Важно не проиграть мир

Елена Павлова

 

Важно  не проиграть мир
Сегодня годовщина начала самой короткой в истории кавказской войны. В 22 часа 35 минут столица Южной Осетии погрузится в тишину. И будут гореть свечи. Восьмое августа 2008 года началось на час 25 минут раньше календарного времени — в момент, когда системы зал-пового огня «Град» ударили по Цхинвалу. Впоследствии в совпадении цифр 8.08.08 многие стали видеть некий мистический знак. Этому дню в любом случае суждено было стать переломным — точкой отсчета нового времени — начала или конца, возрождения или краха… И не только для Южной Осетии.

Спасибо, Россия!

– Если бы тогда мы не отстояли Южную Осетию, сегодня мы бы, возможно, уже потеряли Северный Кавказ, — говорит заведующий отделом социально-политических проблем Кавказа Южного научного центра РАН профессор Виктор Авксентьев. — Думаю, что дестабилизация в республиках не заставила бы долго ждать. Кому нужна страна, которая бросает в беде своих граждан, и тех, кто всегда был предан России…
Этого не произошло. Пять дней, которые потрясли мир, не случайно назвали моментом истины. Для меня, например, истина, смысл и значение произошедшего сконцентрировались в одной фразе, которую слышал каждый, кто был там, десятки раз за день: «Спасибо, Россия!»… Это великое чувство, когда тебя называют Россией…
А ведь так и было — мы были Россией, все вместе и каждый в отдельности… Хотя «было» и «были» это, конечно, не точно. Эта сопричастность и осознание общей судьбы, общей беды, угрозы, победы у нас уходят не в прошлое, а куда-то вглубь, чтобы проявиться в дни новых испытаний.
В этом материале мне хочется не просто вернуться на два года назад, не просто вспомнить, а посмотреть на события с позиции прожитых после них двух лет… Потому и даю слово тем, кто в августе 2008-го следил за событиями не только по телевидению и интернету — ставропольцам, которые тогда были в Цхинвале, цхинвальцам, которых как родных встречал Ставрополь.
Олег Губенко (в 2008 году — атаман Минераловодского отдела ТКВ) в горячем августе возглавил оперативную группу штаба по формированию из казаков-терцев отряда добровольцев и сбору гуманитарной помощи. Он вспоминает, как продвигались через Рокский тоннель. Сейчас об этом уже можно говорить с улыбкой.
9 августа 2008-го было не смешно:
— Если бы нам пришлось воевать не с грузинской, а с боеспособной армией, на тот момент мы бы войну не выиграли. Рокский тоннель вы себе представляете и серпантин тоже. Узкая горная дорога забита бронетехникой. Она двигалась в два ряда туда, в один ряд — оттуда. О скорости говорить не приходилось. По всей дороге — «подбитые» в кавычках наши машины, они ломались не доходя до Цхинвала…
Казаки-минераловодцы (большинство — ветераны прославленного Ермоловского батальона) сменными группами работали в Южной Осетии в первые, самые сложные недели после войны. Опять же по просьбе Баранкевича, который и тогда, и сейчас говорит о том, что никому другому он не мог доверить охрану гуманитарной помощи. Многих он знал с Чечни, когда служил военным комиссаром Наурского района.
Я помню базу, куда подвозили гуманитарку. Это громадная территория складов зернохранилища и полуразбитое помещение лаборатории. Здесь казаки и жили, и службу несли. В буквальном смысле нелегкую, потому что приходилось не только охранять…
— Разгружать подходящие фуры с гуманитаркой было практически некому, так что приходилось заниматься и этим, — говорит Олег Вячеславович. — А машины шли со всей России, больше десятка в день… Так что служба — в круглосуточном режиме.
Я напомнила, что Анатолий Константинович Баранкевич говорит о минераловодцах с благодарностью практически в каждом своем интервью… Он рассказывает, что даже пытался выбить какие-то деньги, чтобы оплатить хотя бы эти две недели круглосуточной работы, и как-то компенсировать то, что свою непосредственную работу казаки, чтобы помочь Цхинвалу, на это время оставили…
— Такой разговор действительно был. Ну мы собрались и решили — если что заплатят, на храм, что у нас строится, направим, а на нет и суда нет. Но дело не в этом. Еще седьмого августа, когда к нам на совет атаманов в Георгиевск прибыл Баранкевич и попросил собрать добровольцев, а через несколько часов после этого началась полномасштабная агрессия, каждый сам для себя принял решение, ехать или не ехать. Тот, кто поехал, направлялся туда не за деньгами…

Ставрополь подарил детство

Преподавательница музыки цхинвальской школы № 5 Инга Джиоева вместе с двумя дочками Машей и Ритой почти месяц жили у нас в лагере «Лесная поляна». Звонку из Ставрополя обрадовались так, как будто им звонил кто-то родной и долгожданный.
— Я плакала, когда мы от вас уезжали, — сказала мне младшая — одиннадцатилетняя Машенька, — в Ставрополе так хорошо было. Все такие добрые — воспитатели, вожатые… Девочка тепло вспоминала вожатого Диму, ставропольских ребят, с которыми подружилась. — Я обязательно скажу маме, что звонили из Ставрополя, — пообещала на прощание.
Инга перезвонила мне сама, чтобы сказать спасибо всем жителям нашего города.
— Спасибо, что вы помните о нас. И я хочу, чтобы вы знали, что мы Ставрополь никогда не забудем. В вашем городе моим детям вернули детство. Они ведь ничего не видели кроме войны. Я их маленькими вывезла из Ашхабада, приехали в Цхинвал — тут то же самое. В Ставрополе мы словно в другой мир попали. Аквапарка дети в жизни своей не видели. А у вас их столько раз туда водили, и все бесплатно. А тепло, которым нас окружили! Всем спасибо — администрации, специалистам центра пограничных состояний, всем людям, которые нам подарки везли. Весь автобус на обратной дороге был забит игрушками. Мы их храним. Машенька моя даже велосипед с собой привезла. Она на нем, когда в Цхинвал вернулись, в воинскую часть за горячим чаем ездили. Дома готовить не на чем было. Магазины закрыты, полевые кухни только работали. А в основном мы первое время жили на ставропольских продуктах. Мы и до сих пор по телевидению все сюжеты из Ставрополя ловим, а как увидим — тепло на душе и слезы наворачиваются. Девчонки все меня спрашивают, поедем ли мы еще когда-нибудь в Ставрополь. Я говорю: мол, закончите хорошо школу — поедете туда учиться.
Девчонки стараются. Маша, например, занимается гимнастикой. Недавно побывала на фестивале в Москве, ее пригласила туда Алина Кабаева. Дома пока условия для тренировок почти нулевые. Зал маленький. Станков нет. Да и сама школа пока еще не отапливается. Восстановлена лишь частично. Тем не менее учителя и ученики благодарны строителям из Архангельска, которые занимались восстановлением.
Я хорошо помню эту школу, ее действительно пришлось поднимать из руин. В августе 2008-го это были обломки стен с каким-то чудом удержавшимся на фасаде огромным щитом: «В школе № 5 все должно быть на «5»…
— А мы ведь тоже именно так и кричали: «Спасибо, Россия!», когда домой возвращались, — вспоминает Инга. — У Рокского тоннеля — мы туда едем, а российские танки оттуда, и дети, и взрослые из окон автобуса смотрят, руками машут и кричат солдатам: «Ура, Россия! Спасибо, Россия!».

Если русскому человеку протянуть руку, он тебя обнимет

Заместитель председателя Осетинского краевого национально-культурного общества, член Всемирного конгресса осетинского народа Алан Мисиков в августовские дни 2008-го входил практически во все комиссии по размещению беженцев на Ставрополье и распределению гуманитарной помощи.
— Это было реальное воплощение истины, что чужой беды не бывает. На высоте были все — власти, МЧС, славянские организации, казачество, национальные общественные организации, жители города. Особенно хочется отметить Славянский союз Ставрополья и казаков, которые не только поддерживали и помогали, но и охраняли лагерь. А гуманитарки было столько, что в конце концов мы вынуждены были обратиться к жителям через СМИ, что больше ничего не надо приносить в лагерь. Азербайджанцы и армяне организовали дополнительную доставку продукции, которая производится их предпринимателями, к тому же азербайджанская организация отправила в Цхинвал 50 тонн муки, дагестанцы провели сбор средств. Тысячу примеров можно привести. В те дни не было безучастных.
Особенно врезались в память два эпизода: мужчина, который подъехал к лагерю на дорогой машине, забрал детишек, сколько поместилось в салон, а обратно привез одетыми во все новенькое — из самого лучшего спортивного магазина… Он не хотел, чтобы называли его имя. Просто сделал для детей подарок — просто так, от души… Ведь — ну это просто надо было видеть, какими люди к нам приехали. Женщина была в халатике и одном тапочке, на детишках сплошь и рядом — только трусики, даже маечки не на всех. Бежали, действительно, в чем были… Конечно, всех одели, обули, накормили. Но тот бизнесмен мне запомнился. И еще запомнилась бабушка, которая принесла в лагерь два йогурта. Совсем старенькая, она шла до «Лесной поляны» пешком, чтобы отдать эти два стаканчика ребятишкам… Я не собираюсь делать выводы, какой подарок более дорог. Эти примеры — показатель того, как люди отнеслись к чужой беде… А для меня это еще показатель глубины русского человека и миссии русского народа, которая заключается и в том, чтобы сохранить другие этносы. Как ни печально, но пока нас сильнее всего объединяет горе, а как нет горя — почему-то начинаются другие разговоры… Но я уверен и всегда об этом говорю: если русскому человеку протянуть руку, он тебя обнимет.
Я спросила Алана Мисикова, как он относится к словам профессора Авксентьева о том, что, не защитив Южную Осетию, Россия могла следом потерять Северный Кавказ.
— Абсолютно согласен, — ответил он. — Очень важно не позволять дестабилизировать обстановку на Кавказе. Когда некоторые горячие головы начинают рассуждать, что проще было бы вообще Кавказ отделить от России, это говорит либо о некомпетентности, либо я не знаю, какой страны они патриоты. В этом случае демаркационная зона безопасности распространится до Ростова. Мы, наоборот, должны расширять зону влияния и помнить свою же историю — многие этносы самосохранились благодаря приходу России на Кавказ, даже те, которые с ней воевали… И стали жить по ее законам, да — русским законам, но они ничуть не хуже, чем англо-саксонские или чьи-то иные… Свято место ведь пусто не бывает…
Об этом же говорит и Виктор Авксентьев:
— Сейчас очень важно не проиграть мир. Нельзя позволять сомневаться, что быть с Россией — выгодно и перспективно. Сейчас восстановление в РЮО, процессы, происходящие там и в Абхазии, ушли на периферию общественного интереса. Но мы знаем, как много ресурсов вложил Запад в восстановление пострадавших районов Грузии. Идет как бы соревнование. За влияние на новые государства борются и некоторые региональные державы, даже не признавшие их. Поэтому это направление в российской политике продолжает оставаться крайне важным.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
"Нельзя позволять сомневаться, что быть с Россией — выгодно и перспективно." (с) - согласен, но к словам ВЫГОДНО И ПЕРСПЕКТИВНО, я бы добавил ПОЧЁТНО... Для этого молодым представителям этносов приезжающим в регионы, где русское население составляет подавляющее большинство, нужно научиться принимать и уважать местные устои и традиции... а Русским вспомнить, что малые народы стремились попасть в состав Росси не только гарантируя себе безопасность и экономическое процветние, но и из-за того, чтобы стать частью Вликой Страны и с гордостью называть свою территорию РОССИЕЙ...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А статья хорошая... Спасибо Елена...
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов