«Вся моя жизнь была протестом...»

Лариса Денежная

Мой герой - ни дать ни взять питерский интеллигент, открытый взгляд, лучистые глаза, обаятельная улыбка и какое-то идущее изнутри свечение - даже не верилось, сколько драматичных событий вместила в себя жизнь 34-летнего мужчины. Белая горячка в 13 лет, наркотики, несколько «ходок» в тюрьму, ВИЧ. В своих идейных исканиях он прошел путь от анархизма к Богу. И пережил собственную смерть...

Родился Саша в Петербурге, в благополучной семье. Рос смышленым мальчиком. Учеба в школе давалась легко. Но чем старше он становился, тем острее чувствовал свое внутреннее несоответствие с окружающим миром. Заорганизованные школьные мероприятия вызывали у него полное отторжение и скуку. Душа рвалась туда, где он мог быть самим собой. Дворовые компании, музыка и панки. Ощущение свободы от общения с себе подобными, подогретое алкоголем. Сладкий запах дыма конопли. В пятнадцать лет стал «колоться». Начал, как и многие, с маковой соломки.
- Меня интересовало любое отхождение от нормы, - рассказывает Александр. - Еще в школе увлекся идеями анархизма, читал труды его основателей - Бакунина, Алексеева, и (смеется) шел доказывать учителям, что анархия - это хорошо. Вся моя жизнь была протестом.
- Наркотики - это тоже протест?
- Ну да.
- Как родители на все смотрели?
- Дома я вел себя прекрасно. У мамы хватало мудрости, она знала: любое вмешательство в мою жизнь я бы воспринял как посягательство на свободу своей территории. Если я во что-то погружался, она говорила: «Давай вместе». Когда увлекся идеями анархизма, мама доставала литературу и со мной вместе читала. Она считала, что это детские болезни и ими надо переболеть.
- Хотела «переболеть» вместе с вами, чтобы вас вылечить?
- Да.
- А почему не отвела от наркотиков?
- Я долго скрывал. У многих родителей, сами знаете, какая психология: даже если подозревают, не хотят до последнего верить в плохое.
Конечно, как поверить, если мальчик занимается спортом (в 14 лет стал чемпионом области по велоспорту), переходит из класса в класс, особо не утруждая себя учебой.
Не открывая учебник, я доказывал теорему, а учитель ставил в журнал сразу две оценки: два и пять. Первую - за то, что не выучил доказательство по учебнику. Пять - за то, что доказал, но своим путем.
Ему прочили МГУ, но после школы, которую он умудрился окончить экстерном, Саша поступил в техникум, где окончательно увяз в наркотиках. С маковой соломки «соскочил» на героин. Где брал деньги? Воровал, на чем в конце концов и попался. В 20 лет первый раз сел в тюрьму. Потом были еще три «ходки».

«Я знал, что у меня ВИЧ»
Когда Александр в очередной раз сел в тюрьму и прошел обследование (в местах лишения свободы оно обязательно), врачи сообщили: у него ВИЧ. Парень отреагировал спокойно: я знаю. Нет, раньше он не обращался к медикам, никаких анализов не делал. Вращаясь в среде наркоманов, поголовно «ВИЧовых», как они себя называют, Александр не мог избежать этой участи. Он помнит тот день, когда сам положил голову на плаху. Но тогда измененное сознание все воспринимало по-другому.
- Меня ломало. Думал только об одном: уколоться и не загнуться. Компания наркоманов, случайные люди. Он, ну от которого я заразился, сделал контроль - убедиться, что попал в вену, в шприц попала кровь. «Оставь мне», - попросил. Тот предупредил, что «ВИЧовый». Я махнул рукой: мол, все равно умирать. У наркоманов, сами знаете, один путь. Я жил от дозы до дозы. Конченый наркоман. Наркотики не приносили уже никакого удовольствия...
Все чаще и чаще Александра посещали мысли о самоубийстве. Ни мать, ни любимая и преданно любящая женщина (Саша до сих пор не может простить себе одного - что заразил ее ВИЧ) не смогли оттянуть его от края пропасти. Никакие увещевания, слезы не помогли. Обе женщины, настрадавшись за несколько лет, сдались: все, никакой борьбы, что будет - то будет, в конце концов, если умрет - раз переплачут.

Очнулся в морге,
с биркой на ноге
Программа саморазрушения была включена. Как признается Александр, он сам устал. В его жизни были только боль и ложь.
В тот день Александр пришел к берегу реки. Действовал механически, как под гипнозом. Наглотался таблеток, запил пивом, вкатал себе немереную дозу наркоты. Свалился в воду и «ушел»... Пять часов его тело плавало в реке, как бревно, пока не нашел его рыбак.
- Я очнулся в морге, - продолжал мой собеседник. - Голый, на прозекторском столе. Все - как в тумане. Вижу какие-то фигуры в белом рядом с соседним столом. Встаю... Вот лежит моя мокрая одежда. Надеваю на голое тело плащ и выхожу. Слышу - кричат вслед: «Постойте, постойте, милицию вызовем!..». Уже на улице чувствую, что-то волочится за ногой. Помню свое движение: срываю бирку. Подхожу к такси, что-то говорю про то, что меня обокрали и мне нужно поскорей домой... Потом в газете даже писали, как «покойник» вышел из морга.
Только дома понял, что произошло. Рассказал все маме. Она выслушала, ушла в комнату и вернулась оттуда с какими-то бумагами в руках. Это были квитки из разных монастырей, чтобы заказать молитву за меня. Все эти годы мама просила бога о моем спасении. Ездила к одному очень известному в Питере и Московской области монаху. Молитва матери меня спасла.
«Господь для чего-то оставил меня на земле»
У Александра начались попытки ухода от прошлой жизни. Поехал на Псковщину в монастырь. Но посвятить свою жизнь Богу, как признался мой собеседник, он был не готов. Возвращение домой. А вскоре - снова бегство, от прежнего себя.
- Любой возврат в мир, в старую обстановку - и меня закручивало обратно, на старый путь. Единственное, на что хватало сил, - обратно в монастырь. И снова домой.
Узнав, что в Ставрополе есть Спасо-Преображенский центр реабилитации наркозависимых, позвонил его руководителю Николаю Новопашину. Услышал в трубке: приезжайте. И все, без лишних расспросов, какие обычно были в других реабилитационных центрах.
- Когда из жизни уходят наркотики, нужно эту пустоту чем-то заполнить, - говорит Александр. - В центре я познал веру, которая стала моим внутренним стержнем. Обрел внутреннее спокойствие. Сейчас помогаю другим. «Вытягиваем» наркоманов из пропасти, в которой когда-то очутился сам. Ходим на точки, где они собираются. Раздаем наши газеты, работаем с матерями наркозависимых.
Через реабилитацию других Александр реабилитирует себя. В этом его стратегия выживания.
Слушая рассказ Александра, я боялась, что мой вопрос «Как ему живется с ВИЧ?» будет неуместным здесь, в стенах центра, где состоялась наша встреча. От него исходило такое жизнелюбие! Казалось, что он пышет здоровьем.
- Все так думают, - улыбнулся Александр. - На самом деле ни одного органа нет здорового. Вялотекущий цирроз, уже необратимый, полпечени нет. «Посадил» наркотиками - героин у нас разбавляют чем угодно. Больные почки, хронический пиелонефрит и камни. Сейчас готовлюсь ложиться в больницу дробить камни.
На учете как ВИЧ-инфицированный Александр не состоит, лекарств никаких не пьет. Объясняет: он - носитель ВИЧ, но показатели иммунитета по последним анализам пока позволяют обходиться без терапии. И добавляет:
- Люди считают, что «ВИЧовые» умирают от СПИДа. В их понятии это какая-то страшная болезнь. От ВИЧ-инфицированных шарахаются. В Питере, правда, по-другому. Когда таких, как ты, много, это не воспринимается трагедией. Особенно когда видишь, что они ходят живы-здоровы. На самом деле ВИЧ-инфицированные умирают от обычного воспаления легких, потому что у них нет иммунитета.
Александр не скрывает свой ВИЧ-статус. Правда, по прибытии в Ставрополь его предупредили: провинция - не Питер, и лучше об этом не говорить. Чувствовал ли он дискриминацию как ВИЧ-положительный? По большому счету - нет. Когда в Ставрополе попал в больницу, ему сообщили, что оперировать его будут последним. Саша отнесся к этому спокойно: «Конечно-конечно. Я понимаю».
Дома Александра ждет гражданская жена. С ней они уже 14 лет вместе. В их судьбе ВИЧ - еще одна ниточка, скрепляющая их. Но эта тема в их семье - табу. Они просто живут и, как могут, радуются жизни.
- Когда уедете из центра, чем займетесь? - спрашиваю Александра.
- Для себя решил, что буду строить свою работу возле храма. Я вижу себя в этом и понимаю, что мне от церкви отрываться нельзя. Если отхожу - меня «шатает» в стороны. Вера учит не бросаться в крайности, а крайности - это страсти. Господь для чего-то оставил меня на земле. Хочу найти себе служение, чтобы погрузиться в него с таким же рвением, с каким когда-то бросался в наркотики.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Сочувствую, искренне сочувствую. Удачи, парень!Просто живи!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Дорога к храму у всех своя. А если сошел с рельсов, вырваться тяжело.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Благодарим за хорошую статью! Кстати таких ребят и девушек прошли реабилитацию 34,на данный момент в центрах находятся 6 послушников с такой болезнью
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
О, мля! Опять ... Теперь СПЦ нас тут всех будет иметь! Думали что все проехали, ан нет - опять Новопашин! Хоть так но пролезет!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Но статья то честная.. и что теперь не так?
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Раньше Буняева такая сякая была,а сейчас Денежной достанется,а за что,за правду!!!!! А правду не любят унас
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Разница большая -Денежная не делает из парня героя и о чуде спасения не кричит. Хорошая статья.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Как можно было заразиться сознательно и также сознательно заразить жену? Вот безумие!Болезнь страшна даже не смертельным исходом, а безумным бесчеловечным поведением.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Я Алексей, бвыший водитель-экспедитор. Живу в Ставрополе. Никогда не употреблял наркотики, ВИЧ заразился случайно, при проведении медоперации в Москве. Считаю что тема не раскрыта! что и кто узнал о жззни наших детей, зараженных ВИЧ, как мы лечимся, как ходим без конца в ВИЧ лабораторию (там же нам и медпомощь оказывают), как сдаем бесконечные анализы. И при этом общество смотрит на нас как на прокаженных. Мой сын не посещает детский сад: родители против. Слава Богу жена терпит пока. Но ей тоже достается.Одна мысль о школе вызывает у нас ужас - ребенку через год в первый класс. Наверное мы разведемся, хотя бы фиктивно, чтобы мальчика не травили. Мне придется их оставить!!! А если я это сделаю, то умру. Способов ухода из жизни полно. Вы тут пишете про любовь к богу? Да наркоман вам наплетет что угодно, их самокритика похожа на выворачивание грязного белья! Почему же вы не написали о нас, простых ставропольцах, ваших земляках? Ведь мы трупы. И нас загшнали в эти рамки другие люди. Нас даже со зверями не сравнить - их меньше боятся. Мои друзья ушли, работы нет, только мать еще да жена. ребенок пока не понимает. Но придется ему объяснять и тогда конец. Последние годы я живу с одной мыслью - побыстрее бы. Я ни в чем не виноват. Но наш минздрав нас постоянно предупреждает что мы опасны. Как нибудь но обязательно анпомнят. А что вы тут про бога написали... Так его нет. И правды в этой статье нет. Парень из Ленинграда? Так он там будет на моем положении. Или так же будет налево и направо кричать что у него ВИЧ? Какая это правда - говорить о том что ты носитель, но при этоим быть за три тысячи километров от дома. Да если еще и заразил кого - он-то от шприца зацепил. Это же преступление.Это не правда это легкий путь для журналиста. А ведь никто не знает, сколько нас в Ставрополе? И сколько детьей невинных и женщин заразившихся не от проституции или наркомании. Сколько умерло? Сколько сейчас в Москве на Соколиной горе в спецклинике? Кто уже задыхается от саркомы Капоши? Да поговорить с каким-нибудь врачои пусть и анонимно было бы честнее. У нас хорошие врачи, добрые и милосердные. Кто нибудь бы рассказал. А этот ваш вичовый? пусть рискнет на работу устроиться а мы посмотрим. Да он же никогда не работал. Он гробил свою жизнь всеми способами. А теперь оказывается он вон какой золотой. А мы бывшие когда-то нормальными людьми, остались за кадром. Спасибо вам за это. Как всегда. О чем угодно но не о беде своих земляков. Извините за резкость тона. Наболело. Я думал здесь о проблеме ВИч а тут очередной наркоша, якобы раскаявшийся. А если он еще и жену заразил тогда вообще что там за подвиг у него? Что в 13 лет алкогольный делирий? Так лучше бы тогда помер. Ввиду того что статья глупая и не о нашей беде предлагаю ставропольским вичовым высказаться. Хотя знаю что компьютеры далеко не у всех есть. Да и побояться даже анонимно. Они же не наркоманы и алкоголики! Они несчастные люди попавшие в беду не по своей вине. Некоторые даже не знают когда им поставили проклятый укол и где. Одни пыталис зубного врача к ответу притянуть - он быстренько смотал удочки и уехал. И все осталось недоказанным. ВИЧ то не сразу проявляется.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Вот где ужас и безысходность. А вы всё нарков героизируете, которые сознательно себя угробляют. Теперь, защитники нарков, что вы ответите этому парню? Мне вот и сказать нечего, кроме как сочувствие выразить и пожелать терпения и здоровья.Даже язык не поворачивается о Божьей помощи говорить.Халатность врачей исковеркала жизнь и судьбу всей семьи, а наказание никто не понёс, кроме потерпевших.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Не надо противопоставлять одних несчастных людей другим. У нас больное общество, поэтому дети проваливаются в потусторонний мир, а безответственные врачи могут погубить человека из-за своей халатности. И все-таки те и другие - держитесь за жизнь, любите ее. А можно задать идиотский вопрос? Почему вас не берут на работу? Ведь сейчас часто и густо не нужна медсправка по форме 286. Ну и разведитесь фиктивно, ребенок может и не знать об этом, а штамп не спасал никаких отношений. Очень трудно перестать бояться. Не отчаивайтесь, страх - это воронка, которая вытягивает все силы. Общайтесь, хотя бы и на сайте.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Наркоман - психически больной человек и их никто не защищает, их просто по-человечески жалеют и не дают сдохнуть. Люди есть еще на земле. Не все звери. А парня неповинного правда до слез жалко. Те, кто такое допустил должны ему до конца дней обеспечить нормальную безбедную жизнь. Нужно судиться с медучреждением, которое это допустило. Все можно доказать, если не сдаваться. И стесняться тут нечего. Нарки вот не стесняются о себе рассказывать, о своей преступной халатности по от ношению к своим матерям и женам. Но они- психи. А Вы -ВиЧ-инфицированные по вине медиков - чего стесняться? Свои права нужно отстаивать.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Я благодарна своему герою за эту встречу. Его судьба - всего лишь маленький штрих большой проблемы. Вы обвиняете меня в том, что моему герою легко говорить обо всем за тысячи километров от дома. Сколько раз просила врачей организовать мне встречу с ВИЧ-инфицированным, проживающим в Ставрополе. Обещала соблюсти все условия, полную анонимность, убрать из материала любые детали, которые могли бы "вычислить" человека. Увы,отказались, сославшись на врачебную тайну и на то, что больные не хотят "светиться" - город маленький, может тайное стать явным. А ВИЧ-инфицированные для большинства людей - как прокаженные. Кстати, в своем материале я пыталась снять эту стигму. Не получилось официальным путем - пошла другим, через Спасо-Преображенский центр. ПРи подгототвке публикации заранее понимала, что собранный материал не раскрывает всех проблем того, как человек живет с ВИЧ. Но другого героя, подчеркиваю, не было. У всех разная судьба. У Александра - вот такая, и я ее описала, как есть, ничего от себя не добавляя.Могу предложить только одно - стать героем моего следующего материала. Вы готовы довериться мне, поведав о своей жизни, ничего не утаивая? А лучше, если встретимся и с вашей супругой. Мой рабочий телефон - 23 - 66 - 63.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Лариса! В статье все правильно, все интересно. Но вот то, что ваш герой НЕ СОСТОИТ НА УЧЕТЕ, по-моему, это просто незаконно. Подумайте, что вы пишете.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
И еще есть уголовная ответствнность за сознательное заражение другого человека. Пусть жена не претендует на наказание своего любимого больного мужа. Но сам факт описан в статье как обыденное, нормальное проишествие. Это недопустимо. Следовало бы отметить преступность такого зверского факта, безответственности за свою, а главное за чужую жизнь.Это непростительное преступление, ничем неискупляемое и неоправдываемое. Нужно говорить о болезни правду, и обращать внимание на то, что наркоман может погубить близкого человека быстрее, чем погибнет сам.
1 2 3 4

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов