За порогом казенного дома...

Лариса Ракитянская

За порогом казенного дома...
«На стыке двух тысячелетий в России как грибы после летнего теплого благодатного дождя росли... - если бы это были грибы! - нет, детские дома! Они открывались один за другим в геометрической прогрессии в городах и селах, часто — на базе бывших детских садов, в которые некого было водить, потому что дети просто не рождались. А многим — тем, кому довелось родиться в трудные 90-е, - не было места в семье — только в казенных приютах. Им просто не повезло, их мамы и папы не выдержали ударов судьбы: одни спились, другие принимали наркотики, третьи сидели в тюрьме, четвертые были неизлечимо больны, пятые не имели средств на содержание детей...

На 300 ребятишек только пять — круглые сироты. Таков был количественный состав одного из детдомов нашего края, куда я семь лет назад пришла на работу. Я видела, как, немного отогревшись от ужасов семейной жизни, дети начинали идеализировать родителей, оправдывать и прощать их. Я видела, что жизнь в детском доме для многих была лучше семейной, но это был все-таки детский дом. Помню, как тяжело было нашим воспитанникам выступать в среде детей из обычных школ. Мальчишки и девчонки подбегали к своему руководителю, цеплялись за его руку, как за соломинку, и умоляли не объявлять, что они — из детского дома. Им было стыдно, стыдно за свою несложившуюся семью! Им так не хотелось, чтобы их жалели, как юродивых! Им до безумия хотелось, чтобы детский дом остался их тайной...»

(Из будущей книги Натальи Соколовой, бывшего библиотекаря одного из детских домов Ставропольского края).

А ума у тебя хватит?

Стоял жаркий август. В группах делали ремонт, и детей на некоторое время разместили в спортивном зале, поэтому дверь библиотеки была закрыта. Зато запасной выход - нараспашку! Я работала, когда бодрый голос спросил разрешения войти. Оксана переступила порог решительно:

- Я Вам не помешаю? Хочу с Вами посоветоваться о своем будущем. Можно?

Оксана единственная из детей ее группы пошла в 10-й класс, и для нее специально закупались недостающие учебники. Мы раньше не были близко знакомы: девочка всегда здоровалась, и не более того. В библиотеку за помощью она не обращалась, всегда справлялась сама. Ее неожиданное доверие приятно удивило: оказалось, что через год девушка собирается поступать в институт. Я обещала Оксане поддержку и помощь, а с нее взяла слово, что в аттестате не будет ни одной тройки. Мы договорились, что она не должна подписывать никакие документы относительно своей дальнейшей учебы!

Начался учебный год. Оксана засела за учебники. Над ней смеялись: «Зубри, зубри, всё равно кроме ПТУ никуда не поступишь!». Но девочка настойчиво шла к цели.

Только однажды она пришла взволнованная: мать освободилась из тюрьмы и хотела забрать детей к себе. Оксана наотрез отказалась. Если согласится вернуться к матери, то трудно будет нормально доучиться и поступить в институт, ведь льготы теряются. Это – с одной стороны. А с другой - девушка должна пойти в суд и заявить матери, глядя в глаза, что отказывается жить с ней. Что делать? Все разрешилось само собой: матери заранее сообщили волю девочки. Оксана сильно переживала, но желание получить высшее образование было все-таки сильнее.

И вот экзамены позади. Оксана радостно ворвалась в библиотеку: «Ура, в аттестате только четыре и пять!». Я прекрасно понимала, что теперь самое главное для девушки - выдержать натиск дирекции и не подписать документ о согласии учиться в ПТУ. Оксану несколько раз вызывали в кабинет директора, социальный педагог и заместитель директора по воспитательной работе требовали подписать бумаги. Она отказывалась. На нее давили. Но закон был на ее стороне. А вот дирекция детдома явно не хотела лишней суеты. Думаю, что тут немалую роль сыграл и расхожий стереотип: как это дочь опустившейся матери, сидевшей в тюрьме, будет учиться бесплатно?! В последний вызов «на ковер» Оксана услышала вопрос с плохо скрываемой ехидцей: «А у тебя ума хватит учиться?». Девушка дерзко ответила: «Хватит, не беспокойтесь!»...

Администрация упорствовала, категорически отказываясь сдавать документы Оксаны в приемную комиссию института. Социальный педагог возила ее по разным институтам и университетам, оставляла в автобусе и не разрешала выходить. Через некоторое время возвращалась, разводя руками: мол, никто не хочет брать детей из детского дома, только бензин тратится зря! Нервы у Оксаны стали сдавать, и однажды она прибежала ко мне.

Разрыдалась в голос: что делать? Придется, видно, «подписывать себе приговор» и идти в ПТУ. Я решила разозлить девчонку. Дала совет: заяви руководству: пусть только попробуют не сдать ее документы в вуз! Тогда у них будут огромные неприятности. Как ни странно, это подействовало... Так в нашем детдоме произошел первый случай бунтарства. И не думали тогда ни директор, ни социальный педагог, ни заместитель директора по воспитательной работе, что это будет «первая ласточка», а Оксана станет гордостью детдома - позже они будут хвастать об этом при каждом удобном случае, а настойчивость Оксаны припишут своему «педагогическому таланту»...

Бог не оставил ее...

Заместитель директора по воспитательной работе специально привезла Оксану на первый экзамен в вуз на два часа позже, чтобы она «завалила» его. Но первый экзамен в вуз девочка сдала успешно. Бог не оставил ее!

Через два дня была консультация по биологии, на которую Оксану отказались везти, ссылаясь на то, что воспитатель не может оставить других детей в группе без присмотра. Растерянная и опустошенная, Оксана вновь была готова сдаться. Но я поднялась в кабинет директора и настойчиво попросила разрешения сопровождать девочку на все консультации и экзамены в институт.

«Только за ваш счет», - прозвучал суховатый ответ. И на том спасибо!

Потом были бессонные ночи подготовки к экзаменам — Оксана просто не имела права проигрывать.

А после последнего экзамена мы с Оксаной поехали в церковь Успения Пресвятой Богородицы. Мне подсказывало сердце: обязательно надо поблагодарить Господа Бога за помощь при сдаче экзаменов и попросить, чтобы Спаситель помог поступлению девочки в институт. Оксана разволновалась, честно признавшись, что только в далеком детстве бабушка водила ее в храм. А сейчас ей страшно, она даже не знает, что нужно делать и как правильно молиться...

Через десять дней мы узнали, что Оксана зачислена в институт. До первого сентября она жила в детдоме, а потом ей дали место в общежитии института.

А при чем здесь ты?

В комнате с Оксаной жили три девочки - очень разные по характеру и поведению. Оксана была чистюля. Еще в детском доме у нее всегда вещи были чистыми и поглаженными, аккуратно лежали в шкафу. В тумбочке идеальный порядок, книги обернуты. Кто ее этому научил, спросила я как-то. «Бабушка, соседка. Когда жила в семье, то часто ходила к ней в гости», - ответила Оксана. Никто в общежитии не догадывался, что она из детского дома. На экзамены привозила я, «мать», а когда заселялась в общежитие, Оксана привезла и кастрюльки, и посуду, и покрывала. Все это ей дарили и классная из школы, и сотрудники детского дома - делились чем могли.

Иногда Оксана привозила овощи и фрукты, зелень, мясо, соленья. Первое время денег не было, так как стипендия выдавалась с опозданием. Три месяца приходилось совсем туго, были дни, когда питалась только самыми дешевыми вермишелевыми супчиками, в крайних случаях занимала деньги до стипендии и обязательно отдавала.

Как-то раз по телевизору шла передача о детях из детского дома, и девочки-соседки стали негативно отзываться о всех детдомовцах. Оксана не стерпела и спросила, что они думают о ней? Девчонки удивились:

- А при чем здесь ты?

- Я из детского дома, и не все дети там плохие! Бывают, конечно, и паразиты, а разве в семьях с хорошими, состоятельными родителями их не бывает?

Вот так мнение о детдомовцах изменилось, а соседки еще больше стали уважать свою однокурсницу. А Оксана почти каждый выходной ездила в детский дом с чем-нибудь вкусненьким - проведать младшую сестренку...

Поработать пришлось!

Не от добра пришлось Оксане учиться и работать. Сначала она помогала своей подруге, которая работала в ночную смену в магазине. Хозяйкой его была пожилая дама, у которой не было детей. Она поставляла самые лучшие продукты для детского дома по минимальной цене. Несколько раз она пыталась взять себе кого-нибудь из детей. Все кончалось неудачно. И вот хозяйка магазина стала присматриваться к Оксане: разрешила находиться в магазине и даже замещать подругу. Порядочность и ответственность Оксаны подкупили ее, она привязалась к девочке и поняла: это и есть тот долгожданный ребенок, которого она искала всю жизнь! Любовь Павловна начала помогать Оксане материально, пригласила к себе пожить. Для Оксаны это был подарок судьбы! Она старалась быть полезной и уже в первую субботу объявила: буду генералить! Вытащила и выбила все ковры, перетерла посуду и люстры, пропылесосила мебель. Когда хозяйка пришла домой, все дышало чистотой и свежестью, в доме царил порядок и уют...

Вскоре Оксана из общежития переехала жить к Любови Павловне. Окончила институт, сдала экзамены и получила водительские права...

И семью обрела...

Еще в детском доме Оксана думала: где ее отец, почему он оставил мать? Поделилась тем, что мучило, с Любовью Павловной, та предложила поискать отца. Оксане очень хотелось увидеть его, посмотреть в глаза и сказать: «Видишь, какая я стала? Окончила институт, работаю, имею всё. И мне от тебя ничего не надо, просто посмотри, кого ты предал и от кого отказался много лет тому назад. А я тебя прощаю!».

Втайне от Оксаны Любовь Павловна начала поиск. И через некоторое время сообщила: он работает в винно-коньячной фирме, хорошо зарабатывает, имеет дружную семью, двоих детей: старшей девочке 14, мальчику — шесть лет. У Оксаны в руках был его телефон. Собравшись с духом, она позвонила, представилась и предложила встретиться. Отец был ошарашен: у него есть взрослая дочь, которая сразу заявила, что она обеспечена, ни в чем не нуждается, заканчивает институт! Он пригласил Оксану к себе. Она купила торт, конфеты, игрушку для мальчика и пришла в назначенное время. Отец тоже волновался и был искренне рад. Его жена радушно накрыла стол, сводные сестра и особенно брат были в восторге! Только после праздничного ужина они смогли объясниться с отцом. Он поведал, что был молодым, когда встретил ее мать. Влюбился. Несмотря на предостережения родителей, что девушка ненадежная, увлекся, дело дошло до близости. Узнав об этом, его родители сделали всё, чтобы он уехал в город. Городская жизнь завертела его в круговорот новых знакомств и увлечений. Через некоторое время он женился... Отец чувствовал вину перед дочерью, что не заботился о ней, когда она росла. Они подружились. Оксана часто приходила в гости, никогда не забывала принести что-нибудь вкусненькое. Жена отца оказалась замечательной женщиной, которая не препятствовала общению Оксаны с отцом...

Детдом аукается...

Окончив институт и получив специальность, Оксана пошла работать. Трудолюбие и аккуратность помогли подняться по карьерной лестнице. Решила получить ещё одну специальность, поступила в другой вуз - хватало средств оплачивать учебу. И всё- таки самой заветной мечтой Оксаны было высшее юридическое образование. На этом пути «аукнулся» детдом: девушке еще там внушили: тех детей, чьи родители сидели в тюрьме, ни за что не примут на юрфак... А сейчас у Оксаны еще и проблемы с жильем: она обращалась в районное управление образования, и там ей объяснили, что на получение жилья она седьмая на очереди. Но поскольку экономический кризис, деньги сейчас не выделяются, придется еще ждать. То есть это в перспективе означает съемную квартиру — неизвестно на какой срок...

~~~~~~~~~~~~~~~~

Приглашаем к разговору!


Автор этих горьких строк предпочла изменить свое имя даже в будущей своей книге. Наталья Ивановна пришла в нашу редакцию посоветоваться: как опубликовать свои воспоминания о работе в детском доме, как рассказать людям о судьбах детей. А в планах редакции как раз и была эта тема — мы собирались объявить «Народную трибуну», призвав «выпускников» детских домов поделиться тем, как сложилась их дальнейшая судьба.

Сегодня мы публикуем одну главу из будущей книги Н. Соколовой. Это непридуманная история Оксаны, бывшей воспитанницы детского дома, что находится неподалеку от Ставрополя. По этическим соображениям не называем ни адрес учреждения, ни фамилию девушки. И хотя история Оксаны, можно сказать, имеет счастливое завершение, мы рассчитываем на продолжение темы. Понимаем: бывшие воспитанники детских домов трудно и неохотно идут на контакт, но их отклики под псевдонимами или подлинными фамилиями мы надеемся увидеть на сайте «Вечерки». Письма также можно присылать по электронному адресу: lara@vechorka.ru или звонить по телефону 23-14-39 журналисту Ларисе Валентиновне Ракитянской.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости