Вдыхая душу в металл…

Нина Погребная

общество

 Шестой день творения.
Шестой день творения.
Детали масштабной работы.
Детали масштабной работы.

Тяга человека к прекрасному начала проявляться тысячелетия и даже миллионы лет назад, когда пещерные люди с помощью добытых из растений красок рисовали мамонтов и доисторических лошадей на каменных сводах своих жилищ. С развитием нашего мира открывались все новые и новые способы создавать прекрасное, которые развивались и видоизменялись с течением времени. Поэтому «традиционные» – назовем их так – виды искусства были рядом с человечеством во все, даже самые темные, времена. Одно из них – чеканное мастерство.

Чеканка появилась тогда, когда люди начали изготавливать ювелирные украшения и монеты, поэтому о «возрасте» этого ремесла говорить не приходится. Появилось оно повсеместно: им занимались и на Кавказе, и в Индии, и в Южной Америке, и в Китае. Разумеется, место и время задавали тематику и стиль – все как и в других воплощениях человеческого культурного гения, общим оставался только принцип творения. Чеканка – это вид художественной обработки металлов давлением с помощью специальных инструментов, толщина металла при этом остается неизменной, а на его поверхности появляется рельеф.

 Ашот Багиров.
Ашот Багиров.

Мастера-чеканщики работают чеканами разной формы, толщины и остроты – каждый предназначен для определенных элементов и работ. Например, лощатники («бой» плоский) служат для выравнивания (лощения) фона, а канфарники – (заостренный конец) предназначены для перевода рисунка с бумаги на металл. Вообще, все начинается с эскиза на бумаге, с рисунка, поэтому настоящие чеканщики еще и отличные художники. К сожалению, чеканное искусство, несмотря на то, что оно окружает нас в повседневной жизни – от ворот и дверей до сережек и монет, приходит в упадок. Так считает мастер-чеканщик Ашот Багиров:

– Чеканка – это моя жизнь, моя душа. Я посвятил всего себя искусству, а последователей нет. Дети просто не знают, что такое чеканка, более того, даже в Москве этому не обучают в художественных училищах!

Ашот Багиров уже давно живет в Ставрополе, хотя чеканкой начал заниматься еще на родине, в Азербайджане. Когда шла к нему в гости, чтобы воочию увидеть, что такое традиционная чеканка, я не знала, чего ожидать, ведь сейчас трудно отыскать выставленную на всеобщее обозрение отчеканенную картину. Большая часть работ Ашота Артемовича – это исторические и библейские сюжеты: на одном листе металла метр на метр развиваются целые драмы с участием более 30 фигур – это «Бегство Иакова». Поразительно, как одноцветный металл обретает свет и тень! То, что я увидела, было за пределами моего ожидания, ведь, рассказывая о преимуществах черно-белого алюминия, чеканщик сравнил чеканки с черно-белым кино: цветное динамичнее, порой его легче воспринимать, но градиент от белого к черному поражает глубиной и заостряет наше внимание не на динамике сюжета, а на деталях, мимике и настроении. С чеканкой точно так же. Металл принимает на себя теневой рисунок и каждой прожилке «придает значение».

Ашот Багиров оказался одним из тех, кто отдает любимому делу всю жизнь, ведь в искусство чеканки по металлу будущий мастер пришел еще в середине 70-х, когда учился в 6-м классе. Это была не влюбленность, а настоящая любовь с первого взгляда. Мальчишка до того поразился работам, которые принес с собой чеканщик, приглашающий детей в кружок, что понял, чем займется в будущем, даже не попробовав сделать первый удар по металлу:

Бегство Иакова.
Бегство Иакова.

«Я помню чеканные картины, которые принес мой первый учитель, – портрет Юрия Гагарина и девушки среди виноградной лозы. А учиться мне так нравилось, что не хватало занятий в выходные – я чеканил и в будние дни. Мы жили тогда в многоквартирном доме, и вот приходит мой старший брат после учебы или семья с работы, а я все долблю. Брат заходил, ругал, мол, эх, ты, дятел, опять стучишь! А я смеюсь и не могу остановиться».

Мастер больше всего любит работать в «древнем», как он сам его называет, стиле, который предполагает объемы, градацию света и тени, сложную фактуру. Большая часть работ выполнена в древнегреческом стиле. Ашот Багиров не просто уже более 40 лет превращает листы металла в произведения искусства, он – дипломированный чеканщик с 5-м разрядом – в те времена высшим. После восьми лет занятий в кружке чеканщиков он поступил в Бакинское художественное училище на факультет чеканки, который окончил с отличием, ведь его выпускная работа стала символом училища. К тому же именно команда Ашота Багирова оформляла бакинскую ВДНХ огромным полотном 3х60 метров! Помимо государственных заказов, оставалось время и на свободное творчество. Много работ чеканщика таким образом разошлись по Европе: иностранцы приезжали на выставки и покупали. Это были золотые годы чеканного искусства. Хотя тематику и регламентировали, она оставалась очень разнообразной, а работы поражали своим масштабом. Но работать часто приходилось с одними и теми же образами.

«Сколько я сделал Лениных – это что-то! Но особенно интересный был как раз на ВДНХ. Вообще, если я соберу все свои работы, то ими спокойно можно будет обить наш проспект Карла Маркса целиком».

Медное блюдо.
Медное блюдо.

В СССР к чеканке относились если не с благоговением, то с огромным уважением. Без дела чеканщики не сидели, но с развалом Союза о ней многие забыли. Ашот Багиров десять лет не прикасался к металлу – время и возможности не позволяли, хотя, признается мастер, он часто видел во сне, как чеканит, поэтому вскоре не выдержал и сел за работу. Правда, работа по специальности, указанной в дипломе, перестала приносить стабильный доход и превратилась в хобби.

Первая работа после перерыва в десятилетие меня поразила. Когда чеканщик попросил меня ее не фотографировать, я сначала подумала, что из-за качества работы, но потом оказалось, что причиной такой просьбы стал обнаженный образ.

«Неприлично! – сетует мастер. – Я выставил фотографию работы в интернет, так все на меня набросились. Не могу понять, вокруг сейчас гораздо больше общедоступной пошлости, а тут искусство, к тому же я не знаю, что может быть красивее женщины. Во все времена художники писали женщин. Это нормально и прекрасно».

Увидев эту работу, я была поражена, ведь она совершенно не отличалась от чеканок, сделанных недавно или, наоборот, еще в Баку: линии четкие, уверенные, фактура выверена, на телах видны мускулы. Руки помнят – это про ставропольского мастера.

«Самое приятное, – продолжает Ашот Багиров, – это процесс воплощения в жизнь того, что тебе хочется, того, что ты увидел. А спустя месяц работы ты видишь долгожданный результат, который останется в веках – ты сделал то, что хотел сделать. В такие моменты «больные искусством» люди, как я, испытывают самую настоящую и искреннюю душевную радость. Это все равно что родить ребенка. Это наша жизнь».

Фото из личного архива Ашота Багирова.

Ашот Багиров, искусство, Ставрополь, чеканное мастерство

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»