Вахта сопричастности

Елена Павлова

Вахта сопричастности

Перед Днем Победы практически все центральные каналы передавали репортажи о проводимой под Смоленском Вахте памяти. До сих пор на этой земле, где в кровавую мясорубку Вятского котла попали значительные силы наших войск, - множество братских могил, о которых пока не знает никто. Слава Богу, есть люди, которые ведут кропотливую работу по поиску этих безымянных захоронений, чтобы отдать воинам, сложившим головы в бою, последний долг, похоронить с почестями и по возможности установить их имена. В Смоленской области поисковые работы ведутся не первый год. Но впервые участие в этой Вахте памяти приняли ставропольцы. Что важно — совсем юные. Ребятам, которые вместе с руководителем клуба «Русские витязи» Николаем Жмайло, вели поисковые работы на Смоленщине, — от 14 до 20 лет.

 

В Вятском котле легла и ставропольская дивизия

А сама поездка была организована по инициативе регионального представителя Государственного патриотического клуба ВПП «Единая Россия» Дмитрия Шуваева. На следующей неделе пройдет пресс-конференция, где, наверное, подробнее будет рассказано и о самом клубе, и об архивных данных об участии в боях под Смоленском наших земляков, и о планах продолжения поисковой работы по вятско-ржевско-сычевской линии... И о 53-й Ставропольской кавалерийской дивизии, сформированной в нашем городе в июне-июле 1941 года, которая практически полностью легла в горниле Вятского котла. И когда стало известно о том, что правительство Смоленской области собирает в этом году на Вахту памяти поисковые и военно-патриотические клубы со всей России, было принято решение собрать такую команду. 

С кандидатурой руководителя определились сразу — у Николая Жмайло громадный опыт в работе с молодежью, и по организации поездок в Чечню в период военных действий, и по организации быта и проживания в полевых условиях. К тому же его военно-патриотический клуб работает и по поисковому направлению. Свидетельство тому — уникальный музей на базе в Сенгилеевском.  

Но в группу вошли не только ребята из «Русских витязей», было несколько человек из молодежной организации «Трезвый Ставрополь» и еще несколько — из Ипатовского казачьего общества ТВКО. Почему решили взять именно ипатовцев — потому что в той самой 53-й Ставропольской кавалерийской дивизии было много их земляков...  Средства на транспорт, приобретение оборудования, экипировку и продукты выделило управление по делам молодежи администрации Ставрополя.

 

Вахта памяти была тяжелой

На Смоленщину в последние дни апреля съезжались 24 поисковые группы из разных уголков страны: Москвы, Чувашии, Алтая, Марий Эл... Базировались прямо в лесу. Места здесь красивые, но сырые — болотистые. Но ставропольцы под проживание их очень даже здорово приспособили. Даже дорожки к палаткам из веток связали. Но предметом особой зависти всех остальных участников была банька из поленьев с каменкой, все как полагается. Чтобы глина, державшая поленья, не разъезжалась, по углам стены укрепили травяными связками, протопили, просушили, даже трубу соорудили, приспособив для такого дела бывший реактивный снаряд от «катюши»... После рабочего дня банька была настоящей радостью...

«Бесконечные злые дожди» на Смоленщине шли все дни, пока там работала Вахта памяти. Вахта эта была очень тяжелой. За каждой группой закреплены были свои участки возле брошенных или почти брошенных смоленских деревенек. Пробираться к ним от лагеря приходилось пешком с полной выкладкой, а иногда и почти что вплавь — через болотца и бобровые лесоповалы. Эти милые животные возле какой-нибудь запруды не то что плотины — целые архитектурные сооружения возводят, здоровенные сосны валят, у корней прогрызая. В ставропольской группе был Саша Бобров, так  все над ним подшучивали: «Саш, ты гляди, что твои однофамильцы настроили!»...

А в поле начиналась уже непосредственно работа. Очень трудная, и далеко не всегда благодарная. Поди определи, в каком месте начинать копать. Тем группам, у которых металлоискатели, чуть проще было. Но это вещь очень дорогая. У ставропольцев ее не было. Так что искали визуально и щупами. В первую очередь высматривали неровности, ямки, углубления, начинали обследовать. Земля в этих местах вообще с железом смешана, так что целая наука — по звуку определить, на осколок наткнулся «коготь» щупа, на кость или что-то другое. Бывало, и ошибались. Только ведь сразу не разберешься. Много земли, пропитанного влагой глинозема,  перелопачивать приходилось, иной раз только для того, чтобы понять — захоронения здесь нет. Тогда эту ямку закапывали и шли дальше...

 

Безымянные

Правда, с каждого из таких выходов приносили ценные вещи для музея. Гильзы, осколки, оружие, нашли и сбрую, уздечки, стремя. Как знать, может, и кавалеристы нашей ставропольской дивизии здесь бой держали...

Но, конечно, ребятам было очень важно найти наших солдат. Им уже рассказали о том, как в 1942-м здесь хоронили. По весне, лишь только начал таять снег, сколотили бригады из местных жителей, которые собирали убитых, стаскивали к одной воронке или яме и забрасывали землей. И так каждый день, до глубокой осени. Немцы в начале войны планы своих захоронений чертили, у нас такой пунктуальностью никогда не отличались. Да и потери под Смоленском с нашей стороны кратно превышали потери противника. Не до планов и чертежей было — задача была похоронить бы убитых. Так что до сих пор, где, кто и сколько лежит — неизвестно.

А советских солдат ребята все же нашли. Возле деревни Подосиновка. Здесь в чистом поле под примятой прошлогодней травой была братская могила, в которой похоронено 12 солдат. Началась самая кропотливая работа. Нельзя было пропустить ни одной детали. Каски, ружья — вещи заметные. Но ведь могли быть у бойцов предметы, которые позволили бы впоследствии установить их имена... Поэтому землю просеивали вручную... От поисковиков других отрядов слышали — не у всех бойцов были солдатские медальоны. Вот и тут удалось найти только два... Раскрывать их оказалось нельзя — медальоны отправили на экспертизу.

Ребята очень надеются, что удастся установить имена этих солдат.

Такие примеры в Смоленской области есть. Вот и перед Днем Победы на церемонию торжественного захоронения останков советских воинов приехали родственники солдат, чьи имена благодаря вот этой поисковой работе последних лет были установлены. Всего за этот год преданы земле останки 985 воинов. Накануне Дня Победы с воинскими почестями хоронили 435 — тех, чьи безымянные могилы обнаружили поисковики Вахты памяти.

{gallery} {gal2 *@Ставропольские поисковики} {gal3 *@Собрано на местах боев} {gal4 *@Лагерь у ставропольцев был обустроен лучше всех} {endgallery}

 

Между прошлым и будущим

Церемония прощания проходила в смоленском райцентре Сычевском. Позади было десять дней сильного физического и морального напряжения, тонны земли, перелопаченной и процеженной голыми руками... 

Горели свечи... В воздухе висела серая морось... И было смешанное чувство. Гордости и горечи. И не только от того, что провожать воинов в последний путь горько и через семь десятилетий после их последнего боя... Очень многое увидели, прожили и прочувствовали эти совсем юные ребята за десять дней Вахты памяти. Они, может быть, впервые задумались о цене. Цене Победы, цене человеческой жизни, цене политических решений...

Они увидели не только поля давних тяжелых боев. Они увидели пустые смоленские деревеньки с такими русскими названиями: Петраковка, Жеребцово, Аристово... Им рассказали, что деревеньки эти даже не немецкая оккупация подкосила, а указ Хрущева, в котором такие населенные пункты были названы неперспективными. Это оказалось для них приговором. Правда, есть люди, которые не желают ему подчиняться до сих пор.  В Аристово всего  один жилой дом — и не старики живут, семья, которая детей за десяток километров в школу возит — не хотят люди свой отчий дом оставлять. А несколько лет назад на высоком дереве рядом с домом свил гнездо аист... Есть в нашей жизни и истории то, что, как цветок, пробившийся сквозь асфальт, существует не благодаря, а вопреки... И слава Богу. Потому что мальчишки, которые достойно выстояли эту Вахту памяти — тоже в какой-то степени «вопреки». Вопреки политике лихих 90-х, в которые они родились, с  попытками переписать историю и «форматировать» личности детей под западный стандарт... Эти десять дней были действительно вахтой — не только  памяти, но и сопереживания, сопричастности судьбе своей страны — они были тем, что не уложить ни в какие стандарты.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Спасибо Николаю Федоровичу, Дмитрию и ребятам за заботу о памяти наших рдных. Говорю "наших" потому, что в Сычовке на мемориальом кладбище № 2 похоронен и мой отец! Место захоронения его я отыскал через 40 лет, с помощью таких же неравнодушных ребят. Мать моя успела побывать на кладбище в 1990г. в дни 45 летия победы - тогда тоже проводили захоронение найденых останков наших бойцов в г. Сычевке. А отца перезахоронили из "неперспективной" деревни Захарово в райцентр Сычевка еще в 1957г. Жалко: не попал на прессконференцию упомянутую в статье, хотелось пожать руки ребятам.
Неизвестный
Откуда этот бред о Вятском котле. Это операция "Марс". Сычевское направление. 20 армия Западного фронта. 2 гвардейский кавалерийский корпус из состава подвижной группы фронта. Книжки надо читать. Или хотя бы в гугле что-нибудь поискать.
Неизвестный
Кстати, зачем рощу попортили обустраивая свой лагерь. А в Аристово не один дом. И не десяток километров до школы. И возит не "семья", а школа. И не жила эта семья здесь раньше. Приехали, потому-что не хотят люди работать (никогда и нигде не работали! при двоих детях, не считая брошенных), вот и смылись подальше от глаз людских. Пьют, воспитанием детей не занимаются. И аист здесь уже давно. Не на дереве гнездо, а на водонапорной башне.Город называется Сычевка.
Неизвестный
Хорошее дело, и не надо его чернить. Рад за пацанов, которые работали на Вахте памяти. Одна такая вахта значит больше, чем тысячи красивых и, может быть, правильных слов. В первую очередь для них. Хорошо, что в Смоленской области занимаются такой работой не на словах, а на деле. И Жмайло спасибо, хорошо, что у нас такие люди есть. Плохо, что на Ставрополье не ведется такой поисковой работы. На том же кордоне "Столбик" - кто там делит с войны, сколько расстреляных неизвестно. Не говоря уж о Курском районе, где шли бои. Там, по-моему последние поисковые экспедиции работали в начале или середине 90-х.
Неизвестный
И я с удовольствием пожал бы ребятам руки
Неизвестный
На кордоне Столбик есть колодец. Там до сих пор лежат кости расстрелянных в войну. Я уже это место не помню, но поискать-то можно. В тех местах черепа сами из-под земли выходят, мы с сестрой года четыре назад одного в судмед отправляли (за грибами сходили...). А вообще, Лен, огромное тебе спасибо: у меня до сих пор не найден двоюродный дед. Тоже в тех местах воевал. Удачи. Буняева.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов