За торжество закона и справедливости

Наталья Ардалина

«Надлежит быть при Сенате Генерал-­Прокурору и Обер­-Прокурору, а также во всякой Колл егии по Прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал­Прокурору» ­ с этой фразы в Именном Высочайшем Указе Петра I Правительствующему Сенату от 12 января 1722 года фактически началась история российской прокуратуры. Первым прокурором стал граф Павел Иванович Ягужинский. Представляя его сенаторам, Петр I сказал: «Вот око мое, коим я буду все видеть». При создании новой структуры царь Петр ставил перед ней задачу «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония». И, несмотря на то, что с тех пор ведомство претерпело немало изменений, основная его задача осталась прежней: надзор за неуклонным исполнением закона во всех сферах нашей жизни. О том, как сегодня живет прокуратура, с чем приходится бороться и что, наоборот, поддерживать, мы попросили рассказать человека, который работает в этой структуре более тридцати лет, – прокурора Промышленного района Ставрополя Евгения Петрова.

­ Евгений Евгеньевич, расскажите, пожалуйста, о современных тенденциях в преступном мире, каких преступлений стало больше, сложнее ли стало их раскрывать и доказывать в суде?

­ Преступность, к сожалению, постоянно растет: ежегодно на всей территории России наблюдается рост зарегистрированных преступлений. Большую часть составляют преступления корыстно­насильственного характера, то есть кражи, грабежи, разбойные нападения. Связано это, в первую очередь, с низким уровнем жизни населения, безработицей. Что касается особо тяжких преступлений – убийств, то здесь такой четкой тенденции нет, их количество варьируется.

В последнее время появились совершенно новые виды преступлений, такие как обман дольщиков, вкладчиков, мошенничество с пластиковыми банковскими картами. В отношении последних должен отметить, что органы охраны правопорядка оказались не готовы к этому, сразу не было принято адекватных мер, и сегодня раскрываемость таких преступлений низкая. Пожалуй, только с решением проблем обманутых вкладчиков прогресс налицо: в районе уже доведено до суда несколько таких дел. В скором времени мы передадим в суд еще два аналогичных дела: в них на сегодняшний момент насчитывается уже около сорока эпизодов по Промышленному району Ставрополя, суммы, которые потеряли люди, значительные – от нескольких сотен тысяч до миллиона рублей.

­ Среди относительно «новых» преступлений – нападения на операторов игровых клубов. Как Вы считаете, почему их в последнее время так много, как можно бороться с этой проблемой?

­ В нашем районе таких нападений, закончившихся убийством, было два. Игорный бизнес в России сам по себе криминален. Недавно мы проводили проверку деятельности клубов игровых автоматов – большая часть их работает с нарушениями: либо вообще не зарегистрированы, либо не все автоматы состоят на учете в налоговой инспекции. В отношении выявленных нарушителей были приняты соответствующие меры, но, к сожалению, я уверен, что часть предпринимателей, узнав о предстоящей проверке, «ушла в подполье», и через некоторое время вновь откроет свой незаконный бизнес.

Игровые автоматы сегодня – одна из наболевших проблем. Они буквально притягивают к себе преступления, из­за них рушатся семьи и судьбы людей, попавших в зависимость от игры. Решающее слово здесь должно принадлежать не нам, а законо­творческим органам. Я считаю, что «выселение» игровых клубов в специально отведенные зоны уже давно назрело.

­ Еще одна не менее наболевшая проблема – коррупция. Сколько за прошедший год было зафиксировано таких преступлений?

­ Намного больше, чем в предыдущем году, – 22 факта. Здесь и врачи, выдающие больничные листы за деньги, и работники милиции, берущие взятки. Эти преступления не так просто раскрываются и совсем непросто доказываются в суде. Кроме того, количество зарегистрированных преступлений не сравнимо с их реальным масштабом. Я думаю, дело в том, что люди просто не верят в возможность наказания преступника, поэтому не обращаются за помощью. Или же приходят, но уже после того как, например, с глазу на глаз передали взятку. В таком случае доказать содеянное весьма сложно. Я советую всем, кто оказался в подобной ситуации, обращаться в прокуратуру, чтобы мы могли вовремя и грамотно организовать проведение соответствующих проверочных мероприятий и привлечь к ответственности виновных.

­ Евгений Евгеньевич, Вам запомнилось самое первое дело, которое пришлось расследовать?

­ Да, я помню его очень хорошо. Я пришел работать в прокуратуру Нефтекумского района нашего края в 1975 году, и почти сразу на окраине города было обнаружено полуобгоревшее тело девушки, студентки медицинского колледжа. Хотя прошло уже 32 года, я хорошо помню, как ее звали – Ольга Стригунова, помню обрывки одежды, которые остались на ней. Меня, молодого следователя, впервые увидевшего такое жестокое убийство, оно буквально потрясло. К сожалению, дело так и не удалось раскрыть, хотя отрабатывались различные версии, в том числе и на причастность к его совершению сотрудников милиции местного ОВД.

­ Что бы Вы хотели сказать своим коллегам в преддверии профессионального праздника?

­ Во­первых, я очень благодарен своим наставникам, под началом которых мне пришлось начинать работать в органах прокуратуры: это Виктор Васильевич Николаев, Александр Григорьевич Булыгин – люди, которые прошли Великую Отечественную войну и при этом не очерствели, не озлобились, для многих стали мудрыми учителями. Также экс­прокурор края, ныне уполномоченный по правам человека Алексей Селюков, который всегда главной заповедью работников правоохранительной системы называл торжество закона и справедливости.

Я хочу поздравить своих коллег с профессиональным праздником, пожелать, особенно молодым, никогда не опускать рук перед беззаконием, не терять оптимизма, верить в то, что справедливость в конечном итоге обязательно восторжествует. И, конечно, в любом возрасте – совершенствования своего профессионализма.

Беседовала
Наталья Ардалина.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов