Валерий Зеренков: «Вместе со мной всегда трудятся профессионалы»

Первые летние дожди и наступающий сезон отпусков не остудили общественно-политическую жизнь Ставрополья. Она по-прежнему кипит и за последние недели отметилась целым рядом резонансных событий. В их числе новые назначения в краевом правительстве, которые продолжили длинную серию кадровых перестановок, предпринятых губернатором Валерием Зеренковым для повышения эффективности работы региональной власти.

Валерий Зеренков: «Вместе со мной всегда трудятся профессионалы»

Пока всевозможные аналитики строят гипотезы и прогнозы или гадают на кофейной гуще, выкладывая результат в соцсети, нашей редакции удалось расспросить непосредственно губернатора о переменах, происходящих в управленческой команде Ставрополья.

– Валерий Георгиевич, в прошлом году, еще в самом начале работы на посту губернатора, вы заявили о том, что новый состав краевого правительства является самым профессиональным за последний десяток лет. Тем не менее вскоре после этого последовала череда отставок и назначений. Как вы можете это прокомментировать?

– Знаете, я много лет проработал на руководящих должностях и получил большой опыт, который позволяет мне считать себя «человеком команды». Один в поле не воин, и в любом деле важно, чтобы рядом были соратники, на которых можно положиться как на себя самого. Особенно это верно, если речь идет об управлении краем с трехмиллионным населением.

Для меня важны два аргумента – профессионализм и умение работать в команде.

Если человек не готов эффективно и в срок решать поставленные задачи, в моей команде он работать не будет.

И точно такой же последует результат, если кто-то из коллег поставит личные приоритеты или амбиции выше интересов общего дела. Помните басню про лебедя, рака и щуку? Под моим руководством ее сюжет повторяться не должен. Для меня это железное правило. Проблемы решаются только тогда, когда все вместе тянут общую лямку в одном и том же направлении. Иначе толку нет.

В большинстве случаев отставки в краевом правительстве связаны именно с принципами, которые я назвал. Хотя, конечно, были и другие обстоятельства. Кто-то ушел в связи с новыми карьерными перспективами, как, например, Сергей Дмитриевич Ушаков или Владимир Валентинович Силантьев. Кто-то просто решил для себя, что здоровье дороже – работа в правительстве действительно напряженная и нервная.

Особо подчеркну: на протяжении первого губернаторского года рядом со мной всегда трудились профессионалы, нормальные специалисты. Однако масштаб и значение задач, которые решает власть, предъявляют очень высокие требования. Работа каждого должна давать реальную отдачу, чтобы люди ее видели – вот за это и спрашиваю.

Поэтому ничего экстремального в переменах нет. Остаются те, кто умеет и хочет работать, заинтересован в результате своего труда. С задачами они справляются – динамика развития края это подтверждает. И сейчас я в целом удовлетворен работой краевого правительства.

– С отставками – понятно, а как обстоит дело с «приобретениями» краевой управленческой команды? Некоторые критики ворчат, что, мол, появляются назначенцы «из ниоткуда», что с общественностью никто не посоветовался…

– По кандидатурам на ключевые посты краевого правительства – премьер-министра, первого вице-премьера – есть специальная процедура согласования с Думой. Эти назначения осуществляются с учетом мнения депутатского корпуса края – прямых народных представителей. Что касается кандидатур на остальные посты в правительстве края – не уверен, что какие-то дополнительные консультации будут полезны…
Помните, после февральской революции на фронте командиров избирали «всенародным» голосованием, и как это отразилось на боеспособности наших частей?

Формирование краевого правительства – это, прежде всего, вопрос губернатора, и только губернатора. Я за край отвечаю перед Президентом России, перед ставропольцами. И моя задача – создать такую команду, которая будет действовать слаженно и эффективно, с которой я смогу работать.

Теперь насчет «ниоткуда». Все люди, которые работают в краевом правительстве, – специалисты в своих вопросах. Среди них нет и не будет непрофессионалов или «варягов». Может быть, не все из них на Ставрополье родились, но абсолютно все здесь прожили и проработали многие годы, знают край и его проблемы. Это очень важно, я считаю.

– А если по персоналиям? Новые фамилии – Скворцов, Антонов, остальные – кто они?

– Профессионалы, конечно. Юрий Алексеевич Скворцов в свое время был заместителем начальника управления ФСБ по краю. Сейчас он занял пост зампреда по вопросам безопасности.

Владимир Борисович Антонов – всю жизнь в строительстве, трудился и был руководителем во многих предприятиях отрасли. Участвовал даже в проведении строительных и ремонтных работ на кремлевских объектах.

Игорь Степанович Бабичев перешел к нам из федеральной службы по недропользованию, где являлся начальником департамента по Северо-Кавказскому округу.

Стоит ли комментировать дополнительно назначение Александра Владимировича Коробейникова – с его-то послужным списком? Он знает вдоль и поперек Северный Кавказ, тонкости межнациональной проблематики. Считаю, это самая лучшая кандидатура на пост краевого министра, курирующего восток Ставрополья.

Словом, у каждого есть способности и опыт, чтобы принести пользу краю. Каждому даны возможности полностью себя в этом реализовать. И, конечно же, в каждом случае я дам оценку эффективности этой работы.

– Вы сказали про краевого министра, курирующего восток Ставрополья. Это же тот самый пост, который раньше занимал «министр по КМВ» Владимир Силантьев, только с новым наполнением. Что означает такая рокировка? Резкую смену приоритетов?

– Ни о какой смене приоритетов речь не идет. Это всего лишь корректировка работы государственного механизма.

В моем выступлении в Думе края с ежегодным отчетом и КМВ, и восток Ставрополья прозвучали как основные проблемные направления. Там десятилетиями накапливались трудности. За год и даже за два их устранить невозможно, но работу для этого выстраивать надо.

Рабочие группы, другие механизмы с привлечением зампредов краевого правительства – это хорошее средство, которое помогает разгребать проблемы. Но зампреду постоянно приходится переключаться. Он множество вопросов ведет одновременно и физически не может рабочую группу собирать еженедельно или каждый день общаться с главами муниципалитетов. А я хочу, чтобы низовые исполнители постоянно были «в тонусе»: чувствовали, что у них куратор над душой стоит, что отчитываться им придется часто, а для этого – действовать оперативнее, сильнее переживать за качество.

Поэтому я принял решение функционал «министра по КМВ», как вы сказали, передать краевому министерству по туризму – об этом уже было сказано в Думе.

Соответственно, «освободившийся» министр теперь занимается проблемами востока края. Никаких новых бюрократических структур создано не было. Это, еще раз подчеркну, обычное перераспределение обязанностей.

– Валерий Георгиевич, а как вы относитесь к слухам о том, что будто вы сами собираетесь оставить свой пост, что чуть ли не заявление уже написали. Это правда?

– Это чушь несусветная. Никаких заявлений не писал, не собираюсь, и разговоров таких со мной никто не вел. Меня наделили полномочиями губернатора на 5 лет. Весь этот срок намерен работать в Ставропольском крае и для Ставропольского края.

А к слухам рекомендую относиться скептически. Уж поверьте, так не бывает, чтобы бабушки у подъездов начинали обсуждать кадровые решения федерального уровня до их фактического принятия.

Это, скорее, элемент политической борьбы, морального давления. Технологии есть такие. Вспомните: последний десяток лет на Ставрополье каждую неделю куда-нибудь да «сватают» губернатора. Только вот сменились за этот срок только два руководителя, а не сотня. Так что верить слухам – не уважать себя.

Поэтому советую спокойно относиться к подобным «сенсациям». У каждого своя голова есть на плечах, чтобы думать.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов