Вспышки на Солнце

Сергей Гаврилюк

Танцы с огнём театра Protuberance

Если представить жизнь человека в виде танца, то, пожалуй, одних красивых движений не хватит, потребуется море огня, светотехники, вспышек и горящие факела. У ребят из театра огня и танца Protuberance всего этого в достатке. Хореография и пиротехника переплетаются в невероятный узор, который гипнотизирует и на время уносит зрителя в космос, прямо к Солнцу. Только за этими плавными движениями стоят наполненные тренировками и поисками будни.

В танцах с огнём используется особый реквизит с порой необычными названиями, вот некоторые и них:
Пои - основной реквизит в огненных танцах, шары, скрепленные цепью для кручения и жонглирования.
Стафф — большой посох с горящими фитилями на концах.
Дабл стафф — два маленьких посоха с горящими фитилями.
Драгон стафф – посох, на концах которого к основным фитилям добавляются ещё по четыре, расположенных крест-накрест. Если стаффы во время танца остаются в руках, то драгон стафф катают по телу, по рукам, спине, шее, плечам.

Зал для тренировок затаился в Юго-Западном районе, в окружении кафе и баров. Внутри это довольно приличное по размерам помещение, где репетирует весь коллектив. На тренировках никакого огня. Пока не научишься обращаться с обычными стаффами, свободно чувствовать себя на ходулях с веерами в руках, к зажженным реквизитам не допустят. А пока что это нечто вроде каркаса будущего номера. Со временем он обрастет костюмами и горящими факелами.

Началось всё девять лет назад. Марина, Таня и Надя рассказали, как это выглядело первое время. Никакого шоу тогда и в помине не было, людям просто нравились танцы. Они часто выступали на Студенческой весне, готовили небольшие хореографические выступления. У Тани звание мастера спорта по гимнастике, Надя прошла хореографическую школу, Марина уже долгое время ходила на танцы. Однажды Таня подсмотрела у подруги из Москвы номер с горящими факелами и решила попробовать сделать нечто подобное. Прониклась этой идеей и Марина:

- Мне тоже стало интересно, захотелось так же выступать с огнем. Попросила её научить меня, что-то не получалось первое время, меня это бесило (смеется). Начали готовить новые номера, сейчас вспоминаем, понимаем, что они жуть какие слабые были.

Надя больше увлекалась чисто хореографией и не задумывалась над тем, чтобы начать крутить подожженные пои или обручи. Начала с огненных вееров, потому что с ними можно больше танцевать, но постепенно втянулась и освоила остальной реквизит.

Вскоре девушек позвали выступать в клуб, подготовили новый номер. Девушки говорят, что в сравнении с нынешним уровнем тогда всё выглядело очень просто, но зрителям нравилось.

- Даже от выступлений с шариками световыми или огнём все были в восторге. Мы делали это для себя, для конкурсов в университете, постепенно стали приглашать то в клубы, то выступить у родственников на празднике, дошло до того, что нас позвали выступить на свадьбе, - говорит Таня.

Все эти выступления не прошли незамеченными, всё больше людей интересовалось новым явлением. Можно сказать, что ребята зажгли в буквальном и переносном смысле. Тогда-то и стали задумываться над названием, которое идеально совместило в себе и танцы, и огонь. Остановились на простом, но ёмком слове, описывающем вспышки на Солнце. Так и получился коллектив Protuberance. Правда, даже на тот момент выступали ради удовольствия, хобби в чистом виде: утром - на работу, вечером - на тренировку, а по выходным - выступления.

Переломным моментом стала поездка в Южную Корею в составе шоу-балета «Люмо». На восемь месяцев танцы превратились в работу. Хотя всё это и было не в рамках Protuberance, девушки всё равно выступали с огненными шоу.

- Марина была в декрете, мы с Надей и ещё одной девочкой поехали. Пробыли там долго. Этим мы именно зарабатывали, там проходит много фестивалей и всегда требуются артисты. Особенно они любят иностранцев. Блондинок особенно, - вспоминает Таня.

Марина осталась в Ставрополе за главную. Protuberance лёг на её плечи. Возникла такая ситуация, что они стали набирать популярность, о них уже знали. Пока она занималась ребёнком, времени на рекламу коллектива не оставалось, но при этом люди всё равно звонили и сами находили их. Тогда-то и пришла мысль, что нужно думать о клиенте, о костюмах и музыке. Нужно было хобби превратить в полноценную работу, делать настоящее шоу.

Сейчас в составе коллектива занимаются 17 человек. Кто-то отвечает за хореографию, кто-то за пиротехнику, световые эффекты. Случайных людей нет: все прошли через танцевальные студии, школы искусств, недавно в состав вошли выпускники цирковой школы. Причем новички сюда не просто приходят, они становятся сотрудниками. Если в офисе клерк сидит с утра до вечера за столом, зарытый отчетами и ведомостями, то здесь ребята с утра до вечера находятся в студии и готовят новые номера.

- Несколько лет назад мы приняли решение, что это наша работа, мы занимаемся только этим, поэтому полностью отдаём себя танцам. Мы круглосуточно работаем. Утром, вечером - тренировка, в свободное время мы ищем костюмы плюс заполняем отчётности, потому что у нас всё официально оформлено, - говорит Надя.

За спиной у «протуберанцев» концерты по всему краю, на выезде в Ростовской области, Краснодарском крае и Абхазии. Причём как на небольших площадках, так и на грандиозных фестивалях типа Дня города. Хотя ребята ставропольские, выступать на крупных фестивалях Ставрополя почему-то не зовут.

За каждым ярким выступлением стоит титаническая работа: сначала это выбор темы, затем подбор музыки, костюмов и эффектов, хореография, а в самом конце подготовка пиротехники, которая будет срабатывать в кульминационные моменты. От идеи до конечного результата минимально три месяца, за которые готовится номер. Такая работа требует больших вложений, потому и брать приходится за выступление немало.

- Мы же хотим делать шоу, поэтому всё включаем в своё выступление. Просто крутить огоньки не очень интересно, зритель искушен, ему нужно что-то новое: огнеметы, фонтаны, взрывы. Поэтому и мы постоянно расширяем аппаратную базу, - говорит Марина, - Дорого не из вредности, а из-за того, что мы уже вложили большие деньги в аппаратуру, свет, пиротехнику. После шоу при этом подходят и говорят: «Спасибо, мы не пожалели, что заплатили».

А огни и взрывы вещь нешуточная. Потому и генеральные репетиции проходят вдали от людей, чтобы не сеять панику. Иной раз мог и полицию, и пожарных вызвать — боятся пожаров. Девчонки говорят, что основная техника безопасности – опыт и мастерство. И люди часто боятся выступать с огнём, возникает психологический барьер. Сами и обжигались, и поджигались, всё было, у всех есть шрамы. Поэтому нужно сохранять холодную голову. А с ожогами в придачу и синяки от стаффов, как после пилона. Когда осваиваешь новый вид реквизита, синяки неизбежны.

В танцах всё, как в жизни: пока не набьешь пары-тройки синяков, не приспособишься. Пока не заедешь себе в глаз пои, не научишься контролировать их в руках. А научишься контролировать обычные — берись за огненные. И попробуй стать выше, встань на ходули. Тяжело, но красиво. Так и проходят дни у наших героев: в их студии в течение дня разыгрывается маленькая история всего мира, через тренировки и случайные синяки вырастают крутые ребята, перед мастерством которых сдается даже огненная стихия.

огонь, protuberance, танцы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»