За страницами архивных документов

Ольга Метёлкина

За страницами архивных документов
Сегодня в Ставрополе мало кто вспомнит, что еще в начале 70-х годов прошлого века на перекрестке улиц Ленина и Пушкина еще работал маслобойный завод. Корпуса этого предприятия сегодня обжили многочисленные магазины и салоны. А о важном предприятии, дававшем рабочие места сотням ставропольцев, сегодня могут рассказать разве что архивные документы. 

Об истории маслозавода в свое время мне рассказывала журналист Тамара Павловна Коваленко, к сожалению, уже ушедшая из жизни. Она увлеченно занималась краеведением, ее публикации о прошлом нашего города выходили в различных печатных изданиях. Из архивных документов Тамара Павловна узнала, что до революции маслозаводом владел Гавриил Ломагин, а после 17-го года его имущество было экспроприировано и поступило в распоряжение нового государства. Завод же получил новое название - «Октябрь».

В архивном отделе администрации города Ставрополя хранятся уникальные материалы — приказы директора Ставропольского государственного маслобойного завода (ГМЗ) по личному составу. Особый интерес вызывают среди них папки, датированные 1943 — 1945 годами. Это было наиболее тяжелое и трагическое время для всей страны и, конечно же, для работников этого ставропольского завода. Тем более что между строк можно прочитать гораздо больше, чем в самих сухих конторских документах.

21 января 1943 года наш город был освобожден от фашистских оккупантов, а 25 января в одном из сохранившихся помещений маслозавода ответственный уполномоченный по ГМЗ И.Ф. Голов диктовал первые приказы по предприятию. В соответствии с постановлением исполкома горсовета все рабочие и служащие, состоящие в штате завода и работавшие здесь до 3 августа 1942 года, должны были «зарегистрироваться в конторе и приступить к выполнению указанной каждому работы». В те дни в первую очередь требовалось разобрать завалы на территории, приступить к восстановлению разрушенных корпусов предприятия и ремонту уцелевшего оборудования.

Зарплата на заводе была небольшая. Так, согласно штатному расписанию на первое полугодие 43-го года оклад завскладом готовой продукции составлял 350 рублей, а начальника отдела снабжения — 750 руб. Рабочим и служащим завода выдавали хлебные карточки.

С 16 февраля 1943 года на маслозаводе был установлен следующий распорядок дня: «Начало работы с 8 часов утра, с 11.30 до 12 часов — получасовой перерыв для отдыха и принятия пищи, конец работы в 16 часов 30 минут». Со 2 марта сотрудники завода, занятые на восстановительных работах, были переведены на 10-часовой рабочий день, их смена начиналась в 7 утра.
Тем временем продолжалась Великая Отечественная война, и молодые ставропольцы призывного возраста уходили в Красную Армию. «Освободить от дальнейшей работы на заводе ввиду призыва в ряды РККА слесаря тов. Мирошниченко П.И., чернорабочего тов. Лизунова С.С. Основание — повестки горвоенкомата», - говорилось в приказе от 14 апреля 1943 года.

Страна жила по законам военного времени, об этом напоминают и другие документы. В одном из приказов сообщалось о том, что сотрудница лаборатории Вера Васильевна С-ва при поступлении на завод «скрыла свою работу при немцах и работу мужа как работника немецкой полиции, который был изъят соворганами по освобождении города Ставрополя от немецких оккупантов, кроме того обманула комсомол при вступлении в члены ВЛКСМ». С-ву уволили, а соответствующий материал на нее направили в прокуратуру.

Бдительность и дисциплина — характерные особенности того времени. Никаких опозданий, отлучек, прогулов. Вот, к примеру, бухгалтер Г.С. Скиданова получила выговор «за допущение выдачи зарплаты рабочим 27 марта в рабочие часы, что отвлекало рабочих от рабочего места». Часто приходилось трудиться в выходные и праздничные дни, без предоставления отгулов. Организовывались воскресники, участие в них было обязательным для всех, а невыход считался прогулом. Рабочий мог попросить отпуск за свой счет на несколько дней, например, в случае, если требовался уход заболевшему родственнику. Или же, как мы читаем в приказе от 27 апреля 1943 года: «Предоставить отпуск без сохранения содержания специалисту тов. Панасенко М.Е. на один день 28 апреля для посадки огорода с отработкой в последующие дни».

У многих работниц завода мужья воевали на фронте, кто-то из них уже получил похоронки, надо было кормить семью. Особенно тяжело приходилось многодетным женщинам. Руководство маслозавода создало комиссию для обследования материальных условий таких работниц. Им выделялась помощь продукцией завода, отходами производства в виде «топочной жмыховой пыли, семечковой лузги», а также овощами, выращенными в подсобном хозяйстве.

Были на заводе и свои несуны (такое уже забытое с советских времен слово). Учитывая тяжелое положение в городе, руководство поначалу разрешало рабочим забирать домой столярные отходы - стружки и щепки. Но когда народ стал тащить годные к использованию стройматериалы, директор Н. Кононенко издал распоряжение, в котором предписывал охране бдительнее охранять социалистическое имущество. Вскоре после пуска первой очереди завода и начала производства 5 ноября 1943 года в приказах по личному составу появилась информация о случаях хищения жмыха и растительного масла. Директор приказал пломбировать замки цистерн с готовой продукцией. «При выходе из завода охраннику производить поверхностный осмотр, проверяя, что проносят в корзинах, мешках и сумках», - говорилось уже в другом приказе. Архивные документы сообщают о том, что дело на работниц, похитивших с предприятия растительное масло (каждая по пол-литра), по законам военного времени было передано в народный суд. Нарушали и сами сотрудники службы охраны: одну из таких работниц поймали с поличным на рынке, где она пыталась продать 16 кг масла.

Весной 1944 года завод уже имел возможность выделять сотрудников для работы в своем подсобном хозяйстве. На 18 га выращивали овощи, ячмень, было небольшое поголовье свиней. Кстати, премирование лучших работников маслозавода часто проводилось собственной сельхозпродукцией. На заводе была открыта столовая для рабочих. В штат завода приняли врача-совместителя Евгению Васильевну Сипко с окладом 300 рублей в месяц. «Все рабочие и служащие завода должны обращаться за медицинской помощью к указанному врачу по адресу: Коминтерна, 4, кв. 44, с 8 часов до 10 часов утра», - читаем в приказе.

Спустя 15 месяцев с начала восстановления предприятия было сделано очень многое. За хорошие показатели и выполнение производственного плана 15 мая 1944 года горком ВКП(б) и горисполком депутатов трудящихся присудил коллективу маслозавода переходящее Красное знамя. А осенью за перевыполнение плана по выработке масла Ставропольский маслозавод получил 3-ю Всесоюзную премию. Из 10000 рублей, выделенных наркомпищепромом, 2700 пошли на «персональное премирование лучших работников и работниц завода, проявивших себя подлинными патриотами Родины в борьбе за выполнение и перевыполнение августовского плана».

«Час окончательной победы близок, - писала секретарь под диктовку директора завода Плотникова. - Мы должны достойно встретить наших воинов и показать свои труды, вложенные в дело восстановления промышленности и всего того хозяйства, которое было разрушено врагом. Сплотимся вокруг нашей коммунистической партии большевиков, под ее руководством - вперед, к победе! Да здравствует 27-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции! Да здравствует доблестная Красная Армия, громящая гитлеровских захватчиков на территории Германии!».

Чем ближе была весна 45-го, тем больше патриотических воззваний появлялось в документах. Однако любопытно, что приказ от 9 мая посвящен вовсе не Дню Победы, а... недостойному поведению жаровщика Сапруненко, который «совершил хулиганские выходки в конторе завода с нецензурной руганью по адресу рабочих, работниц и дирекции завода». Что же так дядечку разобрало?! Может, выпил на радостях... «Такое поведение старого рабочего, который должен подавать хороший пример молодым рабочим, недопустимо», решил директор и уволил Сапруненко в самый День Победы.

Наверное, последним значительным событием на маслозаводе в 1945 году стало введение гудков. Они разносились по всему городу 6 раз в сутки, объявляя о начале и окончании рабочих смен. По этим тревожным звукам жители Ставрополя узнавали время и сверяли часы до конца 60-х годов. А 1 апреля 1971 года Ставропольский маслозавод № 10 был реорганизован в Ставропольский консервный комбинат, а вскоре прекратил своё существование в прежнем виде. Сегодня о нем напоминают лишь бывшие корпуса на углу улиц Пушкина и Ленина.

(Редакция благодарит сотрудников архивного отдела администрации города Ставрополя за помощь в подготовке материала).

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов