Законы и понятия

.

Не так давно в ставропольских средствах массовой информации были опубликованы материалы, посвященные инициативе проведения городского референдума. Речь идет об инициативе коренного изменения структуры городского управления. В настоящий момент структуру органов местного самоуправления образуют Ставропольская городская Дума, глава города Ставрополя, администрация города Ставрополя и Контрольно-счетная палата. Глава города Ставрополя, выполняя функции председателя городской Думы, вместе с тем обладает собственными полномочиями и от лица города заключает контракт с главой администрации, которого назначает Ставропольская городская Дума. Несогласные с таким положением дел граждане решили организовать по этому поводу местный референдум, однако усилия их успехом не увенчались.

История несостоявшегося плебисцита такова. 19 мая сего года 10 горожан подали в городской избирком ходатайство о регистрации инициативной группы по проведению местного референдума в городе Ставрополе по вопросам следующего содержания: «Согласны ли Вы с тем, что мэр города Ставрополя должен возглавлять администрацию города?», «Согласны ли Вы с тем, что мэр города Ставрополя должен избираться прямым всенародным голосованием?». Избирательная комиссия, как положено, рассмотрела ходатайство в течение 15 дней и, не найдя нарушений требований закона в оформлении такого рода документов, в начале июня направила его дальше – в представительный орган местного самоуправления, т.е. в Ставропольскую городскую Думу для принятия решения по существу – о проведении или непроведении референдума.

В городской Думе вопрос тщательно изучили и подготовили проект решения, гласящий, что предложенные вопросы не относятся к вопросам местного значения в силу положений федерального законодательства и Устава города Ставрополя и, следовательно, не могут быть вынесены на местный референдум.

Проект решения детально рассматривался на совместном заседании профильного комитета по законности и местному самоуправлению и комитета по контролю за деятельностью органов и должностных лиц местного самоуправления городской Думы, куда были приглашены и представители инициативной группы. Конструктивного диалога, несмотря на предоставленную активистам возможность высказаться и обосновать свою точку зрения, не получилось. Все аргументы думцев были забракованы несокрушимой репликой «Абсурд!». Как ни пытались депутаты объяснить инициативным горожанам, что отказ мотивирован исключительно правовыми нормами и политических резонов здесь нет никаких, ставропольские активисты услышать их не захотели.

В статьях «Открытой» и «Ставропольского репортера» городским властям вообще и высшим должностным лицам города в частности были приписаны истеричность и панический страх перед одним только сакраментальным словом – «референдум». В доказательство этой идеи приводится тот факт, что на заурядное заседание комитетов городского парламента явились сразу оба главы: города – Колягин и администрации – Джатдоев. Правда, авторы забыли рассказать читателям, что глава города Георгий Колягин – член комитета по законности и местному самоуправлению городской Думы и присутствует на всех заседаниях комитета вне зависимости от того, какие вопросы на нем рассматриваются. Это не экстраординарное явление, а всего-навсего депутатская дисциплина. Присутствие Джатдоева имеет еще более банальное объяснение: на пресловутом заседании он отчитывался перед депутатами о своей деятельности в минувшем году. Однако если кое-кто хочет найти кое в чем скрытый смысл, он обязательно его там обнаружит. Аналитические выкладки из разряда «Иван Иванович поковырялся в левой ноздре, что непосредственно указывает на тревожные тенденции» вполне простительны доморощенным экспертам. Как и ритуальные обвинения единороссов во всех объективных и не очень проблемах нашего муниципалитета. Надо полагать, если бы статьи писались после состоявшегося заседания Думы, единогласная поддержка депутатами «антинародного» решения также была бы отнесена к числу бесчинств правящей партии. И не важно, что за это решение проголосовали все присутствующие депутаты, всех трех фракций, без тени сомнения. Тем обстоятельством, что думские либерал-демократы никогда не стесняются высказывать свою принципиальную позицию, как, например, по отчету главы администрации, и заподозрить их в лояльности к политическим конкурентам вообще крайне сложно, – можно и пренебречь в подобных рассуждениях.

Как бы ни были сомнительны обвинения, прозвучавшие в статьях, они тем не менее бросают тень на репутацию людей, которым мы доверили свои голоса три года назад, и потому имеет смысл изучить вопрос подробнее.

Начинать, по всей видимости, нужно с первого камня преткновения – понятия «мэр». Термин этот имеет французское происхождение и корнями своими уходит в Древний Рим. В нашей же стране особую популярность иноземное словцо получило в 90-е годы прошлого века. На волне тотальной демократизации и применения западных стандартов именно «мэр», а не какой-нибудь там «димарх» или «алькальд» получил широкую поддержку народных масс и был закреплен на официальном уровне, облекая своим статусом избранных населением глав городских администраций. Впрочем, ставропольцам нет нужды напоминать про то, кто такой мэр и какой именно орган местного самоуправления он возглавляет. Практика прямого избрания главы администрации существовала в нашем городе до 2011 года и стереться из народной памяти никак не могла.

В чем заключается глубинный смысл первого вопроса, предложенного инициативной группой, не совсем понятно, ведь действующего главу города, избранного из числа депутатов городской Думы шестого созыва и возглавляющего представительный орган Ставрополя, мэром никто никогда не называл.

Второй камень преткновения – это способ назначения главы администрации. Ярые ставропольские общественники доказывают, что он должен избираться прямыми выборами, а не «кулуарно наниматься» депутатами. Главный аргумент – всенародно избранный мэр отчитывается перед народом, а сити-менеджер только перед утвердившими его депутатами. Существующая схема управления городом, по их мнению, не действенна и ущемляет интересы горожан. Убеждая читателей, что форма всенародного избрания главы администрации есть великое и единственное благо, в «Ставропольском репортере» не преминули вспомнить печальный опыт градоначальствования Игоря Бестужего, который стал первым сити-менеджером после внесения изменений в структуру органов местного самоуправления три года назад. К сожалению, в этих строках не нашлось места для слов о всенародно избранном Дмитрии Кузьмине, который возглавил администрацию под лозунгом своего фонда «Быть добру!» и не соврал: добро действительно нажил.

На страницах печатных и сетевых изданий ставропольские активисты позиционируют себя как людей с высокой гражданской ответственностью (в противовес депутатам, разумеется), но в реальности действуют, сообразуясь не с положениями закона, а с собственными понятиями о мироустройстве, и забывают, что в цивилизованном обществе, к построению которого мы все стремимся, достижения своих целей принято добиваться в рамках правового поля.

Граждане-активисты описывают свое немалое изумление заключением правового управления Думы, в которым написано, что предлагаемые для референдума вопросы не относятся к вопросам местного значения. А на местном референдуме могут рассматриваться только вопросы местного значения и никакие другие, о чем ясно свидетельствует статья 12 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Так вот, если бы инициативные граждане заглянули в Устав города, в его 9-ю статью, то увидели бы там полный перечень вопросов местного значения и убедились бы, что сформулированные ими предложения туда не входят. А еще неравнодушным политикам от сохи было бы полезно от начала до конца прочитать знаменитый 131-й Федеральный закон, который дает нам общие принципы организации местного самоуправления. Избирательное внимание инициаторов плебисцита задержалось только на 22-й статье этого замечательного трактата. Именно в ней сказано, что решение, принятое на местном референдуме, подлежит обязательному исполнению на территории муниципального образования и не нуждается в утверждении какими-либо органами государственной власти, их должностными лицами или органами местного самоуправления, т.е. является юридическим актом прямого действия. Странно, но радетели за счастье народное почему-то не захотели читать дальше, где черным по белому написано: «Изменение структуры органов местного самоуправления осуществляется не иначе как путем внесения изменений в устав муниципального образования». Для любопытствующих: часть 7 статьи 34. Понимаете, граждане, не путем проведения референдума, а путем внесения изменений в устав, порядок которого, вы не поверите, тоже строго определен. Таким образом, теоретизируя на тему местного референдума по вопросам не местного значения, приходим к однозначному выводу: подобная ситуация, случись она в действительности, привела бы к неразрешимому юридическому противоречию.

Хотите изменить структуру городского управления? Добивайтесь этого законным способом. Из настольной книги всех сознательных горожан – Устава города – мы узнаем, что Ставропольская городская Дума по вопросам, отнесенным к ее компетенции, принимает решения, устанавливающие правила, обязательные для исполнения на территории города Ставрополя. Принятие Устава города Ставрополя и внесение в него изменений и дополнений находятся в исключительной компетенции Ставропольской городской Думы. Нравится это кому-то или нет, но окончательное решение принимают депутаты.

Проекты решений могут вноситься субъектами правотворческой инициативы, к числу которых относятся и группы обладающих избирательным правом граждан в количестве не менее 500 человек. Проекты решений о внесении изменений в городской Устав обязаны выноситься на публичные слушания, после чего Ставропольская городская Дума принимает решение. Да, оно может быть отрицательным, а может быть положительным. Но его принимают не невесть кто, а наши с вами избранники. И только такая процедура является законной.

Другой вопрос, насколько вообще целесообразно вносить сейчас изменения в Устав? Ведь согласно последним изменениям того же 131-го ФЗ, вступившим в силу 27 мая этого года, порядок формирования, полномочия, срок полномочий, подотчетность, подконтрольность органов местного самоуправления, а также иные вопросы организации и деятельности указанных органов определяются уставом муниципального образования в соответствии с законом субъекта Российской Федерации. Т.е. Основной Закон города в обязательном порядке должен быть приведен в соответствие с решением краевых законодателей. Краевая Дума пока что такой закон не приняла, но определиться с мнением должна в течение ближайшего полугода. Вот тогда и стоит говорить о перспективах преобразования системы городского управления.

В любом случае думающие горожане наверняка понимают, что ажиотаж в этой ситуации нагнетается искусственно. Потому что способ назначения главы администрации на должность – по прямой воле народа или по воле депутатов, которым народ свои полномочия делегировал – не оказывает влияния на личную порядочность градоначальника и уж тем более не меняет задач, стоящих перед исполнительно-распорядительным органом муниципального образования. А контролировать работу исполнительной власти горожане имеют полное право и возможность при любой схеме управления. Надзорные, правоохранительные и судебные органы в нашей стране пока никто не отменял.

Дарья Катеринич.

Дума Ставрополя, администрация Ставрополя

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Официально»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов