В зеркале сиротства

Михаил Василенко

Соотечественник бывшего француза Депардье, некто Франсуа Рабле, как-то заметил: чтобы избежать встречи с дураком, разбейте зеркало. Однако видеть себя со стороны - полезно, хотя порой и малоприятно. Хотели мы того или нет, но именно таким бесстрастным и честным зеркалом для всех нас стал пресловутый антимагнитский закон, кощунственно названный именем умершего ребенка.
Немало лет большинство мирных обывателей, оппозиционных вожаков и, что особо значимо, властных вершителей российских судеб жили себе в своих социальных нишах и лишь изредка, по какому-нибудь впечатляющему поводу, вспоминали о несчастных детях-сиротах. Не так, чтобы их вообще позабыли в детдомовских резервациях, но эмоции и силы особо не расточали, признавая наличие проблемы с одной стороны, а с другой - сокрушаясь масштабами ее неразрешимости. Сироты, особенно безнадежно больные и увечные, существовали как бы в параллельном мире, куда далеко не каждый отваживался даже заглядывать. Тем более что своих бед, забот и проблем у каждого предостаточно.
И вдруг скандальный закон сдетонировал многое вокруг себя, чего его вдохновители и организаторы, думаю, никак не ожидали. Вдруг целые слои населения взволновались относительно сиротской участи в России и за ее пределами: большинство мирных обывателей - вполне искренно, хотя как всегда инертно; оппозиционные вожаки - с заметным цинизмом людей, еще вчера в упор не замечавших эту проблематику, а сегодня возбужденно кричащих о ней; власти - с едва прикрытым лицемерием господ, норовящих даже сирот использовать в качестве кирпичиков стены, охраняющей их деньги и всемогущество.
И сразу вспомнилось, что отношением к старикам и детям диагностируется нравственное здоровье (или нездоровье) общества. И тотчас, как в зеркале, мы увидели собственную весьма равнодушную физиономию квазиграждан квазигосударства, которые позволяли себе сосуществовать рядом с детским горем, de facto признавая аномальное повседневным. На этом фоне по теме, предполагающей особую деликатность, дабы не травмировать сиротские души, строевым шагом замаршировали сонмы агитаторов от политики и журналистики. Причем представляющих как власть, так и ее противников. Презрев христианскую анонимность деланья добра, чиновники, священнослужители, несгибаемые оппозиционеры, депутаты и проч. как по команде кинулись наперебой рапортовать о своих планах по осчастливливанию сирот исключительно на российской территории либо вне ее. Экстренно готовятся документы, призванные поставить заботу о несчастных детях на поток, в связи с чем предполагается создать специальный государственный орган: внезапно выяснилось, что никто(!) из госслужащих эту работу не направляет и не координирует, а значит, и спросить не с кого. Будто взбодренные хлыстом, начальники, похоже, начали делать что-то из того, что давно надлежало сделать, что позорно было не делать при нефтегазовом изобилии, однако бессердечно не делалось.
Но вот беда: нет ощущения благородности этих действий. Зато отчетливо замечается фальшь и конъюнктурность, прикрыть которые не хватает артистических способностей ни у власти, ни у тех, кто с ней противоборствует. Показательным в этом смысле стал эпизод с больным детдомовским подростком. Сначала либеральные источники широко сообщили, что он обратился к Президенту с просьбой отпустить его в США. Затем обслуживающие власть телеканалы закрутили сюжеты, что ни о чем подросток не просил, что он уже всем доволен. Но ни тем, ни другим, очевидно, дела не было до чувств и переживаний беззащитного ребенка, вдруг оказавшегося под перекрестным политическим огнем.
Неужели мы дошли до такой степени - простите - скотства, что из сиротских страданий готовы варить очередную пиаровскую бурду, неважно против кого приготовленную? Неужели то, что должно быть делом чести нации, должно объединять ее, расколотую и раздербаненную, оборачивается еще одним лукавым игрищем, только усугубляющим разъединение российских людей? Неужели у нас не осталось подлинных духовных лидеров, способных сбить с наших сердец коросту равнодушия и цинизма хотя бы в том, что касается помощи самым обездоленным?..
Честно, у меня нет ответов на эти вопросы. Скажите, как нам остаться людьми?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов