Виктор Вержбицкий: «Тимур Бекмамбетов – мой крестный отец в кино»

Виктор Вержбицкий:  «Тимур Бекмамбетов –  мой крестный отец в кино»

Известный актер откровенно рассказал  об «узбекской мафии»,  злодеях и тайных планах

 

У актера Виктора Вержбицкого - более 60 ролей в кино. Но самую большую славу ему принесли уже ставшие легендарными фильмы «Ночной дозор» и «Дневной дозор», где он сыграл предводителя темных сил Завулона. И даже в 2006 году получил за эту роль кинонаграду «МTV» как «Лучший кинозлодей года». А вот в вышедшем недавно на экраны фильме «Ярослав. Тысячу лет назад» Виктор Александрович сыграл положительную роль – Святозара, который был «правой рукой» князя Ярослава. 

Виктор Александрович редко общается с журналистами, о личном говорить не любит (ограничивается сухим: «Да, я женат!»). Но на остальные наши вопросы ответил достаточно охотно.

Исторические роли

- Вы часто снимаетесь в исторических фильмах. Сами выбираете такие?

- Я на самом деле очень люблю работать в исторических фильмах. В этом случае всегда у тебя есть материал, который ты можешь посмотреть - не сочинить, не додумать, а именно изучить. Есть документы, есть какие-то летописи, былины… Когда мы работали над фильмом «Ярослав. Тысячу лет назад», мне очень понравились декорации. Я бы даже не назвал это декорацией - был выстроен целый город из настоящего дерева, из срубленных в лесу бревен. И когда я входил - не в павильон и не в декорацию, а в избу, в хоромы – это преобразовывало меня. Тут настоящий дом, настоящая утварь, настоящий костюм, латы, кольчуга... Когда попадаешь в эту обстановку, то поневоле чувствуешь себя по-другому. Ты даже по-другому двигаешься - потому что на тебя надето восемь килограммов железа. То же самое касается и речи: в любом историческом фильме она облагораживается, становится культурной. И это очень помогает. 

- А какие еще ваши исторические роли вам запомнились?

- Мне понравилась работа в документальной драме «Осведомленный источник в Москве» - об известном журналисте-международнике Викторе Луи, который работал в советское время. Это, правда, не очень далекая история - советский период. Я его лучше знаю - я в нем жил…

«Узбекская мафия»

- Вы родом из Ташкента. Часто бываете у себя на родине? 

- Достаточно часто - раз в два года. Например, в прошлом году был в августе. Потом приехал - и снимался сначала у одного своего земляка, у Димы Коробкина, в «Ярославе», потом у другого – Рауфа Кубаева в восьмисерийном телефильме «Сорок третий номер». И еще у третьего земляка - у Тимура Бекмамбетова в его проекте «Новый год шагает по стране». Кстати, на съемках «Ярослава» не только режиссер был из Узбекистана, но и в операторской, и в осветительской группе оказалось много наших земляков.

- Прямо какая-то «узбекская мафия»...

- Совершенно верно - «узбекская мафия». Когда к тебе обращается твой земляк, то ему очень трудно отказать. Надо друг друга поддерживать. Я даже решил прямо на съемочной площадке все это как-то особо отметить. Закупил на ярославском рынке баранину, специи, рис, и мы там готовили плов. Было очень вкусно и душевно...

- С Тимуром Бекмамбетовым тоже работаете по принципу: «потому что земляки»?

- Не только. У нас с ним давняя дружба - уже почти 30-летняя. Мы с ним вместе учились. И я в каждом его фильме занят - это уже традиции, их нарушать нельзя. И потом он отчасти мой «крестный папа» в российском кинематографе. Мы вместе с ним начинали - с банка «Империал», с рекламных роликов... 

- Съемки в рекламе были началом вашей кинокарьеры?

- В Москве – да. Это было начало 90-х. Мы все были «рекламными пионерами»: и Филипп Янковский, и Федор Бондарчук, и Тимур Бекмамбетов, и Тигран Кеосаян. Все с нее начинали, пока было безвременье - страна становилась на ноги… И я ничего в этом предосудительного не вижу. Все, как могли, старались зарабатывать деньги - надо же было на что-то жить, а кино тогда почти не снимали...

 Непредсказуемый успех

- Помимо работы в кино, у вас есть много театральных ролей. Где труднее?

- Трудность в кино в том, что нельзя предугадать зрительскую реакцию. В театре спектакль может состояться только тогда, когда в зале появится зритель. Мы репетируем три месяца, устраиваем прогоны. И когда появляется зритель - спектакль приобретает совершенно другое звучание. Зритель становится как бы участником спектакля. И только тогда понятно: успех это или провал. Это в театре. А в кино ты этого не знаешь, ты даже не понимаешь: нравится оно зрителю или нет - ты не видишь его реакции.

- Неужели с «Ночным дозором» было так же: вы не знали, что он вызовет такой ажиотаж?

- Никто из нас не предполагал, что у «Дозоров» будет такой успех. Мы там тоже были пионерами - все пробовали, искали, говорили: «А давай попробуем так. Или вот так? А что получится, если снять вот так?». И, кстати, если бы не было такого интереса к первой части, то не появилась бы вторая… В кино нужно только очень хорошо знать, чего ты хочешь, знать материал, и с чувством и честно всю свою работу делать. Вот только это. Мы сегодня, например, снимаем фильм, а завтра изменится политическая обстановка – и он может оказаться никому не нужным: он уже неактуален! У нас время сейчас такое - активное, быстрое. Поэтому нужно снимать о вечном - о темах, которые будут смотреться и в разруху, и на пиру, и в трауре, и при победах, и при поражениях. Тут ничего просчитать, как в математике, нельзя...

Положительные роли

- В вашей фильмографии немало отрицательных персонажей – вы даже приз главного кинозлодея получили. А вам лично кого больше нравится играть: злодеев или положительных героев?

- Я не делю свои роли по принципу: этот герой хороший, а этот - плохой. Я их оцениваю исключительно по тому, насколько они могут быть интересны зрителю. Насколько я смогу ту или иную роль сделать разнообразной, объемной, насколько там позволительны эти преобразования... Если я чувствую, что там есть простор для творчества, то я иду на эту работу. Еще мне очень важна компания, в которой то или иное кино делается. Когда люди говорят на одном языке, когда они доверяют друг другу - вот тогда рождается нечто интересное… Я никогда не рассматриваю свои роли с точки зрения: положительный это персонаж или отрицательный.

- А какие ваши фильмы и роли нравятся вам больше всего?

- Мне очень нравятся «Турецкий гамбит» и фильм «12». Я очень доволен и этими работами, и встречами, которые произошли при создании и того и другого фильма. И еще мне нравится персонаж Виктор Луи из «Осведомленного источника в Москве» - про него мы уже сегодня с вами говорили...  

Взять паузу

- Какие планы у вас на ближайшее время?

- Я ничего не загадываю. Конкретно сейчас - хочу отдохнуть от кино, от театра. Планирую взять паузу. Может быть, поеду путешествовать по разным странам… 

- Вы так сильно устали от кино?

- Мне нужен какой-то период реабилитации, момент паузы. Я не скажу, что у меня творческий кризис. Но из того, что предлагают – это все одно и то же, а повторяться не хочется. И вот на сегодняшний день от всех киношных предложения я отказался. Да и в театре тоже что-то новое надо начать. Ты много тратишь, отдаешь часть себя, а потом у тебя уже нет сил, чтобы выразить все свои чувства и эмоции. Сейчас мне хочется походить по музеям, концертам, почитать новые книги. В любом случае у актера - достаточно узкое пространство. А надо, чтобы оно было шире. Нужно выйти из этого бесконечного круга: кино – театр - кино – театр – съемки – спектакли – репетиции… Некогда и негде приобрести что-то для себя в эмоциональном плане, чтобы выйти на какой-то качественно новый уровень. Так что в ближайших планах у меня - только отдых!

Валерия Хващевская

Фото Вадима Тараканова

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов