«Вековой наш богатырь». К 90-летию утверждения Гимна Кубанского казачьего войска

 

«Вековой наш богатырь». К 90-летию утверждения Гимна Кубанского казачьего войска

Во время Первой мировой войны у кубанских казаков появилась песня: «Ты, Кубань, ты наша Родина». Текст ее написал священник 1-го Кавказского казачьего полка Кубанского казачьего войска Константин Образцов. Прочитав слова песни, можно определить ее как молитву казака, в которой заложена любовь к родному очагу, любовь к своему Отечеству.

Родился отец Константин в одной из деревень Центральной России. Он рос, как и все сельские дети, познавая нелегкий крестьянский труд, сложности повседневного бытия. Но уже в шесть лет мальчика стало интересовать не только родное подворье, но и то, что окружало его. Нередко Костю можно было заметить глубоко погруженным в свои мысли. В семь лет он стал самостоятельно посещать небольшую церквушку, сельскую школу, после которой поступил в духовную семинарию, а по ее окончании был направлен священником в воинскую часть. Через несколько лет судьба забросила отца Константина на Кавказ, где он вскоре становится священником 1-го Кавказского казачьего полка.

 

По свидетельству полковника Ф. И. Елисеева (родом из станицы Кавказской), сослуживца отца Константина, «он был нескладным человеком — маленького роста, сутуловатым, с рыженькой косичкой на затылке и на окружающих производил заурядное впечатление. Однако эти внешние недостатки с лихвой восполнялись его внутренними достоинствами, главным из которых было обостренное чувство правды».

1-й Кавказский полк с началом Первой мировой войны был переброшен на турецкий фронт. По долгу службы отцу Константину приходилось исповедовать казаков. Все они несли тяготы своих дум полковому священнику. А слова, которые произносили казаки, касались не только их повседневной жизни, но и жертвенности, были наполнены тоской по своей станице, родному очагу.

Обостренное чувство правды отца Константина отмечали его однополчане, он всегда действовал так, как подсказывала его совесть, невзирая на чины и регалии. Полковник  Ф. И. Елисеев описал случай, когда на одном из войсковых праздников в палатке собрались все офицеры полка, и, выступая, командир полковник Д. Мигузов сказал неприятную фразу в адрес отца Константина. Тот медленно встал и тихо произнес несколько предложений, которых вполне хватило, чтобы дать понять военному начальнику его нетактичность, и покинул палатку.

Находясь в казачьем полку, отец Константин делил все трудности и невзгоды походной жизни казаков, участвовал в бесконечных переходах через снежные перевалы по извилистым, узким тропам, ел из общего котла подгорелую кашу, лаваш, печенный на раскаленных камнях, как и все казаки, делил суточное довольствие на человека, месил грязь, а главное, ежеминутно ожидал смерть.

Наблюдения, откровенные разговоры отца Константина с казаками, участие в боях не могли не отразиться в его чуткой душе. Он уже много знал о казачестве, понимал, что казака определяли его необыкновенная религиозность, любовь к Родине, сыновья преданность, вольность, самоотверженность в служении на благо Отечеству, его духовное богатство. Из рассказов сослуживцев у полкового священника складывались ясные представления об их родной Кубани, о бескрайнем просторе степей, которые казаки представляли как алтарь, на который возлагается самое дорогое, что есть у них, — честь и доброе имя.

Все это вылилось в конечном итоге в стихотворение, которое было опубликовано в «Кубанском казачьем вестнике» № 28 за 1915 год как «Плач кубанских казаков».

Ты, Кубань, ты наша Родина,

Вековой наш богатырь!

Многоводная, раздольная,

Разлилась ты вдаль и вширь.


Из далеких стран полуденных,

Из турецкой стороны

Бьем челом тебе, родимая,

Твои верные сыны.


О тебе здесь вспоминаючи,

Песню дружно мы поем.

Про твои станицы вольные,

Про родной отцовский дом.


О тебе здесь вспоминаючи,

Как о матери родной,

На врага, на басурманина

Мы идем на смертный бой.

О тебе здесь вспоминаючи,

За тебя ль не постоять.

За твою ли славу старую

Жизнь свою готов отдать.


Мы, как дань свою покорную

От прославленных знамен,

Шлем тебе, Кубань родимая,

До сырой земли поклон.

Многие тогда недоумевали: почему «плач». Успехи в то время на турецком фронте были значительны, и о стенаниях не приходилось даже думать. Отцу Константину предлагали изменить название стихотворения, но он был непреклонен и настоял на своем.

В 1916 году стихотворение вошло в «Сборник славы кубанцев», а вскоре композитор М. Ф. Сириньяно — дирижер Кубанского симфонического оркестра — на эти слова написал музыку. Песня стала быстро распространяться среди всего кубанского казачества.

Бурные революционные события не обошли и казаков, по которым новая, советская власть прокатила кровавое колесо репрессий. Многие из них вынуждены были эмигрировать за рубеж, другие были арестованы и окончили жизнь в ГУЛагах.

Жизнь полкового священника отца Константина тоже сложилась трагично. В революционное время он оказался в Тбилиси, на митингах выступал за единую и неделимую Россию. Это не осталось без внимания нового националистического правительства Грузии. Отец Константин был арестован. В тюрьме его подвергали страшным пыткам, заставляя отречься от того, что приобрел, находясь на ратной службе вместе с казаками, от идей свободолюбия, преданности России. Но все было тщетно. Не добившись желаемых результатов, грузинские власти приказали уничтожить патриота-священника Константина Образцова, как представителя «отжившего класса». В эмиграции кубанские казаки в апреле 1920 года были размещены на греческом острове Лемнос, где жили в крайней бедности. Болезни уносили многих, но, несмотря на это, боевой дух казаков не был сломлен. Из тьмы землянок, заменявших родные курени, то и дело слышались слова: «Ты, Кубань, ты наша Родина…». Эта песня не только выливала тоску кубанцев по Родине, но и вселяла надежду на возвращение в свои вольные станицы. Вскоре на этом острове состоялся Казачий круг, который избрал войсковым атаманом Кубанского казачьего войска В. Г. Науменко, который 25 февраля 1921 года утвердил популярную песню на слова полкового священника Константина Образцова в качестве официального Гимна кубанских казаков.

В советское время песня оставалась популярной среди казаков, но ее слова не могли быть желанными для большевистских властей. Поэтому через несколько лет текст ее был изменен и сокращен до минимума. При этом ни в одном из изданий советского периода не упоминается, что первым автором слов был полковой священник Константин Образцов.

Однако в сердцах казаков священник Константин остался навечно как человек исключительной нравственности. Необыкновенные слова стихотворения «Плач кубанских казаков», подчеркивающие черты казачьего характера, как гласное исповедание казачьей души, превратились в гимн и останутся памятником для кубанских казаков на все времена.

Петр Федосов

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов