За спиной — Россия

Елена Павлова

 

За спиной — Россия
Жаль, конечно, что Ставрополь больше не называют столицей трех морей, как это было раньше, когда наш город являлся центром Северо-Кавказского пограничного округа. Но, как и прежде, 28 мая Ставрополь становится городом «зеленых фуражек». Даже если границе отдано всего два года срочной службы, она все равно на всю жизнь остается в сердце. Потому — зеленые фуражки можно увидеть на одетых по гражданке парнях, а знаки «Отличник погранслужбы» — на лацканах пиджаков очень солидных начальников. Сегодня — День пограничника.

Лучшие

Даже пережив реорганизацию округа, Ставрополь без погранчастей не остался. Есть, например, в нашем городе часть, которая занимается обеспечением и подвозом материально-технического имущества во все части Регионального пограничного управления ФСБ РФ по ЮФО, плюс в Армению и теперь еще и в Южную Осетию. Среди частей погранслужбы этого профиля она уже несколько лет считается лучшей в России. Да и что тут удивительного? Специфика службы на Кавказе требует предельной выдержки, выносливости, высочайшего профессионализма.
Это часть с полувековой историей. Начиналась она в 1957 году, в Закавказье. Напоминает о том времени работяга-полуторка, которая сейчас стоит на постаменте возле КПП. Впрочем, поставь на нее аккумулятор, и машина снова будет на ходу. Еще недавно эта полуторка в парадах на центральной площади Ставрополя участвовала.
Рядом с ней — памятник. Две фамилии: Сергей Кокоркин и Александр Голоскоков. Они погибли в Тбилиси, в перестрелке во время налета на часть «мхидриони», когда бандиты, захватив в заложники женщин, прорывались к складам… Из Тбилиси в Ставрополь часть передислоцирована в 1993-м.
Командир части полковник Александр Гаракоев отмечает: город относится к пограничникам, как к родным. Вот только в прошлом году 46 семей получили жилье в доме по улице Серова. Было дело, градом крыши разворотило — тоже город шифером и стеклом помогал. Благодаря быстрой доставке материалов пограничникам, которые вели восстановительные работы собственными силами, за полтора месяца удалось их полностью завершить.
Александр Курейшевич командует этой частью с 2005 года, до этого служил в Таджикистане, да и в других «горячих точках», каковых после крушения СССР было немало.
Да не только он, практически все офицеры и контрактники этой части — ветераны боевых действий.
Вот, например, капитан Вадим Малышкин и старшина Николай Момотов, которые приветливо улыбаются нам с брони БТРа. У одного, несмотря на молодость, за плечами — Таджикистан и Чечня, у второго — Чечня, в том числе — участие в легендарной спецоперации «Аргун», ставшей историческим и во многом переломным моментом второй чеченской…

Операция, ставшая легендой

Мешехи — укромное местечко. В какую сторону ни глянь: горы, горы, горы. На этой площадке между горами, пересеченной белесой стрелой реки Аргун, установлен памятный камень: «Здесь 20 декабря 1999 года высадился первый пограничный десант».
Для пограничников это событие знаковое, ставшее определяющим этапом контртеррористической операции в Чечне. К декабрю 1999 года федеральные силы уже существенно продвинулись в глубь республики. Бандформированиям, действовавшим на ее территории, необходима была постоянная подпитка живой силой и вооружением. С грузинской территории из Панкиса через Аргунское ущелье банды и караваны проходили абсолютно беспрепятственно.
82-километровый чеченский участок Государственной границы России был открыт. Банды шли уже не просто горными тропами. Боевики, используя как рабочую силу пленных солдат, за три года после подписания Хасавюртовского соглашения успели выстроить капитальную дорогу, по которой легко могли проходить машины, груженные оружием и взрывчаткой. У бандитов было все для ведения войны — как полномасштабной, так и партизанской. Четыре вида обмундирования на каждого боевика – камуфляж и под снег, и под скалы, и под «зеленку». Орудия убийства – по последнему слову техники, но с элементами средневекового изуверского изыска (например, удавки – не сдавливающие, а как по маслу перерезающие шейные позвонки)… Все это вместе с обученными в бандитских лагерях Панкисского ущелья головорезами планомерно и беспрепятственно доставлялось на российскую территорию. Этому нужно было ставить заслон.
Перед теми, кто разрабатывал и проводил секретную пограничную спецоперацию «Аргун», стояла задача государственной важности. Круг лиц, занятых ее подготовкой и координацией действий, был ограничен до предела. Утечки информации нельзя было допустить. Успех спецоперации «Аргун» состоял в том, что для бандформирований, гнездившихся в намеченном районе, высадка пограничного десанта оказалась совершенно неожиданной.
Спецоперация «Аргун» была просчитана до мелочей. Ее разрабатывало командование, а вынесли на плечах офицеры и солдаты-контрактники, которые высаживались с вертолетов на открытые горные склоны, которые вели машины с оружием и снарядами по горным, казалось бы, непроходимым дорогам. Особо отмечается, что в ходе беспрецедентной по риску и дерзости операции удалось избежать потерь. А вот бандиты потери несли. По имеющимся данным, некоторые полевые командиры впоследствии были уничтожены своим же бандитским командованием – за то, что оставили стратегический рубеж.

Остаются сильные

Сейчас чеченский участок границы полностью обустроен. Сколько километров по разбитым, со ссыпающимся вниз краями горным дорогам исколесили водители части, доставлявшие в погранотряды оружие, боеприпасы, продовольствие, стройматериалы, сосчитать невозможно.
На «гражданке» такой водительской категории нет, чтобы отвечала требованиям, необходимым для прохождения дорог еще недавно воюющей Чечни. Провести многотонный КамАЗ по участкам, где с одной стороны свисают горные выступы, а с другой — зияет глубокий обрыв, — сможет далеко не каждый. Физическое и психологическое напряжение огромное. Плюс — по первому времени абсолютная бытовая неустроенность. В том же Тусхорое, бывшем центре Аргунского погранотряда, можно было зависнуть недели на две. Без сопровождения «воздухом» колонны по горной Чечне не передвигались. А «воздуха» сплошь и рядом не было неделями — один непроглядный туман. Водители базировались ниже расположения отряда, сами ставили палатки, сами себя охраняли…
Война кончилась, а график и сейчас очень напряженный. Командировка за командировкой. Иной раз по пути из Москвы водитель получает по мобильному приказ о выдвижении на следующий день в Чечню или Осетию. Это уже никого не удивляет. Такая служба. Даже семьи, и те привыкли.
Конечно, это работа не для слабых. Такие отсеиваются быстро. Остаются сильные. Вот, например, Максим Крайсветнов — и фамилия у него для водителя-пограничника самая что ни на есть подходящая, и характер. Попал Максим в эту часть служить на срочную в 2000-м, а в 2002 году подписал контракт. Понял, говорит, что мое это дело. Так мало того, что сам понял, и двух братьев своих в этом убедил, и друзей. Так теперь вместе и служат в Ставрополе пятеро замечательных парней из Кубанской станицы Отрадненской. И, ведя свои машины по горным дорогам Чечни, Ингушетии, Осетии Северной и Южной, они тоже охраняют границу и чувствуют за спиной станицу, где они выросли, ставший им родным город Ставрополь и всю огромную страну Россию.

Фото Юрия РУБИНСКОГО.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Дорогих братишек с профессиональным праздником! В материале Елены Анатольевны Павловой, на мой взгляд, очень справедливо выделены, в т.ч. "Снабженцы". Для тех, кому не приходилось читать Боевой Устав замечу: успех маневра определяется 3-мя составляющими-снабжением,связью и разведкой. Если хотя бы одна позиция не срабатывает... Будьте здоровы,берегите себя!
1

Другие статьи в рубрике «Происшествия»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов