Выжить после инфаркта

Лариса Денежная

Выжить после инфаркта
«Сердце не выдержало», «инфаркт» — эти причины смерти звучат часто. Ежегодно 1,5 млн случаев инфаркта миокарда регистрируется в России. Но, несмотря на печальные цифры, в стране, в том числе и в Ставрополе, есть значительные достижения в борьбе с этим палачом человеческих жизней. Особенно они стали заметны с момента организации по всей стране сосудистых центров и первичных сосудистых отделений в рамках реализации нацпроекта «Здоровье». Четыре года назад такое подразделение появилось и в Ставрополе, на базе третьей горбольницы. За год через кардиологическое отделение острого коронарного синдрома (ОКС) проходит свыше тысячи человек. Многих привозит сюда «скорая» с подозрением на инфаркт.

Новая жизнь отделения

Новое подразделение появилось на базе кардиологического отделения, которое по старинке и сейчас называют «инфарктным». И не потому, что нынешнее название очень длинное. Сохранился его основной профиль. Но вот организация работы, оснащение и прочее изменились в корне.

Кто здесь был давно, не узнает отделения – от него остались разве что стены. Хотя нет, старые стены – штукатурка на дранке — снесли и выложили новые. Два года назад сделали капитальный ремонт «инфарктного». Его не было здесь лет десять. Заведующая отделением Ирина Халявская показывает нам фотографии, ставшие теперь историей их службы:

— Вот так выглядели палаты. Ободранные стены. Заклеенные картинками сырые пятна возле кроватей. Вот такой был коридор с дырами в полу, через которые проглядывает несколько слоев напольного покрытия – старый линолеум, паркет. Вот такой был душ и туалет — разрушенная сантехника, разбитый кафель, сырость. А сейчас – чистота и красота везде. У каждой кровати – кнопка связи с постом медсестры. Никто не кричит «Сестра, капельница кончилась!». Достаточно нажать кнопку вызова – и медсестра спешит в палату.

Добавим: этого требует специфика службы, где оказывают экстренную медицинскую помощь кардиологическим больным. В отделении острого коронарного синдрома — 30 коек, еще шесть – реанимационных.

Диагноз – в считанные минуты

Кардиология ОКС никогда не пустует. Отделение выполняет план на 110 процентов. По словам И. Халявской, это связано с более точной диагностикой. Причем еще на догоспитальном этапе. У «скорой» появилась система дистанционной расшифровки ЭКГ «Валента». Сняв показания на дому, врач бригады передает данные кардиограммы на станцию старшему смены. Малейшее подозрение на острый коронарный синдром – и служба «03» без промедления госпитализирует больного в отделение ОКС, минуя приемный покой больницы, в палату первичной сортировки. Это значит, за считанные минуты нужно установить точный диагноз и степень тяжести пациента, определить его сразу на лечение — в реанимацию или обычную палату или на уровень высшего этапа — в региональный сосудистый центр. Если диагноз не подтвердился — в профильные отделения.

Диагноз подтверждается лабораторными и инструментальными исследованиями. «Картинку» дает УЗИ сердца. Но этого недостаточно. Проводится исследование крови экспресс-методом — смотрят, есть ли выброс разрушенной сердечной мышцы в крови или нет. Точный диагноз – это своевременно начатое лечение и спасенные жизни. У врачей на все про все – максимум 12 часов. Это так называемое терапевтическое окно для оказания экстренной медицинской помощи при инфаркте миокарда, когда можно спасти сердце от гибели.

Пока бьется сердце

Ритм работы врачей — напряженный. Когда поступает «острый» больной, этот ритм ускоряется в разы. Нужно успеть выполнить спасительный тромболизис. Правда, если нет противопоказаний.

— Нужно только видеть мучения больных, которых привозит «скорая», — рассказывает Ирина Халявская. — Миокард еще не умер. Кровь не идет к сердцу из-за полной закупорки сердечного сосуда. Больной кричит от боли. Бригада «скорой» с больным на каталке «пулей» влетает в реанимацию со словами: «Тромболизис!». Моментально сестры готовят реанимационную койку, подключаются мониторы. Больного – сразу на функциональную кровать. Не нужно трясти его, переворачивать. Сестра тут же ставит катетер в вену, начинается срочное введение тромболитика. Контрольное ЭКГ показывает – тромб растворяется, и кровь идет в миокард.

Манипуляции проходят, что называется, на автомате. Все делается быстро. Возле больного – целая бригада и ни одного лишнего человека — все выполняют свои обязанности. Тут же – подача кислорода. Борьба с шоком.

К сожалению, только 10 процентов пациентов, своевременно обратившихся в «скорую помощь», не имеют противопоказаний для тромболизиса. Тех, кто получил этот вид лечения, называют везунчиками. Только в ноябре спасли от смерти десятерых, которым вовремя провели тромболизис. Все больные — в молодом возрасте.

Самое страшное для персонала – услышать тревожный сигнал монитора: это все, клиническая смерть. Больной без сознания. И снова борьба за жизнь. Моментально – дефибриллятор… ЭКГ… дефибриллятор…

Молодость – не показатель здоровья

Если вы думаете, что инфаркты — удел пожилых, то ошибаетесь. Зайдя в реанимационную палату, мы увидели молодого, спортивно сложенного парня. Евгению, как выяснилось, всего 20 лет. Студент одного из ставропольских вузов. В тот день он вместе с друзьями трудился на стройке — согласился подработать. Здание многоэтажное, без лифта. Пришлось изрядно побегать с первого на 9-й этаж и обратно, да еще с инструментами и прочим грузом. Казалось бы: всю жизнь занимался спортом, к нагрузкам не привыкать. А вечером за ужином Жене стало плохо — почувствовал жжение и боль в груди. Стало трудно дышать. «Скорая» застала парня в беспомощном состоянии, свернувшегося калачиком в постели. Его тут же доставили в третью больницу с подозрением на инфаркт.

Как потом выяснилось, в семейном анамнезе у родственников парня были проблемы с сосудами. Евгения спасли.

В помощь медикам — новые технологии

Выходить больных помогает врачам новая техника и технологии. В той же реанимации — современные мониторы, «глаза и уши» кардиологов. В круглосуточном режиме они неустанно следят за работой сердечно-сосудистой, дыхательной систем больного. В случае кризиса тут же известят сигналом.

В рамках программы модернизации палаты реанимации пополнились современными микроинфузорами для капельного дозирования лекарственных препаратов — система рассчитана на введение микроскопической дозы, вплоть до 0,1 миллилитра раствора в час. Появилось и новое оборудование для электрической кардиостимуляции — на случай остановки сердца.

Лечение «инфарктных» больных проводится строго по стандарту, который принят всеми кардиологами Европы. Дуплексное сканирование сосудов шеи — эту новую технологию стали применять недавно. Как нам пояснили, их состояние – косвенный критерий проходимости сосудов сердца и организма в целом, они доступны для изучения. Проводят сейчас и компьютерную томографию легких для исключения инфаркта этого органа — клиника его течения сходна с инфарктом миокарда. А такой вид высокотехнологичного исследования, как коронарография (его проводят в региональном сосудистом центре), стал уже обыденным.

У кого отсутствует эффект от консервативной терапии, сразу переводят на хирургическое лечение в РСЦ на базе бывшей краевой больницы – здесь проводят стентирование или аортокоронарное шунтирование. 10—15 процентов больных с острым коронарным синдромом направляют на такие операции. Раньше такие больные умирали. Некоторые продавали имущество, чтобы заплатить за дорогостоящую операцию в Москве.

Сегодня досуточную летальность в отделении удалось снизить на 2 процента. Кому-то покажется мало. Но для медиков и эти цифры — победа. Это спасенные жизни, порой невероятными усилиями врачей.

 

Фото Юрия РУБИНСКОГО.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов