Вода и беда

Елена Павлова
Осажденная гитлеровцами Одесса жила в условиях строжайшей экономии воды несколько месяцев. Петровский район Ставрополья, который, слава Богу, не находится в осаде, существует в таком режиме не первый год. Депутат Государственной думы Ставропольского края от этого округа Александр Кузьмин ехал к светлоградцам, чтобы сообщить им радостную новость – 80 миллионов на реконструкцию водовода района внесены отдельной строкой в краевой бюджет. Присутствовавшие на его встрече с жителями журналисты воочию могли убедиться, что слова «вода» и «беда» для петровчан давно являются синонимами.
 

Как носачевцы у президента воды просили

Чтобы задать вопросы жителей хутора Носачев и найти решение тамошний староста Андрей Николаевич Аксаков намедни даже в Москву ездил – чтоб письмо носачевцев Путину передать. Главный вопрос в этом письме: доколе им терпеть?

Почему президенту он адресован? Так телевизор­то в Носачеве все смотрят, видели по осени и парадные телеотчеты с ударной дегтяревской стройки в Кочубеевском районе и жалели, что не они Путину дозвонились. Может, и на их беду миллионы бы нашлись, а вместе с ними – трубы и строительная техника. Носачевцы ведь похуже дегтяревцев бедствуют.

­ У нас, — рассказывает Андрей Николаевич, — один колодец на 450 жителей. Уж сколько мы из­за этого натерпелись! Неподалеку от колодца ферма была, так с нее стало по грунтам в колодец протекать… Люди болеть начали. А одна женщина, — рассказывает староста, — и вовсе померла. Потом скот забили – из­за бруцеллеза. Работы в хуторе вовсе не стало. Одна подмога семьям – домашнее хозяйство, какая­никакая животина. Молоко от коровы сдать – что­то детишкам купить можно. А без воды в хозяйстве как? Да никак! А из колодца на 450 человек воды не хватает. И вот, — продолжает Андрей Николаевич, — 23 июня дошли до ручки, собрали сход…

Порешили селяне отправить старосту в Москву, чтоб Путину письмо, где про их горькое житье все описано, передать. Не самому президенту в руки – понятно, что к главе государства сельскому старосте не пробиться, но тому человеку, от которого их письмо непременно к Путину попадет. Вроде бы нашел Андрей Николаевич в Москве отзывчивых людей – обещали они доложить о беде жителей хутора Носачев.
 
Чтобы миллионы не «ушли в песок»

­ Конечно, — говорит Александр Сергеевич Кузьмин, — восьмьюдесятью миллионами все проблемы с водой в Петровском районе не закрыть. На это, может, и двести миллионов будет недостаточно. Но то, что впервые определена столь крупная сумма целевых средств на реконструкцию водовода района – уже победа. На них уже можно многое сделать. Ну а дальше – продолжать работу в этом направлении, добиваться новых решений, новых средств.

­ 80 миллионов в бюджет на этот год внесены не были?

­ Когда принимался бюджет – нет. 7 июля на заседании Думы мы обсуждали исполнение бюджета за полугодие. И выявили некоторую экономию – за счет средств, заложенных в субсидии по оплате услуг ЖКХ в сумме 100 тысяч рублей. Большую часть высвободившихся средств решено было направить на реконструкцию водовода в Петровском районе. Теперь это уже закон, обязательный для исполнения. Я обещаю людям контролировать расходование этих средств. Что бы они не «ушли в песок».

­ Как вода, которой в Петровском районе нет?

­ Воды действительно нет. Я уже не говорю о зимней аварии, когда район на всю страну прогремел и люди месяц без воды жили. Воду пустили по временной схеме – так она до сих пор и функционирует, в нарушение всех норм и правил техники безопасности. Так люди и сейчас практически без воды. Это уже даже не проблема длиной в десяток лет – это беда, это горе Петровского района.

Безводье

В Светлограде я впервые услышала въяве фразу, знакомую мне доселе только по книжкам: «график подачи воды». Люди говорили о том, что этот график публиковали в местной газете и он не соблюдается. Мне казалось, что практика «графиков подачи» воды и энергии ушла в прошлое вместе с периодом восстановления разрушенного войной народного хозяйства… Ан нет. В Петровском районе так до сих пор живут – более того, рады были бы, если бы вода в их краны поступала исключительно по графику. Хоть запастись бы успевали. А так ни запас сделать, ни постирать, ни посуду помыть, ни искупаться. Да какая стирка, если после запуска вода ржавая идет, а потом ее и вовсе нет…

­ Если б знали, что телевидение будет, я б последнюю банку воды не использовала, — говорит одна шустрая бабулька. – Показала бы на весь край рыжий осадок толщиной в сантиметр. Пусть бы все посмотрели, чем нас поят, на какой воде мы вынуждены готовить. Вода в кранах бывает раз в год по обещанию, зато в подвалах она стоит, и ремонтом никто заниматься не собирается. Это же золотая вода просто так утекает.

­ Более того, — рассказывает житель Алексей Алексеевич Бондаренко. – Сейчас мы без воды сидим, а зимой будем сидеть без отопления. «Теплосеть» в апреле известила жильцов домов о том, что мы обязаны за свой счет сделать ремонт разводных теплосетей. Стоить это, например, нашему дому будет 600 тысяч – по 19 тысяч с квартиры. 30 лет не делался ремонт, при том что мы делали на это отчисления. А теперь нам говорят: платите за ремонт!

­ Амортизационные отчисления всегда производились, — поддерживает его сосед. – Сейчас же лучшие из чиновников честно признаются: забудьте об этих отчислениях. Их нет… Так лучше бы не на людей давить, а сесть да подумать, как хоть потихоньку ремонтировать. Вон бабушка стоит – у нее 2 тысячи пенсия, тысяча триста – квартплата. А ей говорят: «Давай 19 тысяч!»

Естественно, был задан вопрос: почему никто не может найти управу на чиновников от «Водоканала» и как ее все­таки найти?

Этот же вопрос задавался и на встрече с избирателями в микрорайоне Кисличие, где до нынешнего года проблемы с водой не было, а возникла она тогда, когда местное отделение «Водоканала» перекрыло каптажи (сооружение по водозабору, установленное на родниках в лесочке неподалеку). У кого есть насосы – качают воду из водоема. У кого нет – тащат ее ведрами. Потому что подвоз воды – это всегда нечаянная радость. Ни графика, ни надежды на улучшение. Люди недоумевают, почему не используют резервы, которые буквально под ногами. Рассказывают, что лет 20 назад геологи бурили здесь скважину, обнаружили подземную реку. Если б этим кто занялся конкретно, в Светлограде с водой вовсе проблем не было бы. А так – полное безводье и бесстыдство, с которым «Водоканал» насчитывает жителям приличные суммы за использование воды, которой они практически не видят.

На вопрос, почему никто не может найти управу на новое руководство местного «Водоканала», ответил председатель горсовета Сергей Гребенюк:

­ Местное подразделение «Водоканала», никому здесь не подчиняется и не считает нужным отвечать на вопросы. Они подчиняются «Крайводоканалу». А я считаю, что городские электросети, городской «Водоканал» и теплосеть должны находиться в подчинении города. Тогда городская власть вправе требовать от них отчетов. Пока же они в городе бесконтрольны. А это противоречит нормам 131­го Закона о местном самоуправлении, реализацию которого Ставрополье начало первым – как пилотный регион.

Беспредел

Третья встреча у Александра Кузьмина с избирателями была в микрорайоне Горка. Она оказалась самой эмоциональной. Там чаша человеческого терпения уже давно переполнилась. Оказалось, что Кисличие и Черемушки – это рай земной в сравнении со светлоградскими Горками. Из всех обделенных водой светлоградцев жители Горок – самые горемычные. То, что они рассказали, я могу обозначить только одним словом: «беспредел». Люди живут в условиях постоянной водной нехватки уже лет десять, пять месяцев вода в кранах практически не появлялась, а с 5 мая не появлялась ни разу… Тут даже горестно шутят: «Как только в названии месяца пропадает буква «р», в кранах исчезает вода»… Как они выживают? Да вот так, например:

­ Я забыла, когда спала, рассказывает Любовь Егоровна Исаченко. — Ночью по десять раз к крану вскакиваю. Может, воду дали – пока ночь, набрать. А ее все нет. Водовозка без всякого расписания приходит. А приедет — и сколько я унести смогу? Мне же под 70. Вытащишь к машине бак с ручками и перед соседками неудобно. С баком вышла, значит, жду, что помогут. А они старушки, кому помогать­то. Да им и себе воды набрать надо. А ведрами много ль натаскать успеешь? Воду ж разбирают. Сейчас вот я в больницу ложусь на операцию. А муж у меня инвалид – без ноги. Внучка одна с ним остается. Я не знаю, как она справится, и не ложиться не могу…

­ Да никто ж так жить не сможет. Если б знали, как мы воду эту делим! Эта кружка — чтоб зубы почистить, эта кружка – чтоб посуду ополоснуть. А какую воду нам привозят! Она то ли техническая, то ли Бог знает вообще какая! Ведро используешь, а внутренняя поверхность посуды масляным слоем подернута…

­ Норма у нас девять кубов на человека, а завозят полкуба от силы. Остальное – если хочешь – за плату (3 куба – 100 рублей), — говорит Юрий Васильевич Ананьев.

­ Местный бизнес?

­ Местная мафия. За отдельную плату вода есть…

­ Так «Водоканал» же берет плату за воду, да еще как считают! И слова поперек не скажи! – жалуется Мария Егоровна Евдокимова.

­ Это правда! – поясняет депутат городского Совета Анатолий Васильевич Стасенко. – Людям по 600, по 800 рублей «Водоканал» насчитывает за воду. Тем, у кого счетчика нет. Не знаю, что они там считают (число людей или число гусей и уток на подворье), но кубометр воды у них золотой получается. Так если б они давали эту воду! Воды­то не дают! А деньги за нее требуют. И платят ведь люди! Боятся, что в суд на них подадут! Я говорю – горсовет вам справку даст, что не было у вас воды, что вы полное право имеете не платить. Все равно платят. Боятся.

­ Боюсь, — смиренно соглашается Мария Егоровна. – Они там так разговаривают в «Водоканале»… Я просила хоть в рассрочку заплатить те 580 рублей, что мне насчитали, даже этого не разрешили… Теперь уж счетчик поставили, надеемся, что лучше будет…

Да, надежда на лучшее есть – если бюджетные миллионы не уйдут в песок, если люди научатся заявлять о своих правах и их отстаивать. Тогда, возможно, слова «вода» и «беда» перестанут быть синонимами для светлоградцев.

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов