Южный слон как точка отсчёта

Ольга Метёлкина
Экскурсия во второй миллион лет до нашей эры За штурвалом «машины времени» в тот день был Рафиг Ахмедов. Ковш экскаватора зачерпнул очередную порцию грунта, как вдруг на дне котлована обнажились останки ископаемого гиганта. Этот карьер на территории ОАО «Урожайное» Новоалександровского района войдет в историю как место обнаружения пятого на Земле скелета южного слона, обитавшего на нашей территории в плейстоцене – от 1 до 1,8 миллиона лет назад. На отвесных срезах грунта - похожие на следы огромных зубов вертикальные борозды, оставленные современным рычащим «зверем» - экскаватором. Десятка два шагов, а напрямую и того меньше, требуется для того, чтобы из сегодняшнего дня переместиться в далекое прошлое. Случай в науке, как, впрочем, и в жизни вообще, играет далеко не последнюю роль. Вот и в этот раз… Решили в «Урожайном» разработать карьер, чтобы брать грунт для отсыпки дорог. Нашли подходящее место. Руководитель ОАО Марк Игоревич Ткаченко приехал, посмотрел, и что-то ему не понравилось. Велел переместить землеройную технику на несколько десятков метров в сторону. Это решение и определило судьбу открытия. Местные жители приходят и приезжают к карьеру и не узнают привычного пейзажа: только недавно здесь устраивали пикники, пасли овец, и вдруг - возник котлован, на дне которого ученые из города откапывают огромные кости. Тут же вопрос: может, динозавра нашли?.. Участники экспедиции, хоть им и дорога каждая минута погожего времени, готовы рассказывать о находке как понаехавшим журналистам, так и любопытствующим аборигенам. На раскопках работают сотрудники трех отделов Ставропольского государственного историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника: завотделом археологии Игорь Отюцкий, завотделом природы Вера Данилевич, сотрудник отдела Игорь Доронин, научные сотрудники отдела «Татарское городище» Татьяна Мозгова и Геннадий Жеребятников. Возглавляет экспедицию известный палеонтолог, член Всемирной ассоциации мамонтоведов, кандидат биологических наук, заслуженный работник культуры РФ, старший научный сотрудник отдела природы Анна Швырева. Коллеги называют ее гораздо проще – Мама слона. Анна Константиновна пришла работать в музей вскоре после того, как под Георгиевском был обнаружен скелет южного слона. Того самого, который стал визитной карточкой Ставропольского краеведческого музея и уже 46 лет поражает своими размерами посетителей. Та сенсационная находка и определила профессиональное будущее Анны Константиновны. Для музейного слона нашли подругу?.. Участники экспедиции относятся к россыпи гигантских костей как к живому существу, называют «найденыша» Нюсей. Романтически настроенный Игорь Доронин считает, что для полной гармонии в отделе природы не хватает именно слона-дамы, «кавалер»-то уже работает в экспозиции. Анна Константиновна нежно поглаживает то, что осталось от южного слона: совсем как добрая хозяйка любимую буренку. Это только на первый взгляд кости кажутся крепкими – время сделало их пористыми и чрезвычайно хрупкими. К сожалению, ковш экскаватора разрушил череп и срезал бивни – от трех метров осталось только полтора. Но ученые не отчаиваются. - Есть почти все крупные кости, сохранился плечевой пояс, много позвонков, - говорит Анна Константиновна. - Слава Богу, есть первая находка, и нового южного слона можно восстановить по подобию предыдущего. Обнаружить редкие останки – это еще полдела. Вслед за сенсационным открытием начинается долгая кропотливая работа, в которой нельзя допускать ошибок. Расчистка продолжается до тех пор, пока кость не оказывается на своеобразном 15 - 20-сантиметровом постаменте из грунта. Всю доступную поверхность кости покрывают в несколько слоев специальным составом. Обычно используется разбавленный клей ПВА. Затем в ход идет мокрая бумага, поверх которой уже накладывают гипс. Высохшую «куклу» с большой осторожностью переворачивают и завершают гипсование. В таком виде хрупкая находка готова к транспортировке. Привезенная домой, то есть в музей, каждая косточка будет «раскупорена» для просушки. И лишь спустя время палеонтологи приступят к дальнейшей консервации, реставрации и подготовке находки к возможному экспонированию. Как предположила А. Швырева, этот путь может занять минимум три года. Нюся под номером «пять» Почему же ископаемого слона назвали южным? Оказывается, первая подобная находка была сделана на юге Европы – в долине реки Арно на севере Италии. Скелет того слона экспонируется теперь в Париже. Ареал обитания этих древних животных был достаточно широк: южная часть Восточной и Западной Европы и даже распространялся на части территории современного Казахстана. Находка скелета южного слона в Новоалександровском районе Ставрополья имеет исключительное значение. До сих пор подобные экспонаты были гордостью лишь четырех музеев мира: в Париже, Тбилиси, Санкт-Петербурге и Ставрополе. Кстати, впервые в России материальные свидетельства пребывания южного слона были обнаружены тоже у нас, в Ставропольской губернии: в 1887 году был найден зуб, который сегодня хранится в Зоологическом музее РАН. Интересно, какими были ставропольские климат и растительность при жизни Нюси и ее современников? - Судя по геологическим отложениям, в эпоху обитания здесь слонов климат был жарким, - поясняет Анна Константиновна. - Если сопоставлять ныне здравствующих слонов и ископаемых, то они очень похожи. И значит, их среда обитания тоже сходна. Питались они листьями и ветками растений. В этих местах была саванна, которую населяли носороги-эласмотерии, олени, разнообразные птицы. Там, где мы сейчас находимся, 1 – 1,8 миллиона лет назад была заводь. Это можно определить по геологическим условиям. Кости южного слона залегают в глинистых песках. Что же стало причиной смерти этого, по заключению специалистов, нестарого животного? Люди тогда на Земле еще не водились, да и саблезубых тигров на нашей территории не было… Ученые обнаружили, что музейный предшественник Нюси умер от зубной боли. А вот над тем, каким был её жизненный финал, еще предстоит поломать голову... - Расположение костей не дает пока никаких подсказок, - говорит А. Швырева. - Они не лежат в анатомическом порядке, потому что, когда мягкие ткани павшего слона разложились, вода растащила их в разные стороны. Пока что можно сказать, что это был слон средних лет: у него позвонки еще не сращены с межпозвоночными хрящевыми дисками. Судя по разным признакам, ему было около 50 лет. Если бы были зубы, мы бы точнее охарактеризовали его. А что же с «квартирным вопросом»?.. Если в прошлое ископаемого гиганта мы уже заглянули, то о его будущем возникают вопросы. Например, останется ли он на родине, и если да, то как будет решаться его «квартирный вопрос»?.. Известно, что ставропольским слоном заинтересовались представители Британского музея. Наверняка завидным экспонатом не прочь были бы обзавестись и другие крупнейшие музеи мира. Как заверили нас в Ставропольском музее-заповеднике, два слона – это не обуза, а повод для гордости. А еще – необходимость создать все условия сначала для правильной консервации и реконструкции, а затем – экспонирования раритета. И если специалисты для этих работ в музее-заповеднике есть, то помещение – вопрос открытый. Напрашивается аналогия: в недавнем прошлом рождение младенца в семье сопровождалось выделением дополнительной жилплощади, так и пополнившееся слоновье семейство в музее остро нуждается в расширении «квартиры». Когда в 1962 году музей познакомил посетителей со скелетом южного слона из Георгиевска, посещаемость возросла более чем в три раза. Эта сенсационная находка стала своеобразной хронологической точкой отсчета для других событий. Спустя более сорока лет появилась новая веха – второй южный слон. Как пояснил директор Ставропольского музея-заповедника Николай Охонько, палеонтологические раскопки в Новоалександровском районе взяты под особый контроль и включены в действующую краевую целевую программу «Сохранение и развитие культуры Ставропольского края на 2006-2008 годы». Николай Анатольевич особо отметил, что содействие в проведении работ оказывает руководство ОАО «Урожайное» в лице Марка Игоревича Ткаченко и ООО «Управляющая компания «Эвилин» в лице Владимира Игоревича Ткаченко. Музейщики благодарны за помощь главе Краснозоринского муниципального образования, председателю Новоалександровского районного Совета депутатов Сергею Георгиевичу Нешеву. Спасибо и местным школьникам, которые помогали ученым расчищать раскоп. «Мы благодарим судьбу, что нас окружают неравнодушные люди», - говорит Анна Константиновна Швырева. P.S. Редакция благодарит Ставропольский    музей-заповед­ник за организацию командировки журналиста «ВС» в место раскопок и предоставленные фотографии.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов