Время для счастья – сейчас. Место для счастья - здесь

Василий Скакун

«Вовсе не так легко 
отыскать книгу, 
которая научала нас 
столь же многому, 
как книга жизни,
написанная нами самими».
Ницше

Это высказывание (о счастье, которое здесь и сейчас) принадлежит видному американскому юристу и публицисту Роберту Ингерсоллу, жившему в девятнадцатом веке. Мой современник, житель двадцать первого века, вспомни, что в тот период времени не было автомобилей ни как предметов роскоши, тем более их не было и как средства передвижения (из Питера на Кавказ добирались на перекладных не менее месяца), не было телефонной и радиосвязи, не было возможности использовать природный газ как средство для отопления и многого другого, что мы привыкли считать обычными предметами обыденной жизни. Всего каких-то 150 лет назад, и как много должен был человек трудиться, чтобы жить в относительном тепле и относительном уюте в современном понимании этих значений. А могли ли они, наши предки, в этих явно некомфортабельных условиях жизни (с туалетом на улице и отсутствием сотового телефона, с общей спальней на десяток человек и отсутствием ноутбука) испытывать счастье?
Мне недавно приятель подарил камень (завалялся у них в деревне) – громадный жернов – старый мельничный атрибут для переработки зерна в муку. Его размеры более чем внушительные: в диаметре более метра, толщиной сантиметров шестьдесят и весом порядка тонны. Выделанный вручную, абсолютный круг с идеальной поверхностью и вырубленным квадратным отверстием в середине для перемола зерна. Ведь его надо было где-то добыть, обтесать, затем каким-то образом водрузить на специальное место и заставить вращаться то ли с помощью ветра, то ли с помощью воды, то ли силою пары быков. Как непросто доставался хлебушек нашим предкам! И все то, что они (наши предки) были вынуждены овеществлять своими руками для цивилизованной жизни того времени, это было не только велением выжить как-нибудь, это были жизни, наполненные удовлетворенностью достигнутого, радостью труда, что и составляло основу их крестьянского счастья.
И если копнуть в еще более глубокое прошлое, то непременно и там найдем тех людей, которые в еще более сложных условиях жизнеустройства непременно ощущали удовлетворенность бытия как некую не только норму жизни, а как обязательную ее составляющую, которую они и называли счастьем. О счастье говорили Сенека, Софокл – значит, и тогда, на заре нынешней цивилизации, человек уже мог ощущать необъяснимое внутреннее течение восторженности. Причем уже и тогда под счастьем понималось некое внутреннее озарение. Гераклит (древнегреческий философ, живший до нашей эры), например, так описывает его понимание. Он утверждает, что, если бы счастье заключалось в телесных удовольствиях, мы бы назвали счастливыми быков, когда они находят горох для еды.
Ведь чтобы полагать, что счастье – это не «птица завтрашнего дня» и каких-то еще внезапно сложившихся обстоятельств или невесть откуда свалившейся удачи, а именно искомая составляющая нашего ежедневного бытия, надо его ощущать, надо научиться жить в нем.

Если мы хотя бы поверхностно проанализируем нашу с вами жизнь в течение последних де-
сятилетий, то уж очень заметна тенденция руководства страны обещать счастливую жизнь в отдаленном будущем. Помните, Н.С. Хрущев обещал стране в 1980 году теперь уже прошлого столетия жизнь при коммунизме (то есть жизнь счастья), при Л.И. Брежневе каждой пятилеткой мы приближали светлое будущее, неизменно увеличивая количество чугуна на душу населения (наши души так истосковались по чугуну, а то раньше ведь, кроме свинца, и то по девять граммов, им, бедолагам, ничего не доставалось). М.С. Горбачев обещал, что к 2000 году каждая семья будет иметь собственное жилье. Б.Н. Ельцин обещал лечь на рельсы, чтобы не допустить дефолта (и на рельсы не лег, и рубль упал в четыре раза). Не так давно стратеги нашего руководства тщательно разрабатывали «планов громадьё» до 2020 года, а тут откуда ни возь-
мись – кризис.
Зачем бы это? Ведь это не просто уловка пообещать то, что невозможно проконтролировать, так как всем ясно, что к периоду этого послезавтрашнего счастья обещавший уже не будет занимать той должности, с которой и вещал о всеобщем благоденствии. Корень кроется в психологическом восприятии всех этих посылов. Еще советский писатель К.Паустовский говорил, что ожидание счастливых дней бывает лучше этих самих дней. И продолжал: «Если отнять у человека способность мечтать, то отпадает одна из самых мощных побудительных причин, рождающих желание борьбы во имя прекрасного будущего». Только не поставил в конце в скобках - какой борьбы и за какое светлое будущее (коммунизм или еще какой-то призрак, бродящий по Европе, по словам К. Маркса).

Но истинные мудрецы не согласны с обещаниями счастья через десятилетия или при наличии ка-
ких-либо все более увеличивающихся материальных благ (чугуна или свинца на душу населения). Тот же Ингерсолл, раскрывая сущность счастья, говорит, что счастье – это единственное благо, а невежество – это единственное рабство. Значит, если ты счастлив, то все блага, о которых ты мечтаешь, уже присутствуют в тебе, ты - их носитель. А неведение подобного состояния это и есть как раз невежество, и в этой связи ты навсегда его раб, ибо изобретательность невежества не знает границ ни во времени, ни в пространстве. Как трудно нам всем понять этот постулат, что мы рождены для счастья, и иных причин нашего появления на свет просто не существует. Еще сложнее прочувствовать его наличие в себе, ведь оно только в себе, его больше нигде не найти. Оно (счастье) не продается ни на «нижнем», ни на «верхнем» рынках. Некоторые в поисках его забредают в тюрьмы или психиатрические лечебницы, а его нет ни тут ни там. Мы просто не догадываемся (а кто бы нам это подсказал), что счастье, как формат жизни, вложено в каждого из нас уже с рождения. Но, к великому сожалению, агрессивность окружающего мира такова, что заставляет нас держать наготове «орудия» защиты и нападения, то есть находиться в состоянии постоянной боеготовности. Естественно, все это просто блокирует все подходы к этому внутреннему состоянию восторженности.
При этом, однако, все мудрецы в один голос утверждают, что истинное счастье – это когда способствуешь открытию его в другом. Почему так? Я долгое время догадывался, что это - истина, но не мог под нее найти теоретическую основу с ясными практическими доказательствами. И не так давно один занимающийся в нашей академии, корректируя мою статью об обществе анонимных алкоголиков (он и сам в свое время проходил все эти стадии обретения независимости через сотрудничество с себе подобными, а сейчас заместитель главного врача серьезной медфирмы), указал на то, что главный принцип исцеления алкоголиков заложен в следующей формулировке: «Помогая другому – исцеляешься сам!». Вот она, долгожданная истина и в обретении счастья. «Делая другого счастливым, обретаешь счастье сам». Высокогуманная Природа распространила этот принцип по всем возможным направлениям жизни: тем, чем хочешь обладать (здоровьем, покоем, любовью, доброжелательностью, благодарностью и т. д.), научись вначале одаривать людей, и взамен получишь то, что отдавал, но в значительно превышающих объемах. И как тут не вспомнить высказывание Генри Бичера о том, что ни один человек, совершивший достойный поступок, никогда не получил в награду меньше, чем отдал. Но если копнуть еще глубже, то это оказывается интерпретация знаменитой притчи Христа. «Что посеешь, то и пожнешь». Ведь всегда в количественном плане урожай должен превосходить посев. Истина – она в любых преломлениях остается Истиной.
(Продолжение следует).

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов