«Винтаж»

Наталья Ильницкая

Такое название получила современная мода с элементами десятилетней и более дальней давности. Почитывая столичную светскую хронику, непременно
наткнешься на фразу вроде «она была в «винтажном» платье от Сен-Лорана», то бишь с каким-нибудь декольте а-ля 10-е годы прошлого века. Но, оказывается, это понятие может иметь отношение и к иным сферам. По ассоциации сразу же приходит в голову – богат и могуч русский язык – однокоренное слово «свинтить». А также синонимы – спеленать, придушить, зажать, окоротить, обезличить…

Речь о «Концепции государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в РФ и защиты их нравственности», разработанной депутатами Госдумы, членами Общественной палаты и общественного совета при полпредстве Президента России в Центральном федеральном округе. Она рассчитана до 2020 года и вынесена на общественное обсуждение. Что предлагают, в том числе в близком будущем, внедрить, так сказать, в жизнь авторы документа?
                                                        
Новый порядок?
Что трудно представить для исполнения в реальности – повсеместно комендантский час для школьников с 22.00 до 6.00, скажем. В это время они под угрозой административного наказания родителей не должны будут, по идее, появляться в общественных местах.
К примеру, пару месяцев назад дочь моих знакомых – одиннадцатиклассница гимназии  и отличница при том - отмечала с друзьями день рождения в соседнем с домом кафе под негласным и согласованным с родителями девизом «Прощай, детство!». Танцевали под легкие коктейли часов до двенадцати ночи. Отец, естественно, не спал, раза три связываясь по сотовому телефону (у вас все в порядке?), а потом, само собой, вышел встречать любимое, уставшее от праздника, но счастливое чадо. Действуй бы сегодня Концепция в виде закона (а под нее уже имеется 18 законопроектов), мог бы нарваться и на штраф, иными словами, на бравый милицейский наряд: мол, оставьте свои семейные порядки и сценарии воспитания за дверью, государством сказано в десять, значит, в десять, ферштейн?
Я это вот к чему – семьи бывают разные, в каких-то воспитывают самостоятельность и ответственность за свои поступки, в других, увы, дети с малых лет без надзора. Видимо, родителей последних, прежде всего, и имели в виду авторы Концепции, но подстричь под одну гребенку решили всех. Причем в больших, средних и малых городах, селах и станицах. Разницу укладов и возможностей, надеюсь, разъяснять не надо? А состояние нынешней милиции, которой кое-где у нас порой боятся больше, чем криминала? Сначала, наверное, надо бы порядок во взрослом мире навести, а потом уже влезать в деликатный и тонкий детский, тем более переломный подростковый. Ведь так и видишь: пузатый дяденька в погонах вырывает серьгу из уха дрыгающего ногами и орущего благим матом старшеклассника. А согласно Концепции, пирсинг (за исключением женских сережек), татуировки (их, как и пирсинг, между прочим, на разных местах накалывают, юбки, что ли, станут задирать?) запретить для несовершеннолетних планируется законодательно. То есть подразумевается заранее: все родители – идиоты, и вразумить их чад может только государство.
Невольно вспоминается, как в 60-70-е по классам ходила глубоко незамужняя завуч с «партийно-профсоюзной» халой на голове и с флаконом ацетона, заставляя снимать лак с ногтей, а то и, прищурясь в наведении «измерительной» резкости, – бежать домой менять мини на макси. Выход находили, разумеется: приходили в школу в длинном, а после уроков тут же булавками подкалывали, укорачивая по тогдашней моде…

«Сегодня ты одет как эмо – завтра Родине измена»
Но даже в советские времена всеобщей унификации внешний вид учащихся детально не закреплялся законами. Сейчас же аргументация инициаторов полного «винтажа» на молодежном поле такая: мол, пирсинг, татуировки, а также предпочтение черного цвета в одежде и так далее – приметы модных неформальных молодежных субкультур эмо и готов. В их основе якобы депрессивное (сверхэмоциональное или так называемое готическое, с верой в потустороннее) восприятие действительности вплоть до склонности к суициду, а Россия держит одно из первых мест в мире по детским самоубийствам. Понятно, что с причинами этого сложного, прежде всего, психологического явления разбираться, а тем более с ними бороться чрезвычайно трудно. Куда проще приравнять неформалов по степени общественной опасности к нацболам, прочим экстремистам – и запретить. У нас в стране, мол, не только с моралью и нравственностью, но и с демографией напряженка. Надо что-то делать, вести как бы профилактику, чтобы все имели румянец довольства жизнью и веры в счастливый завтрашний день на лице…
И никому ведь в голову из авторов Концепции не пришло: может, внешний вид подростков, их нарочито вызывающее поведение, извините за каламбур, просто взывает: нам плохо, никому до нас, включая нередко мам и пап, нет дела, обратите же на нас внимание?! Да и для начала хорошо было бы, чтобы и лица родителей не серели от усталости после труда на двух или трех работах, а излучали удовлетворение уровнем и качеством своей жизни. Ведь те же разрывы в доходах сегодня между богатыми и бедными просто феерические по мировым стандартам, официально составляют 16 раз. Вот и получается: если лет 50 назад в «Крокодиле» под карикатурами сочиняли подписи вроде «Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст!», то нынче впору по той же кальке вывешивать лозунг (взято, как и подзаголовок, из интернета): «Сегодня он одет как гот, а завтра Родину пропьет!».

Валентинки – в урну?
Если читателям кажется, что я утрирую, поминая про джаз и измену Родине в одном флаконе в рамках идущего «винтажа», то это заблуждение. Помимо вышеназванного, планируется законодательно запретить празднование в школе заимствованных и весьма популярных праздников не только среди тинейджеров (благодаря и коммерциализации, куда без нее) – Хэллуина и особенно Дня святого Валентина. Сердечки какие-то с признаниями в любви рассылают, понимаешь. Параллельно вводя в факультативном, а то и обязательном порядке предмет «Основы православной культуры» (читай: вместо Валентинова дня отмечать религиозный праздник Февронии – и кто там ее беззаветно любил, имя архаичное, сразу не вспомнишь, короче, они были счастливы и умерли в один день). Глобализация, понимаешь, а нам свою идентичность надо то ли восстанавливать, то ли закреплять…
Нечаянно возникает риторический вопрос: а Пасха – праздник заимствованный или славянский? И следом: российские католики, там, иудеи, мусульмане, к примеру, или космополиты по взглядам, агностики – это, получается, недограждане, отщепенцы, по-старому, «лишенцы», то бишь лишенные прав в том числе на какие-то праздники? Кстати, среди них немало родителей школьников, которые единственно вправе выбирать – чему детей учить и направлять куда. У нас – что, вера в Бога обязательна, а православие – государственная религия? Ведь до чего доходит: признаться сегодня во всеуслышание, например, что ты – атеист, по меньшей мере, неудобно и, прежде всего, чиновникам. Они верующие все, прямо как на подбор, и неважно – соблюдают или нет ту же заповедь «не укради» (к слову, о без-удержной коррупции). Признаться им в атеизме сложно почти так же, как когда-то в принадлежности к троцкистам, коих под корень извели в итоге, а заодно и многих других, кто мимо проходил. Вон, и коммунисты дружно в храмах со свечками стоят и крестятся как надо: справа налево. Даже поговорка родилась: заставь русского Богу молиться, он и лоб расшибет… тому, кто молиться не хочет.
Вообще, после ознакомления с Концепцией, в основе которой тьма странных, исходя из здравого смысла, запретов, возникает стойкое ощущение, что роль РПЦ в ее создании весьма значительна. И порой трудно разобраться: где тут действительно желание священства влиять на моральное, нравственное состояние подрастающего поколения (а позитивное влияние бесспорно), а где –  будем честны – стремление просто отжать, как говорят бизнесмены, конкурентов (читай: для привлечения в приходы инвесторов-граждан для покупки религиозной атрибутики и оплаты треб, в цене растущих по мере инфляции, как и хлеб). Но главное – как быть с Конституцией, в частности, со свободой совести, с отделением церкви от светского государства? Вопрос ведь не просто мировоззренческий или сиюминутно политический. Это – проблема, напрямую связанная с модернизацией общества и государства на основе права, к которой сегодня призывают со всех трибун.

«Суха теория, мой друг, а древо жизни живо зеленеет»
Минувшей весной «Вечерка» вместе с педагогами Ставропольской гимназии № 9 проводили небольшое исследование среди старшеклассников, один из вопросов анкеты формулировался так: «Знаешь ли ты кто такие эмо, встречался ли с ними в городе, как к ним относишься?». Часть призналась, что слыхом о них не слыхивала; часть, что вообще ко всяким молодежным движениям относится «параллельно», предпочитая индивидуализм, а «не растворение в толпе». А вот несколько примеров других ответов (подобных – большинство): «Это люди с неустойчивой психикой, очень эмоциональные, девочек среди них больше, чем мальчиков. Отношусь к ним нейтрально, но, в принципе, они – дураки, потому что все время ревут». «Это – тупые нытики». Или вот: «Мне не нравится их взгляд на мир, отношение к жизни, их стиль одеваться, выбор музыки и причесок. А вообще, это все – понты!».
Наверное, не все в ответах были искренни, понимая, чего от них хотят. Но ведь, действительно, у каждого входящего в  жизнь поколения свои «понты», и свои «фенечки», говоря по-современному. «Свои» кажутся нынешним взрослым, а то и пожилым людям самыми что ни на есть. Им очень хочется, чтобы они оставались определяющими и для тех, кто дышит в спину. А ведь у них, как говорится, непоротых, токи уже другие, и взросление через боль – иначе не бывает – по-другому чувствуется и выражается. Тем более в отсутствии пока по-настоящему близких каждому, объединяющих все социальные слои общества идей. Ведь победами футбольной и хоккейной сборной или Димы Билана на Евровидении их не подменить. Может, потому и хочется идущих на смену на свой понятный лад свинтить, построить, спеленать, окоротить, обезличить – вместо того, чтобы выслушать и понять, предоставить возможности для самореализации?
Так и просится сюда один из методических «вредных советов» Григория Остера: «Если у вас не получается с воспитанием детей, попробуйте им запретить то, что разрешали, и разрешить то, что запрещали». Да  и аксиому – запретный плод всегда сладок – еще никто не отменял. А уж последствия  этого каждый может представить сам, на своем личном опыте.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов