Времена, времена...

Василий Скакун

Закончились новогодние праздники, и, наконец-то, на центральных каналах поутих гвалт тех, которые сами себя называют звездами и королями эстрады. То, что они поют, иногда стыдно слушать, так как понимаешь, что они повествуют о том, чего сами никогда не испытывали (имеется в виду чистая любовь).

Как далеко мы забрели от понятий истинной культуры, которая превалировала как в прошлых веках, так и в недалеком прошлом. Еще Гете, восторгаясь русской культурой, говорил, что она не приемлет разврата. Все то, до чего додумались современные поэты, это чувственные отношения. Правда, и из этого выделяют только интимность, оставляя за бортом главное – единство душ.

Уже не услышишь «Лебединую верность» на стихи А. Дементьева, которую великолепно исполняла С. Ротару, заставляя зрительный зал вытирать слезы. Или А. Герман со своей незабываемой «Надеждой». Да и с М. Магомаевым потягаться некому. Сейчас нет ни таких песен, ни таких исполнителей. То были голоса высочайшей духовной чистоты, ибо то, что они пели и как пели, имело некий божественный подтекст.
Но вот что интересно и поучительно, каждая эпоха в жизни страны сопровождается, а вернее сказать, притягивает к себе и соответствующую культурную прослойку во всем: в поэзии и прозе, в театре и кино, в исполнительском репертуаре эстрадных исполнителей, и даже в стиле и устремлениях моды. По всей вероятности, каждая эпоха в какой-то мере обусловлена своей непредсказуемостью, да еще и какой-то скрытой энергетикой, которая заставила в 1917 году поднять страну на дыбы, а в период ВОВ сплотиться в единый монолит и победить врага, в разы превосходящего ее по техническому оснащению.

Если вспомним послевоенный период, то большинство произведений песенного жанра было, естественно, пропитано военной тематикой и теми ностальгическими моментами, которые, как, например, «Синий платочек», могли воодушевлять солдат тем, что их жены и возлюбленные безоговорочно, с любовью и великой надеждой на возвращение ждут их домой, что, естественно, придавало сил защитникам Отечества. Так ведь вера, что тебя любят, ждут и надеются и есть своеобразный оберег от всевозможных неприятностей, тем более на передовой.  
И одевались тогда мужчины, как правило,  в военную форму или  костюмы военного покроя. Женщины, конечно, старались «вылезти» из стеганок и кирзовых сапог, а для этого все шло в ход: перелицовывали старые пальтишки и перекраивали их на новый лад, ведь всем хотелось выглядеть привлекательно. Танцевали в основном вальс и танго.

Ну а когда наступила эпоха политической оттепели, то тут же время выявило (или, вернее, притянуло) своих новых героев: Пастернака, Галича, Окуджаву, Евтушенко, чуть позже Высоцкого, которые стали своеобразно раскрывать суть жизни и способы ее постижения. Это, пожалуй, были лучшие годы высоконравственного проявления для талантливых людей. Да, с одной стороны, был сплошной дефицит материальных ценностей, но вместе с тем ощущалось огромное изобилие духовно-нравственных устремлений, причем везде: и в театре, и в кинематографе. Сейчас представить себе невозможно, чтобы современный поэт мог бы собирать аудиторию на стадионе, которая бы, затаив дыхание, в течение двух часов непрерывно слушала бы его произведения. А тогда это было нормой и для Евтушенко, и для Окуджавы, и для Высоцкого.

Ведь не зря без фильмов тех лет не проходит ни одна современная встреча Нового года. Заменить-то нечем ни «Карнавальную ночь», ни «Иронию судьбы, или С легким паром», ни «Ивана Васильевича...», который меняет профессию, ни «Бриллиантовую руку». Казалось бы, вот парадокс, вроде бы все, как прежде: и артисты есть не менее талантливые, и режиссеры со сценаристами – вот они, да эпоха не та. А почему простой народ так помнит и ждет эти фильмы? Казалось бы, все они без особого внутреннего смысла. Ну напился мужик в канун Нового года в бане с приятелями, впихнули его в самолет (паспортов раньше особо не проверяли, самолетов никто не взрывал), а прилетев в другой город, ненароком попал в чужую квартиру. Там встретил женщину. Ну что здесь такого, что брало бы за душу, но ведь берет, и только нас, русских. В той же Польше, откуда родом актриса Б. Брыльска, сыгравшая главную героиню, он никогда не пользовался успехом.

А с какой открытой душой мы жили тогда. Нигде ничего не было, но для гостей мы изворачивались и доставали и шампанское, и колбасу, и сыр, да все, что угодно. Да и сами-то «закручивали» десятки трехлитровых банок огурцов и помидоров. И, конечно, старались приодеться по возможности, финансы-то были, но своя легкая промышленность была в полном  загоне – стране кроме атомных бомб ничего толком и не надо было. Все догоняли Америку по выплавке чугуна на душу населения, не спросив эту душу, а на кой ей этот чугун. Вот и привили тем самым любовь к заграничным шмоткам и к их образу жизни, безоговорочно приняв его за некий абсолют. Да и вальсок уже практически не крутили на танцплощадках. Всем хотелось подергаться в твисте и чарльстоне.

Это теперь, через четверть века, побывав там, в этом искусственном «раю», где все, что хочешь, есть, понимаешь, как легко вместе с коммунистической идеей (явно тупиковой) мы так безоговорочно выплеснули не только образ жизни, но и главное: образ мышления, приняв западную модель, что существо жизни как таковой определяется количеством денег. И если раньше похихикивали над устремлением товарища Бендера, что «время, которое у нас есть, это деньги, которых у нас нет», то теперь все безоговорочно приняли его за главную идею.

И вот пришло время пожинать плоды этой своей личной перестройки: когда о чем поют, не поймешь, а поймешь - с души воротит. Ходить с дырами на коленях (ну что за бред!) считается писком моды. Женщины все свои достоинства и сверху, и снизу стараются постоянно выставлять напоказ.
Жулья развелось, как тараканов в неубранной квартире, все норовят стащить деньгу то с телефонов, то с карточек. И не стоит поднимать патриотизм на законодательном уровне, не понимая, что эти качества - внутреннего свойства, которые способны передаваться только истинными патриотами личным примером. Пока заводы стоят, все, что носим, на чем ездим и летаем, все «маде ин не наше».

И появись сейчас Окуджавы или Высоцкие, эпоха бы их не приняла. Может, эти несоответствия с тем, что называется настоящей жизнью, и нужны, чтобы, пропустив их через себя и поняв их пустоту, можно было бы без сожаления отпустить эту эпоху.
Но, несомненно, и эти времена не могут оставаться вечно, непременно они уже исчерпывают свой энергетический лимит. Ну а какая эпоха придет следующая, зависит и от нас с вами. А может, уже достаточно этого безобразия. Давайте начинать жить по-человечески!

поэты, русская культура, эстрада

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Последние новости

Все новости