Всё равно мы пить не бросим?! Трезвой жизни хотели все...

Тамара Коркина

Курс на решительную борьбу

Самогонщица, сухой закон, алкоголь
Самогонщица

Кажется, совсем недавно качнувшей страну перестройке - 30 лет. В моей памяти ее решительный настрой ассоциируется с «сухим законом», который был введен постановлением ЦК КПСС в мае 1985 года «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». Ясно, что нам, журналистам краевой партийной газеты «Ставропольская правда», предстояло вдумчиво и упорно разъяснять, разъяснять и разъяснять... И еще - искать позитивные результаты «сухого закона», обобщать их и делать достоянием самой широкой общественности. Короче - печатным словом доказывать народу, как это хорошо - не пить.

Надо сказать, что реакция людей на намерения повести войну с пьянством была самой одобрительной. Дружно взявшиеся за опрос социологи констатировали: большинство советских граждан горячо поддерживают курс партии. Трудовые коллективы начали создавать «общества борьбы за трезвость». Цель преследовалась одна - люди должны где добровольно, а где и под нажимом отказываться от употребления алкоголя. Естественно, заменяя его разнообразными здоровыми напитками и житейскими радостями.

Мы, журналисты, не вылезали из командировок, бывая в разных уголках края на партийных, профсоюзных, комсомольских собраниях, на сельских сходах, где люди единодушно одобряли... Трезвой жизни хотели все, особенно матери, жены, сходившие с ума от беспробудного пьянства сыновей и мужей.

«Передайте Ильичу - нам и десять по плечу...»

Антиалкогольные плакаты, алкоголизм
Антиалкогольные плакаты

До этого партия четырежды делала попытки радикально отрезвить народ. И - без особого успеха. В конце семидесятых - начале восьмидесятых алкоголизм в СССР начал переходить в национальную катастрофу. Юрий Андропов, по должности своей все знавший о внутренней и внешней жизни страны, информировал Брежнева и Полит-бюро о тяжелейшей ситуации. Он сообщал, что при среднем мировом потреблении 5,5 литра водки на душу населения в СССР эта цифра больше в разы. Цифра, которая сигналит о возможном самоуничтожении нации.

Особым открытием это ни для кого не было. Руководство знало, что материальное благополучие страны обеспечивал «пьяный бюджет». Исследователи приводят цифру: во время правления Брежнева продажа алкоголя выросла со 100 миллиардов до 170 миллиардов рублей. Водка неоднократно дорожала, думаю, многие помнят частушку тех времен:

Было шесть, а стало восемь,
всё равно мы пить не бросим.
Передайте Ильичу, нам и десять по плечу.

Борьба с пьянством требовала радикальных шагов со стороны правительства. Были разработаны мероприятия по ежегодному сокращению производства и продажи ликероводочных изделий. Планировалось, что к 1988 году будет полностью прекращен выпуск плодово-ягодных вин.

Как к этому готовились - я наблюдала в одной из командировок в близлежащий район. С утра руководство пищекомбината дало разнарядку: вывозить плодово-ягодное вино и виноматериал из цистерн на поля. Прослышавшие про это сельские мужики стояли в сторонке со стаканами, но, думаю, они больше обливались слезами, чем пили. Потоки вина по земле - зрелище было не для слабонервных.

За счет продажи нефти

Отказ от «пьяного бюджета» стал возможен благодаря нефти. В одном потеряем, в другом наверстаем. В начале 1985 года баррель стоил около 30 долларов. По всем прикидкам и подсчетам, советская экономика не должна была остановиться и без «пьяных» денег.

Но... Отказ от «алкогольных» доходов в пользу тотального оздоровления народа вызвал огромный интерес у наших недругов. У них начались свои подсчеты и аналитика. Вскоре США убеждают Саудовскую Аравию в обмен на поставки современного оружия снизить цены на нефть. За пять месяцев, к весне 1986 года, баррель вместо 30 стоил уже 12 долларов. Знакомая по нынешним дням ситуация. И очень болезненная для экономики тех времен. Через какое-то время она просто рухнула.

Безалкогольные свадьбы

Антиалкогольные плакаты, сухой закон
Антиалкогольные плакаты

А на житейском, народном уровне борьба с пьянством превратилась в настоящее безумие. Немыслимые очереди у оставшейся одной трети магазинов, торгующих спиртным, выбитые в них стекла и снесенные двери, давка, драки, бесконечные конфликты. Когда обнаружили, что не всем по нраву безалкогольные свадьбы, поминки, проводы в армию, установили лимиты. Скажем, семь бутылок водки на поминки. В магазин ходили с записками от сельсоветов, подтверждающих достоверность события. Как всегда при дефиците, царствовала торговля, расцвела спекуляция.

Мне довелось не однажды в качестве изучающего опыт журналиста бывать на безалкогольных свадьбах. Чаще всего на это шли люди от власти. Выдавая замуж дочерей, племянниц, они демонстрировали народу, что веселиться можно и без спиртного. Все мероприятия вскоре превращались в озорные игрища. На столе лимонад и минералка, под столом - спиртное. Подвыпившие люди потом от души веселились - вон какой пьяный лимонад.

К слову, Михаил Сергеевич Горбачев в народе прослыл как «Лимонадный Джо». Поскольку магазины торговали спиртным строго с 14 до 19 часов, появилась присказка: в шесть утра поет петух, в восемь - Пугачева, магазин закрыт до двух - ключ у Горбачева. Народ плакал, смеялся, сочинял анекдоты и пил.

Пили всё...

Антиалкогольные плакаты, сухой закон
Антиалкогольные плакаты

Пили всё - денатурат, одеколон, стеклоочиститель, растворители, лаки, политуру, тормозную жидкость, одеколоны, аптечные настойки. Как-то меня пригласили в городскую четвертую больницу. Провели в реанимацию, по отделениям, где лежали отравившиеся всем этим «добром» люди. Вышла статья, в которой рассказывалось и о них, и о спиртном под столом, и о бесконечном вынужденном притворстве, в который с головой погрузился народ. Эффект был - разорвавшейся бомбы, таксисты скупили «Ставрополку», благо, цена-то была две копейки, и, как Деды Морозы, одаривали ею клиентов.

А как гнали самогонку! И занимались этим делом далеко не алкаши, а вполне нормальные люди. Многие добывали, мастерили аппараты в преддверии торжеств в семье - свадеб, крестин, проводов в армию, дней рождения. В «Ставрополку» люди присылали рецепты, считая это абсолютно богоугодным делом. А уж опыт передавался - с душой и полным пониманием. В эту пору острым дефицитом стал сахар. Народные контролеры сигналили, что резко ухудшилось качество хлеба, поскольку дрожжи разворовывались для самогоноварения.

Бутылка спиртного стала самой дорогой валютой. За нее и огороды вспахивали, и колодцы рыли, и любую черновую работу не морщась проделывали. Самыми популярными торговыми точками стали шланбои. В любой час ночи - стук в окно самогонщицы и рука с бутылкой в форточке. Таких сюжетов участко вые в газету поставляли немало.

Кто затеял кампанию?

Вырубка виноградников, сухой закон
Вырубка виноградников

До сих пор нет-нет да и возникнет спор: кто затеял кампанию? Многие убеждены, что наш земляк. Между тем инициаторами выступили члены Политбюро ЦК КПСС Михаил Соломенцев и Егор Лигачев. Они были убеждены, что ради оздоровления страны нужно идти на любые меры, вплоть до тотальной вырубки виноградников.

В Грузии и на юге России началось их масштабное уничтожение. Под плуг шли уникальные коллекционные сорта, многие из которых не восстановлены и по сей день. В перечень врагов трезвого образа жизни попала селекционная работа, тонкая творческая материя, дающая порой результаты через многие годы.

Безумие не остановила и всколыхнувшая ученый мир трагедия: не докричавшись и не достучавшись до руководителей страны, покончил с собой один из ведущих ученых-селекционеров, директор Всесоюзного научно-исследовательского института виноделия и виноградарства профессор Павел Голодрига.

Сегодня как грустный анекдот можно воспринять такую историю: когда Егор Лигачев отдыхал в Крыму, его повезли на знаменитый завод «Массандра». За 150 к той поре лет его существования виноделы бережно сохранили образцы произведенных вин. Гость, то есть Егор Лигачев, повелел винотеку уничтожить, а завод закрыть. Тогдашний партийный босс Украины Щербицкий не выдержал такого и позвонил прямо Горбачеву с жалобой на перегиб. Винотека и завод сохранились. А по логике того времени - могли бы легко погибнуть. И виноватых бы не было.

Конец борьбы

Конечно, «сухой закон» не всеми в руководстве страны принимался однозначно. У него были и противники. В основном, те, кто отвечал за экономику и видел ее неминуемый крах. В 1988 году они предъявили итог борьбы: доходы в бюджет уменьшились на десятки миллиардов, «золотой запас» страны стремительно тает, СССР живет на занятые у Запада деньги. Председатель Совета Министров Николай Рыжков потребовал отмены «сухого закона». На этом и завершился наш боевой путь в трезвую жизнь.

Конечно, было бы очень больно и обидно, если бы антиалкогольная эпопея закончилась совсем уж безрезультатно. Результаты были, и первый - волей-неволей народ стал пить меньше. Приводились цифры: за время, когда алкоголь был принудительно недоступен, на 70 процентов сократилась преступность, в промышленности сократилось число прогулов, на 20 процентов снизилась смертность, а среди мужчин вообще на 37. В 1987 году количество родившихся детей было самым большим за последние 25 лет. То есть в 1985 - 1987 годах детей родилось на 1,5 миллиона больше.

Но хотели бы мы повторить то время? Время, когда, в общем-то, безгранично царили произвол, унижение народа и самодурство чиновников всех уровней. Когда действовали двойные стандарты. Когда... Очень хочется верить в то, что этот очередной печальный опыт послужит убедительным уроком для руководителей страны, нынешних и будущих. Нельзя привести людей к благополучию и счастью путем страха, запретов, угроз и граничащих с безумием мер вроде уничтожения виноградников. Жизнь должна быть такая, чтобы не было желания затуманить ум и душу. К счастью, мне сейчас довольно часто приходится встречаться с увлеченными бизнесом, здоровым образом жизни людьми, для которых алкоголь просто не существует. Хорошая жизнь без него еще лучше.

Перестройка, история, сухой закон, алкоголизм

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов