«Я бы новую жизнь своровал бы, как вор…»

Василий Скакун

Василий Скакун: грани бытия

Юрий Визбор был организатором и главным редактором журнала «Юность». Поначалу он опасался, что журнал не обретет популярности в стране, где издавались десятки подобных журналов. Но когда во Владивостоке обокрали газетный киоск и забрали только стопку журнала «Кругозор», то стало ясно, что он нужен людям. Естественно, как человека высокодуховного плана, его не могли обойти размышления о смысле жизни, о том, зачем мы здесь, каковы дальнейшие перспективы нашего присутствия на планете. И он внутренне чувствовал, что жизнь не должна заканчиваться смертью, ведь все мы приходим в этот мир на учебу, которой, по идее, не должно быть конца, столь сложна она. Он прожил до обидного мало – всего пятьдесят лет.

Нам непонятны устремления души – и зачем она так торопится покидать тело. Но не забываем, что здесь, на Земле, души человеческие находятся в командировке и их, естественно, тянет домой, на Небеса. И когда они чувствуют свою миссию выполненной или, наоборот, видят полную бесперспективность своего присутствия в теле, то могут покинуть хозяина досрочно, а тело, как известно, без духа мертво.

Не исключая возможности будущих воплощений, возможно, это и подтолкнуло Визбора на создание этой песни. И первое, о чем мечтают мальчишки, так это стать летчиком.

Я бы новую жизнь своровал бы, как вор,

Я бы лётчиком стал, это знаю я точно.

И команду такую: «Винты на упор!» –

Отдавал бы, как Бог, домодедовской ночью.

Но затем осознал, что мы приходим и для того, чтобы стать полезными этому миру, чтобы как можно больше людей могли бы почувствовать наше сострадательное сердце. И второй куплет тому подтверждение:

Ну, а будь у меня двадцать жизней подряд,

Я бы стал бы врачом районной больницы.

И не ждал ничего, и лечил бы ребят,

И крестьян бы учил, как им не простудиться.

Естественно, человек визборовского вдохновения был бы врачом гиппократовского стиля, для которого доброе слово являло собой мощь, превышающую силу лекарства. Ибо Гиппократ врачевание называл искусством. И потому к Визбору-врачу ходили бы толпы крестьян окрестных деревень, которых бы он учил, что все болезни тела рождены болезнью ума.

Затем он осознает, что в жизни бывают еще более важные задачи, стоящие перед миром, когда ты, познав его законы жизни, здоровья и счастья, готов подсказать любому человеку, что болезни, страдания и нищета не являются обязательной программой жизненных процессов. И что никто, кроме нас самих, не создает для себя эти негативные обстоятельства жизни. И в этой связи автор песни мечтает стать носителем этих истин:

Ну, а будь у меня сто веков впереди,

Я бы песни забыл, я бы стал астрономом.

И прогнал бы друзей, просыпался б один,

Навсегда отрешась от успеха земного.

Почему бы прогнал друзей? Да потому, что это – вечная суета, застолья, постоянные концерты и т. п. И потому готов отказаться от главного творческого порыва – «я бы песни забыл». А одиночество – это и есть возможность времени и места поисков внутри себя, «отрешась от земного
успеха».

Но все дело в том, что есть знания, которые невозможно почерпнуть в книгах, их можно только открыть в своем сердце. Ведь и на самом деле, сколько ни читай, сколько ни молись и ни медитируй, уверенность в новых воплощениях, сможет иметь только тот, кто установил в своем сознании то новое отношение к миру, которое не может умещаться в этой жизни.

Но, по всей вероятности, Визбор тогда еще находился в сомнениях, так ли это на самом деле или это только желаемая блажь и поэтому-то и родился этот заключительный куплет:

Но ведь я пошутил.

Я спускаюсь с небес,

перед утром курю,

Как солдат перед боем.

Свой единственный век отдаю я тебе -

Все, что будет со мной, это будет с тобою.

Он, как и все люди с открытыми сердцами, не мог не предполагать, что жизни человеческие (вернее, души) не имеют права быть элементами разового использования. То, что они вечны, это наше главное подобие Богу. Мы нужны Богу, потому что Он растет вместе с эволюционным процессом нашей цивилизации. Вспомним, как говорил Леонардо да Винчи о том, что «Душа не хочет жить без тела. Ведь без тела она не может ни чувствовать, ни исполнять свои желания». И если под таким углом зрения рассуждать о жизни Высшего Разума, то Он не может жить без нас – людей. Бог через нас и страдает, и любит, и радуется нашему прогрессу. А главное, Он растет в нас и через нас. И потому, нет, это не предположение, это утверждение: мы просто обязаны по многу раз приходить на Землю, входя в новые тела с накопленным ранее опытом своей души. Если это не так, то Замысел жизни просто абсурден и глуп. Ведь ее – общечеловеческую жизнь – и организовали с какой-то невероятно объективной целью. А главная цель жизни Самого Бога – находясь в каждом из нас и сопротивляясь искушениям ума и тела, расти, саморазвиваясь.

В свое время великий индийский философ Шри Ауробиндо в высшей степени категорично высказывался о том, как это можно не верить в реинкарнационные процессы. Он писал: «Как, если не реинкарнацией, объяснить поразительную разницу между людьми, как уместить в одной жизни и преступника, и человека, озаренного великими просветлениями. Это парадокс, оскорбляющий и ум, и душу, и этические чувства, и духовную интуицию».

P. S. Я не буду воровать новую жизнь, потому как безоговорочно верю, чувствую своим нутром, что уже бывал на этой планете. У меня даже отпечаталось детское воспоминание о себе в качестве какого-то духовного лица. И для того чтобы ему, то есть мне, не раздавить земных птах, ему, то есть мне, под ноги подкладывали что-то в виде кирпичей. Я не знаю, откуда это пришло, но видение это запечатлелось на всю жизнь.

Простите за откровенность.

Василий Скакун, грани бытия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»