Замуж за иностранца-2

Наталья Буняева

Замуж за иностранца-2

Год назад история русской женщины, вышедшей замуж за богатого немца, родившей от него ребенка и вступившей в борьбу за дочь, вызвала буквально обвал «на наших биржах». И казалось, что хуже быть не может. Мы старались помочь, история прогремела на всю страну. И тогда же автору повествования пришлось познакомиться с другой женщиной, Верой. С тех пор мы общаемся в соцсетях. И ей тоже не повезло.

Она живет в Германии, еще как будто замужем, с ней дочь. По этическим соображениям не буду называть имя дочери: обе наши соотечественницы еще надеются вернуться в Россию.

Итак, все началось с медленно зарождающейся у мамы Веры мысли: что меня ждет в России? Было это лет восемь назад. Да, такая мысль могла возникнуть: уж больно неприглядно жила она в Ставрополе – комната в общежитии, работа на рынке, бесконечная беготня по врачам с не очень здоровой дочкой: простывала «на раз». Каждое посещение туалета могло стать последним: в коридор выйти опасно (соседи пьют, водят кого попало). Другого жилья у мамы с дочкой не было. Зато была подруга, удачно вышедшая замуж за иностранца, устроившая-таки с трудом и моральными потерями свою судьбу.

На нее-то и равнялась наша Вера. На сайте знакомств «высветился» вполне приличный иностранец. Немец Отто, респектабельный до невозможности. Архитектор, своя строительная фирма и все такое прочее... Красивых слов не жалел, уверял, что Вера — женщина его мечты. И она в конце концов поверила. Дальше с ее слов.

Уж замуж...

«А что мне было делать? Шансов пробиться здесь, в Ставрополе, у меня не было никаких. Купить квартиру в кредит? Да я бы до конца жизни не расплатилась за нее. А дочь? Я круглосуточно готова была стоять на промозглом рынке (тогда еще не было крытых павильонов: торговала наша героиня всякой мелочью из контейнера), но толку-то? Не успеешь товар разложить — пора складывать: идут проверяющие. И все: закрывай и беги подальше от этого ящика. Мы заготавливали пакеты для них: кофе, чай, конфеты, носки — все, что могли... Но это не самое страшное: с работы идешь домой и попадаешь в атмосферу общежития. Хотя,что я говорю? Мне теперь похуже, чем в общаге».

Уехали в дальние края за счастьем

Уезжали Вера с дочкой жарким летом: сначала в Москву, оттуда на поезде через всю Европу в Германию. Встретил жених хорошо: большой дом, всюду цветы, купил новую спальню: огромную кровать с тумбочками: «Сюда мы будем складывать наши вставные челюсти, когда состаримся...» Ну, такой вот юмор. В дом Вера вошла законной женой: буквально через час после приезда Отто на пароме отвез ее в Данию, и там их женили. Все, как полагается, за исключением нормальной процедуры: без белого платья, колец и в свидетелях - «подрабатывающие» у местных ратуш датские старички оказывали такую услугу. Бизнес есть бизнес: даже поскандалили, кто будет «женить» пару в шортах и кроссовках. «Невесту» еще на пароме Отто угостил какой-то таблеткой, чтобы не укачивало. И как там проходила свадьба, она толком не помнит: очнулась с серебряным кольцом на пальце у порога своего нового дома.

Первый обман

В первую же брачную ночь к «молодым» в кровать прыгнула маленькая девочка, совсем не одетая: «Я испугалась, когда увидела, что она появилась совершенно голая... Девочка лет десяти. Через минуту, когда я пришла в себя, выяснилось, что Отто скрыл от меня, что ребенок психически нездоров, с катастрофической задержкой в развитии. И что она всегда спала с ним, а вот теперь что делать? Через месяц я уже рыдала в телефон маме и подружкам, что хочу вернуться, что это невозможно вынести, что боюсь этого всего. Да и Германии боюсь: вроде глянец везде, но он для немцев глянец да для беспардонных арабов. В нашем районе не было русских, турок и прочих «понаехавших» было мало: их кварталы далеко. Вокруг жили респектабельные немцы, да еще поляки неподалеку. И я тут... Рассказывать, как это — жить рядом с больным ребенком, не буду, чтобы не портить аппетит никому. Но через месяц удалось разгрести от мусора ее комнату и перевести туда, несмотря на протесты обеих сторон: Отто несколько лет спит с дочерью, и я долго не знала, КАК он с ней спал».

Нас без конца навещали какие-то чиновники из опеки, и однажды я расхрабрилась и спросила: нормально ли это, когда у отца с больной дочкой такие отношения?.. Тетки-проверяющие помялись и пробормотали что-то вроде: он же ничего плохого не делает ребенку... И на этом все заглохло. Так я впервые столкнулась с лицемерием немцев. Не всех: нашлась русская землячка, вполне успешно вышедшая замуж. Оля вовсю вертела своим мужем, и тот с упоением готов был делать для нее все. Кроме одного: был слишком стар. Впрочем, Олю это не расстраивало: ей 53, дети взрослые, все рядом, все при работе: «папочка» постарался. А то, что жаден патологически, так его почему-то пугало слово «Сталинград». Как только начинался «Сталинград» - старый немец на молекулы распадался ради молодой русской жены.

Дочь

Когда все надоело, Вера решила искать работу и как-то уходить от своего немецкого мужа. К тому времени стало известно, что он пьет (за два года встреч и прощаний на территории России ничем себя не выдал). Его нереальная экономность, а точнее — жадность, превосходила все мыслимые пределы. К примеру, еженедельно выдавал ей 50 евро (ойро). На эти деньги нужно было накормить всю семью. Стирать, мыть посуду, да просто — купить дамские мелочи было не на что... Копила по паре евро в неделю, чтобы купить дочке кошелек из кожи.

Кстати, о дочери. Назовем ее Ксюхой. Девушка 13 лет от роду сразу поняла, что мама вляпалась. И не впала в уныние: начала остервенело учить язык — через несколько месяцев уже «шпарила» на немецком без запинки. Вера очень боялась за нее: вдруг полезет муж к ее дочке. Но Ксюха была недосягаема: нашла друзей — русских ребят, немцев, турок, даже девочку-иранку. И с ними посещала спортивные секции, появились успехи в карате (!) - это у слабенькой, забитой в России девочки, когда покупка нового пальто превращалась в долгую драму. В Германии она очень быстро стала своей: немецкие учителя не чаяли в ней души, просили научить русскому языку. Отто, видимо, быстро понял, когда ему всего раз объяснила «маленькая русская дикарка», что если он ее тронет, останется без глаз. А там можно и в тюрьме отсидеть. В общем, тема сексуальной эксплуатации отсеялась мгновенно. Ксюха ездила на соревнования даже во Францию, заняла там какое-то призовое место и встретилась с соотечественниками. И накрыла наших путешественниц страшная болезнь — ностальгия.

Домой!

Из длинного письма Веры: «Я сколько раз слушала сваху, женщину, которая меня учила, как нужно вести себя с иностранцами... И что? Ведь предупреждали меня: всё выяснять «на берегу», не стесняться ничего. Особенно вопросов о деньгах. Немцы любят обсуждать эти темы, во всяком случае - не уходят. Но мы же все в любовь верим, нам стыдно не доверять человеку... Почти три года я жила в страхе - из доброй жены превратилась в чудовище: трачу много, ем много, он всегда пьяный. На кухне, на первом этаже, стояла целая батарея пустых бутылок. Я превратилась в злейшего врага: оказывается, по немецким законам, он мог «общаться» с дочкой только в том случае, если был женат. Все. Больше ни для чего я ему не была нужна. Работы нет никакой. Вообще! Все, что можно, заняли турки и наши украинцы-молдаване. Я пыталась уговорить соседей, чтобы выгуливать их собак — отказали. В уборщицы нечего даже мечтать — все занято нашими более предприимчивыми соотечественниками. Бывшими и настоящими.

Работа

«Она нашлась неожиданно, да еще и на нашей же улице. Там крошечная фабричка, закупающая в Китае металлические заготовки. С огромным трудом я выпросила эту работу: все решила жена хозяина. Немка, перекрученная ревматизмом. Вроде и чужие мы с ней, но она, видимо, тоже «попала» со своим мужем — чистокровным немцем. Вредный, вечно всем недовольный, с работницами — как с невольницами. Меня не обижал (хотя пахать приходилось и неоформленной, и с просроченным паспортом, и без продленной визы). Чем больше меня тут «прикручивали» - тем придирчивее был хозяин. Но я работала хорошо и быстро, за меня почему-то встали его сыновья, тоже уже немолодые, и его больная жена. В общем, живу и работаю, сняла крошечную квартирку за 300 евро — неслыханно маленькая тут цена.

Дочь учится, в планах - университет. Думала, как только она поступит, вернусь домой.

Но удар последовал неожиданно: Отто каким-то образом обанкротился. Я знаю, что у него есть счета в Швейцарии, работает он там же, в общем, пострадал только из-за того, что дочку у него, по слухам, отобрали: ему теперь снова надо искать дурочку, чтоб жениться... Я подружилась с его предыдущей женой, Мартиной. Оказывается, я уже четвертая его жена, и нужно было сразу бежать от него, как только пересекла границу Германии! Да кто ж знал? Любовь была... Немецкие жены настаивают, чтобы я приняла от них помощь, как-то пытаются помочь с работой. С фабрики придется уйти: работа невероятно тяжелая — с утра до ночи таскаю на себе ящики с железом с этажа на этаж. Техники никакой, техники безопасности тем более. Дочь тоже пока работает — копит на обучение.

А я домой хочу

«По вечерам плачем с Ксюхой: как соскучились! И уехали бы домой хоть сегодня... Но бывший муж решил иначе: есть один трюк, который немцы проделывают с такими щепетильными дурами вроде меня: он объявил себя банкротом! А до этого не платил ничего за коммуналку: ни за свет, ни за воду, ни за что, в общем... И теперь он банкрот, а я, вроде как работающая, мы не разведены окончательно, хоть и не живем вместе. А по немецким законам все эти недоимки, в моем случае около 20 тысяч евро, платит тот, кто работает, не банкрот, во всяком случае. Все. Ловушка для меня захлопнулась! Из страны не выпустят, пока я не выплачу этот долг. И платят здесь не как у нас: шапкой по полу - и все разом выплатили! Нет: тут методично будут высчитывать по 200 евро в месяц. До конца жизни мне это платить... Хорошо, если адвокат на суде сможет как-то пробить «иностранную» тему: мол, жена не немка, не обязана расплачиваться за беспечность мужа. Суд в конце февраля. Я понимаю, что если мне присудят этот огромный долг, я застряну в этой непонятной мне стране навсегда. Без мамы, без друзей, без здоровья, да, собственно, без жизни...»

Послесловие: пишу не для того, чтобы все разом отвернулись от иностранцев: каждый находит свое счастье по-разному. Но будьте же вы, русские невесты, разборчивее. Менее щепетильны, не знаю, стервознее, что ли. Сталинградом пугайте...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Моя дочь в такой же ситуации. Тоже ждет суда: у немцев ЭТО давно бизнес. Жена получает ПМЖ и все - платит за все, ч то только можно. Если работает, конечно. Если же нет то получает от мужа 50 ойро. безработица ужасная, выехать оттуда не может. Немцы - самая прогматичная и самая скупая нация. Редко кому везет.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов