были связаны со Ставрополем: Юлия Вревская и Римма Иванова, Василий Беневский и Григорий Прозрителев, Дмитрий Сургучев и Георгий Праве… Список можно продолжать. Недавно, правда, порадовала информация, которой поделились в Ставропольском обществе охраны памятников истории и культуры: возможно в скором времени в городе появится новая улица, которая будет названа в честь нашей героической землячки, командира женского авиаполка Евдокии Бершанской.

Любое переименование или возвращение исторических названий улицам влечет за собой значительные финансовые траты. Ладно, если улица короткая (как бывшая Коминтерна), а если такая, как Дзержинского… Вот и получается, что использование политически отживших названий – вопрос, скорее, не принципиальный, а экономический. Хотя лично меня, как жителя Ставрополя, устроил бы временный компромиссный вариант: установить на исторических улицах города таблички, на которых будут перечислены их старые названия. Затраты не столь уж велики, зато уважения к прошлому и себе самим прибавится.

P.S. Уважаемые читатели, если у вас есть желание высказать свое мнение по обозначенной теме, редакции будет интересно узнать его.

helga_met@vechorka.ru

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов