«Я помню войну в мельчайших деталях...»

 

«Я помню войну в мельчайших деталях...»
 Город активно готовится к 65-й годовщине Великой Победы. В школах и вузах, на предприятиях и в семьях не прекращается поисковая и творческая работа — сбор информации об участниках Великой Отечественной войны, чтобы рассказать о людях и их судьбах.

«Вечерка», со своей стороны, размещает на своих страницах зарисовки, очерки, статьи — так мы все вместе выполняем поручение главы города Ставрополя по подготовке к юбилею Великой Победы.

Сегодня мы публикуем материал, который подготовил Алексей Христофоров, студент 5-го курса филиала Московского государственного университета приборостроения и информатики.

Сегодня, 17 марта, в год 65-летия Победы, его дедушке Алексею Семеновичу Христофорову исполняется 90 лет. Это уже не тот красивый юноша, которого вы видите на этой фотографии. Но внук пишет: «Именно ему и миллионам других бойцов наше поколение обязано жизнью»... Алексею Христофорову повезло: он записал воспоминания своего деда о войне из первых рук. 

Было 12 часов по владивостокскому времени...

- Меня призвали на действительную службу в Военно-морской флот в 1940 году, - рассказывает дедушка. – Я окончил военную спецшколу Объединенного Тихоокеанского флота на Русском острове. После был направлен во Владимиро-Ольгинский военно-морской госпиталь на должность старшего писаря секретной части.

Я помню начало войны в мельчайших деталях. А разве можно такое забыть?

Было 22 июня 1941 года. Я тогда нес вахту на корабле. Помню, был одет в шинель, на правой руке висела винтовка с длинным штыком. По радио объявили: «Германия напала на Советский Союз». Было 12 часов по владивостокскому времени. По всем кораблям сразу же объявили боевую тревогу. Мне пришлось простоять на вахте два часа без смены. В 1943 году узнал о смерти брата и добровольно выехал в действующую армию на фронт.

Из полевого дневника деда:

«Едем на фронт (тут немного было обидно – сняли с нас морскую форму и дали нам пехотные «бушлаты» и обмотки по 2 м 30 см длиною). Владивосток - Москва. По железной дороге 24 сутки. За это время один раз нас пропустили через обжарку. Иначе дальше нельзя было существовать — вши...

В Москве нас разместили в Октябрьских казармах. Прошли трехмесячную полковую школу младших командиров. Мне было присвоено звание младший сержант. Ботинки – обмотки – заменили, дали сапоги кирзовые солдатские и отправили на фронт, на передовую. Воевал на 3-м Украинском фронте в 29-й гвардейской минометной бригаде. Наша бригада была вооружена мощным оружием «катюша» М-31. Это оружие и надо было перевезти».

Форсирование Нижнего Днепра в дневнике не описывается, но я расскажу вам его со слов дедушки.

- Операцию решили провести ночью, - рассказывает Алексей Семенович. - Все волновались. После наступления сумерек вся бригада как можно быстрее и незаметнее подошла к реке. Многие от усталости еле-еле стояли на ногах. К тому же целый день ничего не ели.

Почти ничего не было видно. Дул сильный ветер. Затем был отдан приказ о строительстве моста. Мост возводили из понтонных лодок. Течение было очень сильное. Лодки все время сносило. Наконец, когда мост был собран, первый эшелон заехал в реку. Но он не смог вытянуть состав. Везде слышались голоса, ругань. Вызвали второй эшелон. Внезапно в небе послышался гул. Небо осветила яркая вспышка, послышался пронзительный свист, а потом и закладывающий уши взрыв. Вокруг - крики, всплески воды. Враг нас заметил. «Катюша» М-31 оказалась недоступной для сражения. Небо озаряли все новые и новые вспышки. «Спасайтесь, кто как может!», – прокричал наш командир. Потом оказалось, что это был его последний приказ. Все бежали кто куда. Кто-то пытался сражаться с невидимым врагом. Повсюду были раненые, кругом – страшные стоны. Неприступный Днепр окрасился в багровый цвет. Течение быстро уносило трупы моих товарищей, однополчан. Внезапно подошел второй эшелон, успев спасти остатки нашей бригады. После отступления врага составы удалось переправить на противоположный берег. Операция считалась успешной.

Запись в дневнике деда:

«После форсирования Днепра бригада была переименована в 29-ю Нижне-Днепровскую гвардейскую минометную. С этой бригадой мы дошли до чехословацкой границы, пройдя Украину и Белоруссию. Бригаду потрепало крепко, живых осталось мало. Я был сильно контужен. На седьмые сутки проснулся в полевом госпитале. То, что после контузии перебросили в тыл на 100 км, после контузии не помнил. В госпитале пробыл четыре месяца. В 44-м вновь формировались в Москве. Стояла наша часть под Москвой, в деревне Новая. Получили новую технику, новую конструкцию миномета «катюша» на машинах и выехали опять на фронт. Потом была Польша (за Варшаву бились неделю), Познань, Лодзь, Румыния, дошли до Берлина… Мобилизовался в 1946 году...».

Вот так мой дед прошел войну. Бог уберег его. Потом уже пошла другая жизнь.

Жизнь возрождения...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов