Весна 43-го: как планировалась Курская битва

Нина Погребная

5 июля 1943 года началось самое масштабное сражение в истории – Курская битва. В ходе боевых действий войска Красной Армии имели всестороннее преимущество в ресурсах. Как планировалась немецкая операция «Цитадель» под Курском и чем ответило Верховное Главнокомандование (ВГК) – рассказываем в материале.

Подбитые танки вермахта. Фото: bigenc.ru
Подбитые танки вермахта. Фото: bigenc.ru

После поражения в Сталинграде и провала группы армий «Юг» ОКВ (верховное командование вермахта) под давлением нацистского правительства приступило к разработке новых стратегических операций на летний период. 13 марта 1943 г. ОКХ (верховное командование сухопутных сил вермахта) передало «Оперативный приказ №5 (Директива о ведении боевых действий в ближайшее время)», подписанный Адольфом Гитлером. В нем говорилось о специфике ведения боевых действий на Восточном фронте в ближайшие месяцы: немецким войскам следовало «навязать Красной Армии свою волю» путем ложных маневров, построенных на том, чтобы убедить командование в необходимости наступления на отдельных участках фронта после распутицы.

Танки Т-34-76 поддерживают атаку пехоты на курском направлении. Фото: foto-history.livejournal.com
Танки Т-34-76 поддерживают атаку пехоты на курском направлении. Фото: foto-history.livejournal.com

Уже в «Дополнении к оперативному приказу №5» от 22 марта 1943 года указывалось, что «в связи с тем, что период распутицы в этом году на южном крыле Восточного фронта будет, вероятно, весьма коротким, фюрер приказал группе армий «Юг» первоначально подготовить удар с форсированием р. Донец, чтобы уничтожить вражеские силы западнее Купянска. Цель этого удара состоит в захвате рубежа по кратчайшей линии Лисичанск – Купянск – Волчанск, чтобы обеспечить себя с тыла при наступлении в направлении Курска, которое будет осуществлено сразу же после указанного удара. […] Время до начала удара необходимо использовать для освежения (пополнения и отдыха) этих соединений, подтягивания необходимых сил, в особенности понтонно-мостового парка, и т. д. […]

По поручению фюрера подписал Цейтцлер, 22.03.43».

В ответ на «Оперативный приказ №5» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн отмечает, что «реорганизация, в общем, закончится к концу апреля, а полностью – к середине мая», причём некоторые подвижные соединения будут боеспособными «лишь в ограниченном масштабе»:

Советская пехота рядом с подбитым Pz.Kpfw.VI «Тигр». Фото: foto-history.livejournal.com
Советская пехота рядом с подбитым Pz.Kpfw.VI «Тигр». Фото: foto-history.livejournal.com

«[…] Вынужден указать на то, что группа армий «Юг» при протяженности своего фронта в 650 км располагает лишь 24 пехотными и 13 танковыми и моторизованными дивизиями, в то время как группа армий «Центр» при протяженности фронта 1250 км имеет 69 пехотных и 13 танковых и моторизованных дивизий.

Если принять во внимание, что наибольшему воздействию со стороны противника подвергается группа армий «Юг», то выявляется целесообразность решительного выравнивания сил. Необходимость этого отпала бы в случае наступательных действий группы армий «Центр», которые вынудили бы врага снять крупные силы с фронта группы армий «Юг». Пока же приходится констатировать факты переброски войск из района Кавказа и с участка группы армий «Центр» в полосу действий группы армий «Юг».

Командующий фон Манштейн».

Спустя два дня в ОКХ приходит телеграмма от командования группы армий «Центр». В ней генерал-фельдмаршал Гюнтер Ханс фон Клюге докладывает о том, что «пополнение личным составом, техникой и проведение боевой подготовки указанных соединений будет окончено 20.4.1943 г.».

«Для проведения операции предлагается: […]

Командование ЦФ осматривает подбитую немецкую технику. В центре - командующий фронтом Константин Рокоссовский и командующий 16-й ВА Сергей Руденко, июль 1943 года.
Командование ЦФ осматривает подбитую немецкую технику. В центре - командующий фронтом Константин Рокоссовский и командующий 16-й ВА Сергей Руденко, июль 1943 года.

б) в день «X» одновременно с наступлением южной группировки нанести удар 46-м и 47-м танковыми корпусами, следующими в глубоких боевых порядках по направлению шоссейной дороги на Фатеж и железной дороги – на Курск; […]

Командование группой армий «Центр». 24.03.1943».

Первое упоминание операции под названием «Цитадель» присутствует уже в «Проекте от командования группы армий «Центр» от 12 апреля. В этом документе уже представлены детали операции, а также, что интересно, некоторые разведанные данные, свидетельствующие «больше о его оборонительных, чем наступательных намерениях».

Генералы после обсуждения 21 июня 1943 года, слева впереди –  генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн. Фото: Bundesarchiv, Bild 101I-022-2927-30 / Mittelstaedt, Heinz / CC-BY-SA 3.0.
Генералы после обсуждения 21 июня 1943 года, слева впереди – генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн. Фото: Bundesarchiv, Bild 101I-022-2927-30 / Mittelstaedt, Heinz / CC-BY-SA 3.0.

Из представленных архивных документов следует, что вермахт не был готов к исполнению приказов о наступлении после провальной зимней кампании, а все доводы о том, что, если бы наступление на Курск было начато в мае, победа была бы на стороне Адольфа Гитлера, выглядят неубедительно: реорганизация проходила медленно и болезненно, в то время как в ВГК уже были догадки о наступлении в районе Курска, однако, несмотря на это, фюрер нацистской Германии подписывает «Приказ №6 на операцию «Цитадель»:

«Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» – первое наступление в этом году. Этой операции придается решающее значение. Она должна завершиться быстрым и решающим успехом и перевести инициативу в наши руки на весну и лето текущего года».

В мае представители командования (в том числе Эрих фон Манштейн и Вальтер Модель) негативно относились к предстоящему наступлению, высказываясь об его нецелесообразности, а среди солдат ходили слухи о том, что Советский Союз разгадал план. Эти опасения были небезосновательными.

В начале апреля 1943 г. советское командование также на основе разведанных данных сделало анализ обстановки и прогноз на весенне-летний период. Например, важные сведения поступили от работавшего на советскую разведку английского офицера Джона Кернкросса (оперативные псевдонимы «Мольер», «Лист», «Карел»), имевшего прямой доступ к расшифровке перехваченных англичанами радиограмм вермахта. 12 апреля 1943 года на совещании Иосифа Сталина с заместителем Верховного главнокомандующего, Маршалом Советского Союза Георгием Жуковым, начальником Генштаба, Маршалом Советского Союза Александром Василевским и его заместителем, генерал-полковником Алексеем Антоновым, опиравшимися на данные стратегической разведки и фронтовых разведслужб, был сделан вывод, что вермахт после распутицы (начало мая) начнёт наступление с целью ликвидации Курского выступа. В связи с этим было принято предварительное решение о переходе к стратегической обороне. До конца апреля планировалось должным образом подготовить войска Воронежского (ВФ) и Центрального (ЦВ) фронтов и в ходе взаимодействия их военных советов с Генштабом приступить к разработке оборонительной операции. Этот этап Курской битвы, продлившийся с 5 по 23 июля 1943 года, назовут Курской стратегической оборонительной операцией.

25 и 28 апреля соответственно командование фронтов доложило о завершении поставленных задач, а ставка ВГК утвердила общий замысел представленной ими Курской стратегической оборонительной операции и отдала приказ полностью подготовить войска к отражению удара вермахта к 10 мая и установила дату их возможного перехода в наступление – не позднее 1 июня 1943 года.

Ни для кого не секрет, что соотношение сил сторон сложилось в пользу Красной Армии. По данным полковника бундесвера Карла-Хайнца Фризера и американского военного историка Дэвида М. Глантца, оно было таким: количество солдат – 2,8:1 (по Фризеру) и 2,5:1 (по Глантцу), количество танков – 2:1 (по Фризеру) и 1,7:1 (по Глантцу), количество единиц артиллерии – 4:1 (по Фризеру).

Состав войск ЦФ уже на конец мая составлял 451179 человек, что составляет 97% от общей численности на 5 июля 1943 года, и 1216 танков, 72% от общего числа боевых машин к началу операции «Цитадель».

Воронежский фронт собирал силы еще быстрее: к 30 мая в распоряжении генерала армии Николая Ватутина было 409785 человек и более тысячи танков.

Оба стратегических объединения были практически укомплектованы и готовы к отражению удара сил вермахта, тогда как в стане противника обеспечение армий шло гораздо медленнее, и порой реальное состояние дел не соответствовало обещанным «на бумаге» ресурсам.

Обе стороны приступили к планированию летней кампании еще в начале весны, однако Адольф Гитлер был движим красноречивой идеей, которая никак не способствовала решению реальных проблем на Восточном фронте, а, напротив, опустошала истощенные спустя почти четыре года войны ресурсы, тогда как воодушевленная разгромом 6-й армии Фридриха Паулюса в ходе Сталинградской битвы Красная Армия продолжила победоносный путь на запад.

 

Великая Отечественная война, Курская битва

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»