Великий хирург, человек-легенда

Тамара Коркина

Великий хирург, человек-легенда

Встреча на всю жизнь 

 

Среди  множества людей, с которыми мне довелось встретиться за мою долгую журналистскую жизнь, совершенным особняком стоит министр здравоохранения семидесятых - начала восьмидесятых годов Борис Васильевич Петровский. Он дал мне понимание масштаба личности,  на всю жизнь «снабдил» истиной, что чем крупнее, заслуженнее человек, тем он проще и уважительнее в общении с другими. 

Шел год, в который широко и разнообразно отмечалось тридцатипятилетие Победы в Великой Отечественной войне. В Кисловодск, где в годы войны были развернуты десятки госпиталей, со всей страны съехались бывшие военные медики. Мне, освещающему это событие журналисту краевой газеты, было дано задание: непременно взять интервью у министра здравоохранения Петровского. 

- Он был главным хирургом на фронте, постарайся с его помощью обозначить то, какой ценой нам досталась победа. Ну и о Кисловодске, о крае спроси, он ведь наш земляк, - наставлял главный редактор Андрей Лаврентьевич Попутько. 

 Стою в приемной первого секретаря Кисловодского горкома партии, в кабинете которого вот-вот должно начаться очередное совещание.  Торопливо, буквально пробежкой входят именитые гости, среди которых и Борис Васильевич Петровский. Бросаюсь наперерез, поспешно объясняю ему свою  задачу. Он внимательно смотрит на меня, что-то прикидывает. «Я обязательно постараюсь выкроить для вас время, только, к сожалению, вам придется подождать». Какой разговор, облегченно думаю про себя, хоть сколько буду ждать! 

И вот дверь распахивается, снова легкий звон орденов, снова именитые люди куда-то торопливо направляются.

- Я прошу меня извинить, но я обещал этой милой журналистке интервью, - останавливает на мне взгляд Петровский, и мы направляемся в кабинет, из которого он только что вышел. Все остаются ждать его в приемной. 

К той поре он уже был хирургом-легендой, о нем писала вся мировая пресса, и мне совершенно очевидно было нравственное величие этого человека,  который понял меня и помог.  

 

Ессентуки или Благодарное?

Конечно, во время нашей беседы мне не удалось подробно расспросить Бориса Васильевича о его детстве, о корнях, которые связывают его со Ставропольем. Но интерес к этому большому и великодушному человеку был велик.

Родился Борис Васильевич 27 июня 1908 года в Ессентуках, хотя семья его жила в селе Благодарном. Коррективу внес случай: только долгожданный малыш намерился появиться на свет, как заболела единственная в селе акушерка. Отец, Василий Иванович, рисковать не стал, отвез жену в родильный дом Ессентуков. И хотя новорожденный пробыл там меньше месяца, родиной его стал считаться этот курортный городок.

 Благодарненцы сей факт не особо оспаривают, поскольку точно знают, что настоящая родина великого хирурга - конечно же Благодарное. Здесь семья Петровских не только  долго жила. Слава о ее главе - земском враче Василии Ивановиче Петровском – шла по всему Ставрополью и за его пределами. Будучи главным врачом земской больницы, Василий Иванович Петровский одерживал громкие победы в борьбе с тифом, туберкулезом, трахомой. Он добился открытия при своей земской больнице туберкулезного диспансера, оборудовал на современном уровне операционную, в которой делал сложные операции.

 

Трудный путь к исполнению мечты

Когда Борису исполнилось восемь лет, семья переехала в Кисловодск. Отец стал работать в Доме отдыха ВЦИК «Красные Камни». Здесь его пациентами были видные политические деятели, среди которых - и Надежда Константиновна Крупская, которая потом сыграет важную роль в судьбе сына.

Вопроса «кем быть» перед младшим Петровским не стояло. В его мечтах был медицинский факультет МГУ. «Медсантруд», где юный Петровский работал рассыльным, с охотой дал ему командировку для сдачи экзаменов, но … в Московское высшее техническое училище. Вуз звонкий, престижный, однако с медициной никак не связанный. Вот как описывает эту пору сам Борис Васильевич:

- Наконец Моховая, Манеж и университет. Дрожь в ногах - мечта близко, но не верилось, что поступлю в этот знаменитый храм науки. Когда я показал свою командировку, мне рекомендовали обратиться в Наркомпрос, так как с командировкой в МВТУ заявления в университет не принимают.

На следующий день пошел на Мясницкую в Наркомпрос. Ждал приема десять часов, не дождался. На второй день получил неутешительный ответ: командировки не меняют. Кто-то из ребят посоветовал: «Ты - сын врача, горишь желанием стать врачом, у тебя хорошая командировка. Пойди на прием к Надежде Константиновне Крупской - заместителю народного комиссара просвещения, она очень добрая».

Молодость всегда оптимистична. В Наркомпросе добивался приема два дня (Н. К. Крупской не было). Наконец она меня приняла. Сразу отметил, что лицо у нее доброе, усталое и печальное. Вспомнила о моем отце, который ее лечил. Сказала, что получу ответ в канцелярии ректора университета А. Я. Вышинского через пять дней.

…Через пять дней Борису Васильевичу сообщили, что заявление принято, можно сдавать экзамены. «Я сразу вспотел, побледнел, не помню даже, что ответил, и вышел, не чувствуя под собою ног. Неужели появилась надежда?»

- Экзамены начались через неделю, - вспоминает Борис Васильевич. - А вот и результаты - вывешиваются первые списки лиц, принятых на различные факультеты. В первом, втором и третьем списках моей фамилии нет. Обидно до слез, даже сон совсем пропал. Но вот наступает счастливейший день в моей жизни - в четвертом списке стоит «Петровский Б. В.» - принят на медицинский факультет МГУ. В глазах потемнело, закружилась голова. Отошел от стены, опять прочитал, пошел, съел бутерброд, опять подошел к доске и убедился, что это не сон, - я принят на медицинский факультет!

 

Становление

Год от года росло увлечение Бориса Васильевича хирургией. Из окна его общежитской комнаты был виден купол операционной клиники П. А. Герцена. Просыпаясь ночью и видя освещенный купол, Борис Васильевич быстро одевался и бежал в клинику, зная, что здесь всегда рады жаждущим войти в состав операционной бригады студентам. Он учился у лучших хирургов того времени.

В тридцатые годы серьезной проблемой для хирургов было переливание крови. Борис Васильевич защищает кандидатскую диссертацию на тему: «Капельное переливание крови и кровезамещающих жидкостей в онкологической практике». Труд этот затем был издан в виде монографии, которой пользовались многие хирурги.

Конечно же, в жизни молодого ученого были не только статьи, операции и сложные исследования. В институте онкологии он познакомился с научным сотрудником, «очень красивой, милой и доброй Екатериной Михайловной Тимофеевой. По воскресеньям мы вместе с товарищами ездили за город, собирали грибы, наслаждались подмосковной природой, осматривали дворцы, памятники старины. Мы очень полюбили друг друга. В 1933 году мы поженились».

В воспоминаниях Бориса Васильевича есть рассказ о том, как дважды с женой они отдыхали в Кисловодске, где их очень тепло встречали его родные. Как-то совершили переход через Клухорский перевал.

В 1936 году в семье родилась девочка, которую счастливые родители назвали Мариной. Пришлось, пишет Борис Васильевич, «нанять няню и поселить ее к нам, в тесную комнату. Так жили мы, так жили и большинство москвичей в те годы».

 

Ведущий хирург фронтовых госпиталей

Однако мирное, хотя и трудное, время заканчивалось. Великая Отечественная война застала Петровского на кафедре общей хирургии 2-го Московского медицинского института в должности доцента. С первых дней войны Борис Васильевич, тридцати-

трехлетний ученый, становится ведущим хирургом фронтовых, армейских госпиталей. Вот как он сам вспоминает в одной из своих книг то время.

«…Линия фронта стабилизировалась, обстрел и бомбежки стали редким явлением. Захотелось «домой» - в Тулу. После прощания с новыми друзьями на санитарном самолете У-2 вылетел из полностью разрушенного городка, оставившего в памяти воспоминания о тяжелейших днях борьбы за жизнь многих сотен людей.

Летим спокойно, погода дождливая, но тумана нет. Вдруг под самым Волоколамском летчик круто повел самолет вниз. Послышался резкий треск пулемета, и стали просматриваться трассирующие линии пулеметных очередей. Несколько раз видели настигающего нас «мессера».

Не помню, как добрались до Волоколамского аэродрома. Подрулили к строениям, вышли из самолета, летчик и я, оба бледные, вспотевшие. Летчик сказал: «Счастлив ваш бог, доктор. Мы были на краю гибели», - и показал на крыло, пробитое пулей. Через некоторое время мы опять поднялись в воздух.

Благополучно приземлились на Тушинском аэродроме. Обнялись, расцеловались с летчиком и пошли дальше каждый своей дорогой войны. Мне предстояло получить свой первый орден Красной Звезды в Кремле.

Военно-полевая хирургия, хирургия ранений сердца, легких, перикарда, кровеносных сосудов – Петровский и во время войны не прекращает заниматься научной деятельностью. После войны огромный цикл его исследований станет основой докторской диссертации «Хирургическое лечение огнестрельных ранений сосудов в условиях фронтового района». Она будет издана как монография, которая станет достоянием хирургов всего мира. Опыт человека, сделавшего в годы войны более 800 операций, был уникальным для всех.

 

Главный хирург Кремля

С 1953 года Борис Васильевич становится главным хирургом 4-го управления, ему вверяют жизнь первые лица государства. Вот как он пишет об этой поре:

«Наступили новые времена. Н. С. Хрущев боялся медицины и в то же время недолюбливал ее, хотя и прибегал к помощи врачей для себя и своих близких. И вот в мае 1954 года меня и профессора Маркова пригласили на квартиру Н. С. Хрущева. Заболела его супруга Нина Петровна, необходимо было оперировать.

«Операция опасна?» - спросил Хрущев. - «Как и каждая. Но эта при ранней диагностике сравнительно безопасна». Операция на другой день прошла спокойно. Через 10 дней Нина Петровна выписалась домой. Я посещал ее несколько раз на даче, иногда встречаясь и с Хрущевым. Он гостеприимно приглашал выпить чаю. Всякий раз я старался воспользоваться случаем и как бы невзначай говорил о нуждах медицины. Но почти всегда зря старался. Хрущев меня словно не слышал.

И что гораздо хуже - средств на медицину, как и при Сталине, выделялось мало.

Время, отпущенное талантливым, эпохальным людям, насыщенно и плодотворно. После войны прошло всего пять лет, а хирургия благодаря Петровскому обогащается новыми открытиями, новыми методиками, спасительными для многих тысяч людей. Начала формироваться одна из крупнейших хирургических школ России - школа Бориса Васильевича Петровского.

В 1960 году наш знаменитый земляк с группой хирургов за разработку и внедрение новых операций на сердце и крупных сосудах был удостоен Ленинской премии.

 

Практикующий министр

В сентябре 1965 года Петровский назначается на пост министра здравоохранения СССР. В этой должности он проработал 16 лет.

Борис Васильевич придерживался курса на строительство крупных специализированных и многопрофильных лечебных и научно-исследовательских учреждений. Он был первым практикующим министром, делал по три операции в неделю.

К этой поре множество государств наградили его своими высшими наградами, перечислять которые бесполезное дело - очень уж их много.

Академику Петровскому судьба определила долгую и плодотворную жизнь. В свои 95 он каждое утро ровно в 10 часов появлялся на работе в Институте хирургии. Последнюю операцию сделал, когда ему исполнилось девяносто.

Борис Васильевич успел выразить свое мнение насчет процессов, которые сейчас развиваются в медицине: « Я боролся за бесплатную медицину. Считаю, что меркантильность в нашем деле – плохой союзник…»

Бориса Васильевича не стало 5 мая 2004 года.

… Вот такого человека в начале двадцатого века родила ставропольская земля. Он обогатил своими талантами и достижениями минувший век, ими будет пользоваться человечество в века последующие.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов