Все должны выбирать жизнь. Но некоторые не хотят

Наталья Буняева

По итогам 2012 года краевое Управление Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН) заняло второе место по России. Сегодня мы беседуем с заместителем начальника управления полковником полиции Виктором Каплуновым.

Все должны выбирать жизнь. Но некоторые не хотят

— Виктор Федорович, мы уже не первый раз встречаемся. И каждый раз выясняем, что в «этом» году мы четвертые, третьи, вторые… Ну очень близко к лучшим!

— Да. Так вот случается: работали в прошлом году… Хорошо работали, были на первом месте 11 месяцев. И в конце года наши коллеги из Кемерова изъяли более ста килограммов героина!

— Обидно было?

— Да что вы! Какие там обиды? Одно дело делаем. Вы представляете, что такое центнер героина? Большой город, вроде нашего, где могут употреблять все, от стариков до младенцев, в течение года. А может, и больше… Места — это так, для стимула, что ли?

— Виктор Федорович, у вас были профессиональные удачи в минувшем году? О работе ФСКН мало что знают в народе.

— Так мы же тихо работаем. Мы, как разведка: свои каналы получения информации, проверка этой информации, внедрение своих людей. В прошлом году мы ликвидировали два преступных сообщества. Это крупный успех, ведь преступное сообщество это не банда отморозков, не пара-тройка граждан, «нашедших» пакет с наркотиками и решивших его продать «страждущим». Преступное сообщество — реальный противник! У нас свои методы борьбы с ними, у них против нас тоже много чего есть. Это сплоченная организация, где каждый последующий, скорее всего, не знает предыдущего. Где все разбито на группы, группки, строжайшая вертикаль власти, и кто там, наверху, как правило, не знает тех, кто внизу. Хотя, по большому счету, незаконным сбытом наркотиков занимаются все: от мелкой сошки до «руководителя».

— Интересно, как у нас в крае с национальным составом таких сообществ?

— Мы пробовали посчитать фигурантов по национальному составу. Знаете, «в деле» распространения наркотиков нет национальностей: это не моноэтническое, так сказать, преступление. В этот раз на скамью подсудимых пойдут 28 человек разных национальностей. В этом же году перед судом предстанут члены еще двух преступных сообществ. Сейчас они в СИЗО, знакомятся с делами. Их мы раньше взяли, год следствие шло.

— Наркотики буквально «проели» страну, но складывается впечатление, что гражданам-то уже все равно…

— Не может им быть все равно: сегодня соседский парнишка «подсел» — завтра твой сын. Мы сколько таких случаев знаем! Бороться с наркотиками должны все! Любыми законными способами. А у нас что получается? Границы государства более-менее прикрыты. Но какой трафик внутри страны! С севера везут амфетамины, на Урале свирепствует дезоморфин, у нас всего полно. Та же «семечка», мак… Люди испытывают судьбу, понимая изначально, что выхода не будет, кроме одного, и самого мучительного. И когда наш спецназ останавливает музыку на дискотеке — в дрожь бросает: пол усыпан таблетками.

— Как их спасать, этих молодых людей? Это же наше будущее…

— Думаю, главная наша задача — убедить, что наркотики это не модно. Спорт, армия, музыка, все, что может отвлечь от смертельного увлечения. В прошлом году мы закрыли 206 притонов. Впечатляет цифра? Когда все веселились в Новый год и потом — на каникулах, мы работали: с 30 декабря 2012-го по 8 января этого года наркополицейскими управления было зарегистрировано 175 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Есть у нас «телефон доверия» - 77-66-69. Нам звонят, говорят, что знают, где располагается притон. Проверяем: дело не одного дня. Там целая узаконенная процедура. А часто народ просто молчит: люди боятся, терпят неадекватных людей…

— Сейчас изменилась мера наказания за распространение наркотиков, до пожизненного. Не станет ли это, как нынче принято говорить, коррупционной составляющей? Случается же, что и ваши сотрудники попадаются с поличным…

— Кого-то это точно напугает… А что касается сотрудников? Так у нас их сотни, по стране — десятки тысяч: кто-то где-то окажется нечестным. Для выявления преступных элементов в своей среде работает УСБ — служба безопасности. Хотя, конечно, это позор: ты шел законность защищать, спасать людей. А пришел к чему? К тюрьме. Тяжелая эта тема, но говорить приходится.

Мы присоединились к акции государственного антинаркотического комитета и приглашаем всех, кто неравнодушен к проблеме наркомании в нашей стране, принять участие в обсуждении проекта государственной межведомственной программы Российской Федерации «Комплексная реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных веществ». О ней поговорим в другой раз, это тема отдельного разговора.

— Виктор Федорович, изменились методы искоренения «вредной» растительности? Про коноплю, мак вроде меньше стали говорить…

— Да как сказать: если узнаем, что где-то культивируют «агрономы», едем уничтожать. И косить приходится… Хотя за десять лет многое поменялось: теперь мы на вертолете делаем облеты подозрительных мест.

Вообще — служба изменилась. Десять лет — срок немаленький, и мы не зря их прожили. Сначала к нам шли сотрудники милиции, потом вырастали новые, наши кадры. Кто-то отсеялся, кто-то работает с первого дня… Появилась у нас и высококлассная экспертиза, серьезное оборудование, профессиональные люди. У них вообще два праздника: 1 марта - День эксперта, а 10 марта - работников органов Наркоконтроля. Наш спецназ считаю одним из лучших подразделений в управлении. Они в постоянном режиме работы: все делаем одно дело. И когда-нибудь справимся.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов