Вахта памяти. Урок истории со множеством неизвестных

Елена Павлова

Бывают события, о которых не хочется писать «с колес». И, видимо, не только мне, потому что о Вахте памяти, которая прошла в Ставрополе более двух недель назад, в местных СМИ не рассказывалось и не сообщалось. При том, что Вахта, участие в которой приняло несколько десятков студентов и школьников города, стала событием интересным и даже знаковым. Во-первых, это был почин (раньше в городской черте Вахты памяти не проводились). Во-вторых, эта Вахта была учебно-методической, где ребята, которые раньше о сложной работе поисковиков знали в лучшем случае по телесюжетам, учились работать «в поле». В-третьих, три дня, проведенные в лесу в районе аэродрома ДОСААФ, стали для этих школьников и студентов настоящим уроком мужества и очень познавательным уроком истории родного края. И урок этот открыл для них известные и неизвестные страницы нашей истории.

Открытие Вахты памяти проходило на окраине Русского леса, где в период оккупации Ставрополя проводились массовые расстрелы.
Открытие Вахты памяти проходило на окраине Русского леса, где в период оккупации Ставрополя проводились массовые расстрелы.

 

Век 18, 19, 20-й

Инициаторами проведения Вахты памяти выступили региональное отделение военно-исторического общества, городской Совет ветеранов, военно-патриотический клуб «Русские витязи». Администрация города инициативу полностью поддержала и оказала помощь в организации. Именно поэтому вместе с военно-патриотическими клубами «Русские витязи» (Сенгилеевское) и «Защитники Отечества» (Ипатово), уже работавшими на Вахтах памяти в Смоленской области, Курском районе Ставрополья и Крымске Краснодарского края, принимали участие ученики нескольких школ города и студенты Института имени Шолохова, многие из которых теперь хотят заниматься поисковой работой и с воодушевлением делятся впечатлениями. Ребятам, конечно, очень интересно было три дня пожить в палатках, принять участие в Спартакиаде, познакомиться с азами «школы выживания» и техники рукопашного боя, посидеть вечером у костра и оценить вкус солдатской каши из настоящей полевой кухни. Но, по признанию многих, самым интересным для них был второй день – тот самый, когда они на практике поняли, что такое работа «в поле», и почувствовали себя настоящими поисковиками. Кстати, они много чего нашли – одних только стреляных гильз больше пяти килограммов насобирали, фрагмент трака от немецкого танка, фрагмент пулеметной ленты...

Неожиданно для себя даже еще один пласт истории родного города подняли, или даже не один. Во-первых, нашли пули от мушкета. На фото они выглядят как обычные камешки. А на вес и на ощупь это совсем не камешек. Чугун, свинец или литье – очень увесистая «пулька». Такими стреляли в конце 18-го века. Так что эти «камешки» - артефакт, относящийся к самому началу истории города Ставрополя.

Нашли ребята и фрагменты оборудования водокачки – очень старой. В какие годы здесь воду качали, по этим деталям сказать трудно, но было это точно еще до революции…

Но, конечно, большинство находок военного периода.

Вахта памяти по местам боев – это всегда большая ответственность. Особенно, когда участие в ней принимают новички. Найти-то можно что угодно. Когда во время подготовки к нынешней Вахте руководитель клуба «Русские витязи» Николай Жмайло со своими ребятами на этот участок на поиск выходил, они нашли неразорвавшуюся авиабомбу. Правда, без взрывателя. «Витязи» - поисковики бывалые, знают, что в таких случаях надо делать… Новичков же без детального инструктажа на поиск выпускать нельзя. Поэтому в первый день для участников Вахты памяти был организован мастер-класс опытных поисковиков.

 

Эстафету памяти принимает молодежь

Впервые проведение основного блока мероприятий Вахты памяти Николай Жмайло доверил своему ученику. Максим Губский в «Русских витязях» как раз и отвечает за поисковую работу и работу с архивами. Ему 22 года, совсем молодой парень, но когда слушаешь его, понимаешь, с какой душой он к этому делу относится. Для него это не просто интерес или увлеченность. Нечто большее – парень просто живет этим делом. И счастлив, когда работа в архивах позволяет открыть что-то новое или проследить судьбу человека, которого считали погибшим… Об одной такой судьбе, которую Максим «открыл» в архивах, «Вечерка» рассказывала в материале «Наш земляк не погиб в 1943-м»…

Участники Вахты памяти.
Участники Вахты памяти.

И вот сейчас, отвечая на вопрос, почему именно эта территория Русского леса вблизи аэродрома ДОСААФ была выбрана для Вахты памяти, Максим открывает на мониторе карту Генштаба, датированную 23 января 1943 года… То есть уже два дня, как из Ставрополя выбили немцев. Но на карте видно, что на этом участке еще продолжаются позиционные бои… Да, в ту пору города здесь еще не было, но это были самые подступы. И бои с противником здесь вели 276-я и 77-я стрелковые дивизии.

Удивительно, но эта воинская часть очень редко упоминается в материалах об освобождении города, потому что она почти не упоминается в официальных документах. Везде значится 347-я.

- 347-я дивизия входила в Ставрополь со стороны Надежды, - говорит Максим. – Там они смяли линию обороны противника, которая была серьезной. У немцев только в районе железнодорожного вокзала было 150 огневых точек… После зачистки города 347-я должна была «встретиться» с 276-й в районе Новомарьевки. У 276-й была задача взять Татарку и хутор Молочный. Но мы видим, что в районе Русского леса – от аэродрома ДОСААФ и вплоть до территории психиатрической больницы - у немцев была серьезная линия обороны. И тут очень много сохранилось защитных сооружений, окопов, блиндажей. Вот эти длинные гильзы калибра 12,7 - с авиационной пушки. Значит, наши с воздуха их обстреливали… Интересно, там в лесу есть речушка – по одну сторону мы находили только немецкие гильзы, по другую – только советские. Эта речка – как линия разграничения была…

- А участок в районе аэродрома ДОСААФ?

- Это была стратегическая точка. Немцы ее, конечно, отдавать не хотели. У них здесь аэродром был. И площадка, где они танки ремонтировали. Фрагмент трака от немецкого танка мы именно там нашли... В 1942 году и у наших здесь аэродром был… И склады с оружием, которые, перед тем как оставить город, наши взорвали… На том месте огромная воронка – с четыре ваших кабинета величиной…

- До сих пор?

- Да. Конечно, травой все заросло, кустарником. Но любой человек, который в армии служил, поймет, что это воронка от взрыва… И по округе разорванные снаряды, осколки разбросаны. До сих пор их находим.

- Известно число потерь 276-й и 77-й стрелковых дивизий за дни боев на подступах и окраинах Ставрополя?

- Точных данных нет.

…Странно. Ведь в каждой воинской части составлялся «именной список безвозвратных потерь»… И сейчас такие списки в открытом доступе на сайте «Мемориал».

Однако и другой организатор Вахты памяти в Ставрополе председатель Совета ветеранов Ставропольского авиационного училища Виктор Москаленко говорит, что информация об этих позиционных боях вытаскивается буквально по крупицам – не только из открытых источников, но и через запросы в архивы.

 

Чтобы скрыть негатив, умолчали о подвиге

- Есть поименный список в акте о перезахоронении под плиты монумента Вечной славы в Ставрополе, - говорит Виктор Владимирович. – В этом списке 126 имен. В 2009 году находили останки двух красноармейцев, погибших в 1942-м – при обороне города, но установить их имена не удалось. Солдатских медальонов не было. Всего известно о двадцати шести пропавших без вести… А вообще, надо сказать, что информация о боях в районе Русского леса в январе 1943 года дозирована. И практически закрыта информация об обороне Ставрополя (Ворошиловска) летом 1942-го… А ведь вокруг города было несколько линий обороны – в частности, они проходили и по той территории, о которой мы сегодня ведем речь. С того самого аэродрома, где базировался немецкий аэродром, в 1942-м взлетали наши самолеты – известно, например, что и легендарный Покрышкин отсюда взлетал… И по найденным артефактам мы знаем о том, где стояли советские танки, которые обороняли наш город, там сохранились остатки блиндажа, в котором был медпункт… Конечно, можно проследить боевой путь 276-й и 77-й стрелковых дивизий, да и любой воинской части, участвовавшей в боях на Ставрополье – доступ к архивным документам, вот в чем вопрос. Были в тогдашнем руководстве нашего края личности, которые в свое время позаботились о том, чтобы ничего «лишнего» в архивах не сохранилось или было засекречено.

- Это Вы Михаила Андреевича Суслова в виду имеете?..

Ответ следует утвердительный.

Да, помним, в далекие школьные годы мы читали в учебнике по истории Ставропольского края о том, что первый секретарь крайкома партии Суслов в период оккупации «руководил подпольем и партизанским движением на территории края» и после освобождения восстанавливал разрушенное народное хозяйство. Но в пору написания этого учебника роль Коммунистической партии и ее лидеров в истории Великой Отечественной войны была «исключительно верной» и безупречной. А Суслов в эту самую пору в партии и правительстве СССР был «главным идеологом» и «серым кардиналом».

Конечно, 1942 год был одним из самых тяжелых и драматичных. На юге фронт фактически разваливался. Достаточно вспомнить, сколько наших солдат погибло и попало в плен под Ростовом. Красноречивы и даты: Ростов-на-Дону был взят немцами 29 июля, а 3 августа они уже были в Ставрополе. Это стремительное продвижение, фактически – блицкриг. И в этой ситуации удержать город при весьма истощенном с начала войны мобилизационном резерве было скорее всего действительно невозможно. Это объективная реальность.

Но есть и субъективная. Эвакуация, за которую отвечал лично первый секретарь крайкома Суслов, фактически была провалена. Хотя власти выехать успели еще за два дня до оккупации города. Тот же Михаил Андреевич 1 августа оказался уже в Махачкале, откуда и «руководил подпольем на территории Ставропольского края». Информация о работе подполья тоже очень дозирована, потому что печальна. Да, у нас есть улицы, названные в честь героев подполья, замученных фашистами. А вот имена подпольщиков, переживших оккупацию, нигде и никогда не звучат. А такие были, но в «благодарность» они получили сроки и лагеря. Реабилитированы только в 1984 году. То есть уже после того, как «руководитель краевого подполья» отошел в мир иной.

Кстати, жертвой просчетов партийной верхушки стали не только люди, но и святыни. В мае 1943 года в Ставрополе была взорвана колокольня Кафедрального собора. Обоснование было более чем странным – мол, она является ориентиром для немецких бомбардировщиков. Хотя после разгрома под Сталинградом фронт на юге разваливался уже у фашистов, и немцам точно было не до того, чтобы зачем-то бомбить давно оставленный ими Ставрополь.

Однако нужно отметить, что письменного распоряжения Суслова о судьбе колокольни в архивах нет. Известно это из «воспоминаний современников». Но без приказа первого лица она просто не могла быть взорвана, тем более дважды. Первый взрыв колокольню не сокрушил. Думаю, ее судьбу решил тонкий политический расчет. Дабы предупредить возможные вопросы о провале той же эвакуации (а неудобные для власти вопросы там возникали по целому ряду пунктов), нужно было мощно и идеологически грамотно перевести стрелки. Вот их и перевели на церковь, которая не закрыла приходы в период оккупации и на службах было куда более многолюдно, чем до войны… Возможно, что будущий главный идеолог партии искренне считал это преступлением.

Тем не менее факт замалчивания роли его личности и странного отсутствия в архивах соответствующих документов в этой истории достаточно красноречив. И наводит на мысль, что «дозированная информация» об обороне и освобождении Ставрополя тоже в свое время была целенаправленно «прорежена». Потому что многое там взаимосвязано. Например, нельзя рассказать о боях в районе Русского леса, из которого два дня после освобождения города еще «выбивали»» немцев, не вспомнив о том, что в 1942 году здесь проходила наша линия обороны…

Виктор Москаленко, который давно занимается данной темой, с этим выводом соглашается:

- Чтобы скрыть негатив, умолчали о подвиге, - говорит он.

 

Неизвестного становится меньше

Понятно, что участникам Вахты памяти, которым сейчас от 13 до 20 лет, про хитросплетения войны и политики не рассказывали. Сейчас они просто прикоснулись к истории родного города, смогли ее в буквальном смысле потрогать руками. Смогли прочувствовать трагедию Ставрополя, потерявшего за время оккупации восемь тысяч мирных жителей. Торжественное открытие Вахты памяти состоялось там, где фашисты расстреливали ни в чем не повинных людей. Три с половиной тысячи из восьми приняли мученическую смерть именно в этом районе Русского леса. Вот об этом ребятам рассказали. Ну а свидетельства позиционных боев января 1943-го они сами нашли. Вахта закрывалась 22 июня – в День памяти и скорби. Думаю, что для большинства он стал и днем сопричастности. Как я уже говорила, многие высказывают желание и дальше заниматься поисковой работой. Возможно, именно им предстоит открыть неизвестные страницы военной истории родного города и рассказать о подвиге тех солдат и офицеров, которые сражались и погибали здесь, в нынешней черте города. Мы ведь знаем далеко не все имена. Даже одно имя, возвращенное погибшему солдату, – это уже событие, уже победа. Вахта памяти – это всегда урок истории со многими неизвестными. Однако это очень важное дело, потому что с каждым шагом, с каждой находкой, с каждым таким уроком мужества неизвестного о Великой Отечественной войне становится меньше.

Великая Отечественная война, русские витязи, городской Совет ветеранов, региональное отделение военно-исторического общества

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»