В пятницу, тринадцатого…

Наталья Буняева

С чем только не приходится сталкиваться журналисту на нелегкой своей работе! И пожары, и наводнения, и происшествия всевозможные. Но это выбилось из привычного ряда событий: в пятницу, 13 октября, на заброшенном старом кладбище, что притулилось на Мамайке, из земли вылез гроб! Вот и не верь в приметы и ужасы!

Все началось со звонка в сан­эпидемстанцию. В тот день, в 12 часов, позвонил мужчина и рассказал, что был на кладбище и видел, что из одной могилы торчит кусок гроба. Ну и запах при этом соответствующий. Санэпидстанция обратилась к спасателям, в районную администрацию, в милицию.

Милиция, в свою очередь, установила, что в сём последнем пристанище пытался обрести вечный покой гражданин С., 1970 года рождения. Умер он недавно, 22 сентября, похоронен родственницей на этом самом кладбище. Яма, по ее словам, была не менее полутора метров глубиной. Все. И еще дополнительный вывод: гроб вымыло подземными водами или вытолкнуло оползнем.

В первой половине вывода позволю себе усомниться: мы по этому кладбищу уже не один материал написали. Мало вероятно, чтобы там были такие серьезные грунтовые воды, чтобы у них хватило сил поднять гроб весом не менее сотни килограммов, и вынести на поверхность земли. Кстати, не так уж и мало гроба «вынесло» ­ сантиметров 15 ­ 20. Насчет земли, да. Согласиться можно, но только если принять во внимание, что не оползень там случился, а просто уже земля не принимает очередные гробы. Был бы оползень – снесло бы и другие захоронения. Как будто мы оползней не видели! Там, похоже, «упокоили» усопших этажа на четыре. А может, и побольше. На этом несчастном кладбище, принявшем в свою землю первых «поселенцев» еще в конце XVIII века, хоронят до сих пор. Хоть как­нибудь! Хоть с краешку, под заборами у домов, хоть в чужую могилу… И, не жалея, сносят граждане захоронения предков, сваливают в кучу надгробия, ломают кресты, и успокоенные: ходить­ездить недалеко, идут на поминки.

Кстати сказать, у нас, оказывается, покойников можно хоть в огороде хоронить: есть в законе о погребении такое вот «окно». То есть те, кто принимал закон, и представить не могли, что кто­то будет хоронить покойника, не предоставляя в соответствующие организации справки о смерти, не регистрируя умершего должным образом. Обрядить усопшего можно, обратившись в частные фирмы, коих развелось великое множество. Роль катафалка может выполнить любой автобус, имеющий заднюю дверь. Вот и все: вези, куда хочешь, хорони, как вздумается. И везут сограждане гробы и укладывают их на крышки уже похороненных. Не соблюдая при этом никаких санитарных норм и правил. К примеру, главное правило гласит: слой земли над крышкой гроба не может быть меньше полутора метров. На кладбище, о котором идет речь, уже можно и не говорить об этих метрах: все забито под завязку. Жутковатое зрелище на самом деле: тут и там лежат вывороченные «старые» кресты, венки грудами и прочие печальные атрибуты. Каменные надгробия сдвинуты в сторону: полежали «ваши» покойники и хватит, дайте нашим полежать.

Когда «Вечерка» попыталась найти хоть кого­нибудь, кто смог бы прокомментировать ситуацию, пришлось потрудиться. Чиновники всех рангов и уровней были в шоке: да шутите вы! Да там же запрещено хоронить! Да не может быть! Может! Вот вам фотография свежей могилки, организованной у самого краешка кладбища, рядом со свалкой ­ пустого места на погосте нет.

Гражданина С., почившего в бозе 22 сентября, хоронила пожилая родственница. Тоже как­то не хочется ее обвинять: думала, что будет поближе могила, можно будет за ней ухаживать. Можно представить, какой стресс она пережила, узнав, что случилось с дорогой ей могилкой…

Слава Богу, все вроде утряслось: замглавы администрации Ленинского района, курирующий вопросы ЖКХ, Владимир Дорохин разъяснил, что ситуация решена. На самом деле гроб был зарыт в очень неглубокую могилу, земля с одного конца ее сначала осыпалась, а затем была смыта дождем. Конечно, не стали несчастного покойника перевозить с места на место. Просто довели до ума то, чего не сделали те, кто хоронил его в первый раз: углубили могилу, насыпали высокий холм. Винить в ситуации можно еще и милицию: ну, не может быть такого, чтобы участковый не знал, что в доме на его участке похороны! Видимо, и это нужно контролировать, имея под боком такой вот экстремальный объект – старое кладбище.

Теперь о том, где, как и в каком порядке можно хоронить, не нарушая главный закон жизни – Божеский. Да и санитарный тоже. Есть у нас два кладбища, открытых для похорон: «Старое» и «Новое». Или «Сажевое», кому как привычней. Похоронами занимается МУП «Обелиск». Исполняющий обязанности руководителя предприятия Армен Дарзиян подробно разъяснил, что при предоставлении справки о смерти смотритель кладбища выдает разрешение на захоронение или подзахоронение. До этого он обследует место, где предполагаются похороны. Все необходимое можно приобрести в магазине предприятия. Там же вам выдадут металлический номер, который следует укрепить на крест или тумбу. С этого момента захоронение будет внесено в специальный реестр, согласно которому даже через десятилетия люди смогут найти могилу родственника. Это – цивилизованный подход к печальному мероприятию. Все остальное – беспорядок вещей.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов