Василий Скакун: грани возможного. Все­таки почему движение ­ это жизнь?

Наталья Ардалина

«Движение — это жизнь» — лозунг не новый, но теперь с позиции понимания роли и назначения воды в природе можно с большей вероятностью констатировать, что это и на самом деле так.

 

Мы уже знаем, что наши тела по своей сути, по своему внутреннему наполнению ­ это сочетание разнообразных жидкостных растворов (крови, лимфы и т.п.).

Давайте проследим, как вода ведет себя в своей естественной среде, т. е. в природе. Когда она течет, она живет: «играет», светится, движение — это ее жизнь. Как только та же вода попадает в условия невозможности перемещения, она начинает задыхаться, как говорят в народе «пропадать», т. е. деградирует. Вода начинает цвести, у нее появляется неприятный запах. В воде появляются иные формы жизни, специфические для застойных явлений. А так как мы состоим на 70% из водяных взвесей, которые так же, как и вода, в естественной среде просят движений, то с этих позиций становится понятным, почему у нас возникает чувство удовлетворенности, когда мы получаем какую­либо физическую нагрузку.

Просто, поработав всласть, мы увеличиваем циркуляцию всех водных систем собственного организма. Уже есть доказанные учеными разработки, указывающие на возможность увеличения умственной активности при ведении активного двигательного образа жизни. Но при этом достаточно важен фактор желания или сознательного приема нагрузок, когда труд или физические упражнения выполняются с соответствующим позитивным настроем.

Поэтому отдача или польза от физической работы грузчика и занятий спортсмена­тяжелоатлета абсолютно разные, хотя тот и другой поднимают (суммарно) десятки тонн тяжестей. Грузчик по обыкновению не любит свою работу, он вынужден поднимать и переносить грузы, но его настрой не позволяет ему получать удовлетворения и мышечную радость от нагрузки. А спортсмен, с удовольствием поднимающий тяжести, наполняется чувством глубочайшего удовлетворения и мышечного восторга.

А вот мнение врачей по поводу необходимости двигательной активности: «Уменьшение функциональных резервов до критического уровня не только способствует развитию хронического заболевания, но и может стать источником самостоятельного заболевания. Особенно это характерно для заболеваний сердечно­сосудистой системы. Известно, что в организме всегда есть нефункционирующие резервные капилляры, которые в обычном состоянии находятся в спящем виде и открываются при физической нагрузке. При ее хроническом недостатке резервные капилляры детренируются и постепенно атрофируются (рассасываются), что особенно вредно для сердца. В условиях, когда требуется интенсивная работа сердца — при физической нагрузке, психических стрессах, перемене погоды, болезни и т.п., — недостаток крово­снабжения сердечной мышцы приводит к ее повреждению. Примерно так же могут формироваться заболевания и в других органах».

Мне представляется, что в этой связи неоценимой помощью организму является бег, как его раньше называли, бег трусцой, т. е. едва­едва. Чего мы этим добиваемся? Во­первых, прокачиваем все сосуды, сосудики и капилляры своей кровеносной системы, т. е. поддерживаем их работоспособность. Во­вторых, увеличиваем пульсовую нагрузку в полтора­два раза, опять же тренируем сердце на всякий пожарный случай; и, в­третьих, наш организм устроен таким образом, что периодически в носоглотке и в верхних дыхательных путях скапливаются «запасы» отработанной слизи, извините «соплей» и т.п., и вот стоит нам пробежать 500 ­ 700 метров, как начинаем очищаться от всех этих «отработок». В ином случае, если подобных слизей собирается достаточно много, организм сам может как бы «пригласить» небольшое заболевание типа ОРЗ, чтобы произвести очередную плановую очистку носоглотки и дыхательных путей.

Опять же по поведению воды мы знаем, что она отрицательно реагирует на все позывы приказного характера, ее природа не воспринимает повелительного наклонения, ей «по сердцу» сострадательное наклонение. Все взаимодействия в природе совершаются в сострадательном наклонении, сохраняя главную тенденцию — альтруизм, т. е. помощь или служение. Поэтому когда школу, класс, роту и т.д. «гонят» на кросс, а наши внутренние силы сопротивляются, практически сводя на нет эффект движения, то толку от этой нагрузки довольно мало.

Прощение

Один из солдат Наполеона совершил преступление и был приговорен к смерти. Накануне расстрела мать солдата пришла к Наполеону молить, чтобы тот простил сына. «Госпожа, ­ сказал Наполеон, ­ деяние вашего сына не подлежит помилованию». «Я знаю, ­ ответила мать. ­ Если бы за такой поступок можно было бы помиловать, я бы просила о прощении. Я пришла, чтобы поведать вам одну истину: простить — значит, быть способным выйти за пределы мести и справедливости». Выслушав ее, Наполеон заменил смертную казнь на каторгу.

Это полезно знать: когда я ем, я глух и нем

В поговорке «Когда я ем, я глух и нем» не хватает одного слова — Благодарность. С каждой ложкой я буду благодарить Бога, что нет голода, с каждой ложкой я буду благодарить всех людей, чьими усилиями и любовью были выращены эти продукты. Да, я заплатил деньги за все, что у меня на столе, но чем я должен отплатить людям, вырастившим все это? За улыбки первым всходам моркови и картошки, лука и т.д., за теплоту рук, омывающих вымя коровки, — только искренней благодарностью. Не сомневайтесь, она дойдет до каждого, кто ее заслужил.

Ешьте молча, но с благодарностью.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов