Замужем за иностранцем. Счастливые жёны

Наталья Буняева

Честно говоря, после небольшой серии работ под таким примерно названием чувствовала себя неловко. Вдруг стали звонить и сами жены (если в отпуске в России) и их мамы: «А у нас все по-другому! Дочь счастлива, мы обожаем внуков и уже почти выучили языки: они — русский, мы с дедом — испанский».

Галя из Греции
Галя из Греции

Да я знаю, что не все плохо. Вот, к примеру, моя «одношкольница» и ровесница Галя Л. Познакомилась с греком на курорте десять лет назад. К тому времени уже была разведена, сын-подросток с непростым характером. В общем, «горящая путевка» сделала свое дело. Грек Аристархис ухаживал долго и как-то неправильно. То он есть, и Галя рада: цветы прислал. То вдруг исчезает, и Галя плачет: изменщик! А потом выяснилось, что работает он в каком-то серьезном отделе полиции и перед надвигающейся пенсией трудится день и ночь. Надо ему за дом хоть как-то понизить сумму кредита. Вышел на пенсию и неожиданно приехал в Россию. За невестой. Она смеется: «Было жарко, я на огороде стою в старом халате и пропалываю что-то... Мама бежит от ворот, кричит: надень платье быстро! А Арис уже вот он, рядом. Смеется: я по габаритам побольше буду, он чуть выше моего плеча. Так и вышла я за него. Увез меня в Грецию, в Салоники, там у него дом, живет с мамой, добродушной старушкой. Есть у него еще крошечный домик на побережье... Вот там и проводим почти все время: его пенсии маловато, конечно. Но я открыла маленький магазинчик, торгую всякой курортной ерундой. Русские туристы охотно раскупают «настоящие» древние вазы, бусы, ракушки. И, знаешь, мы же еще сына родили. Арису некогда: он машины сейчас ремонтирует, так что малыш Владимир предоставлен старшему сыну. Старший стал совсем другим. Сперва «бычился», прямо ненавидел всех. А сейчас с мальчишками в футбол гоняет». Семья моей подруги вовсе не богатая, все так же, как и у нас. Кредиты съедают много денег. Чтобы хоть как-то экономить, люди, живущие на побережье стараются быть побольше на море, на улице, во дворе: электричество дорогое. Едят простую пищу, одеваются в недорогих магазинах. Здесь никто не парится по поводу «фирмы от Валентино»: лишь бы не жарко. Но когда заходит разговор о счастье — у Гали светятся глаза: «Я замужем! Ты представляешь?! А ведь давно поставила на своей жизни крест. Кризис? Да ерунда их кризис. Не такое видели...»

Тетя Любовь

Все звали ее тетя Люба, жалели... Работа санитаркой — тяжелая. Ноги болят, распухают. Работала в больнице всю жизнь: выучиться не получилось — семья большая, матери не до образования отпрысков, накормить бы... Так и стала санитарка в 40 лет тетей Любой. А тут в их больницу приехал врач из Индии. Курировал что-то, то ли своих студентов, то ли по работе... И все чаще врача Махендру видели рядом с Любой. Она вдруг преобразилась: ее сорок лет стали вполне похожи на тридцать. В общем, год посольской тягомотины, и Люба уехала в Индию. Она законная жена преуспевающего врача, которого на первых порах боялась ее мама: уж больно черен! Живет в солидном квартале и является его достопримечательностью: индийские ребятишки считают, что дотронуться до сари белой женщины — к счастью. Ну, может, и правда... Родила она своему хирургу прехорошеньких близнецов, чем окончательно расположила к себе индийскую свекровь. Так и живут. В России бывают пару раз в год: у мужа тут дела, понятно, что Люба не упускает шанс повидать родственников. Пробовала открыть тут индийский магазинчик. Дела не пошли, на что добродушный муж махнул рукой.

Элиза

Лиза даже не собиралась жить в России. Почему-то еще с самого раннего детства она говорила, что уедет далеко-далеко. Родители не обращали особого внимания, пока Лиза не подросла. И на тебе! Она вдруг моментально учит немецкий. Как получилось так быстро — большая загадка. И по интернету знакомится с молодым немцем. Через два года состоялась пышная свадьба. За которую, впрочем, расплачивались родители Лизы: муж оказался гол как сокол. Еще через два года Лиза «превратилась» в Элизу, родился первенец. Отто, муж, как выяснилось, не так уж и беден. Скорее скуповат. Что вполне устраивало молодую жену. Они экономят на всем. Даже хлеб покупают исходя из целесообразности: если только вечером, на ужин. И, самое странное, что такая ситуация не пугает никого: Лизу все устраивает. У нее небедный дом, все посчитано и приведено в порядок. Не выбрасывается ничего, что еще можно починить... Только мама ее, позвонив мне, вздыхает: «В кого она у нас? Немцев не было никогда, мы все хлебосольные...»

В Канаде

Кто бы мог подумать, что наши дети такие самостоятельные? Тут иной раз с болью думаешь, что уже не держишь ладошку своего «малыша»... А «малышу» уже 25. У моей подруги Кати дочка Юлька в 18 лет выяснила, что были в их роду евреи, взяла фамилию какого-то дядюшки и уехала в Израиль. Там уже на другой день проживания в Тель-Авиве пошла работать в кафе. Пока мы тут плакали и не знали, что делать, девочка усиленно учила язык, знакомилась со сверстниками и в конце концов вышла замуж! Уже восемь лет живет в Канаде с семьей. Есть очаровашка дочка. Бабушка и прабабушка ездят в гости раз в год: и сами копят, и дочка-внучка помогает. Папа все время работает, его почти и не видят. Канадцы пиво пьют у телевизоров, а еврейский папа корпит над очередной научной работой. И ни на кого наша общая воспитанница Юля не похожа: сама выбрала себе судьбу, сама же ее и выстроила.

Таня из Гранады

Таня из Испании
Таня из Испании

А вот еще электронное письмо: иногда мои статьи читает лучшая подруга Таня. Живет в Испании, в Гранаде. Я просила ее написать хоть что-нибудь о своей жизни в жаркой стране. Написала. «Я из Костромы уехала в 29 лет. С семилетней дочкой и на инвалидной коляске. Так получилось: муж умер от пьянки. Я тоже здорово выпивала, да и наркотой баловалась... Однажды мысль просто ударила: я же сопьюсь или умру от какой-нибудь гадости. Родных нет. Кому будет нужна моя дочь? И, видно, боженька меня услышал: почему-то я не стала алкоголичкой и наркоманкой, хотя баловалась этой дрянью сильно. Однажды собралась, документы, паспорта - все, что надо... И мотанула в Испанию! Там как-то сразу прижилась: море рядом, горы... Встала на ноги. То есть — в прямом смысле, из коляски выбралась. Позвоночник укрепился: я еще и по горам лазать стала. Замуж вышла не с первого раза: ну не понятны мне были эти мачо! Уже 11 лет живу с Чёмой. Все. А вот еще! Денег у нас нет, да тут их ни у кого нет: кризис. Сама готовлю, убираю, хожу в недорогие магазины. Планируем вернуться в Россию, дом купить: Чёма (Алессандро Кастильяс да Баско де... в общем, длинное имя) мечтает увидеть настоящий снег. Который только в России. Дочка выросла, учится в университете, я работаю переводчиком в полиции, и мы всем довольны. У нас много друзей, большая собака Катита и маленький котенок. В общем, большая семья, и это я ее нашла. А ведь думала, что буду одна до самой смерти».

Оля из Новой Зеландии

«Я случайно вышла замуж за Тома. Ну, с виду обычный парень. Чуть с акцентом говорит. Программист. Приехал в Москву поработать, и на работе мы и встретились. У Тома — русские корни. С пеленок изучает русский язык. Когда предложил замуж, я удивилась: на третий день знакомства! Сперва думала подвох какой. Он и кольцо, и цветы, и все, как положено: на одно колено встал. Через пару недель приехала его семья! Вы представляете?! Моя мама всю жизнь продавцом, а тут идут к нам аристократы и катят в коляске холеного дедулю! Свадьба была скромной, уже в Зеландии: веселые друзья Тома, папа «толкал» длиннющую речь о достижениях сына, никакой особой еды, все на лужайке... Так у них принято: я даже не красилась, как у нас положено. Платье было очень скромным, но только с виду: все расшито настоящим жемчугом. Живем, кажется, сто лет вместе. Я благодарю Бога за каждую минуту этого счастья. Не бедствуем, конечно: Том оказался богатым в своей стране человеком. Но дом у нас скромный, прислугу не держим. Зато теперь я танцую национальный танец хаку, как настоящая новозеландка! Я очень счастлива».

Оксана и Сталинград

Это только часть писем: я долго просила подруг из соцсетей написать. Так теперь книгу можно собрать из этих писем. Есть и несчастливые браки, чего уж там... Есть веселые, как у Оксаны, 62 года: «Я вышла замуж за Курта 20 лет назад. Ну смешной он: как начнет экономить, меня раздирает ему какую-нибудь гадость сделать! Научилась счетчик накручивать, так Курт чуть с ума не сошел, когда увидел, что за свет мы будем платить 600 евро! Потом гонялся за мной, старый, с этим счетчиком. Он на пять лет старше меня, и познакомились, когда он приезжал в Россию по делам. Мы ж деловые были тогда... Веселый, не комплексует никогда. От некоторых привычек пришлось отучать, хоть и с трудом. Ну, если хочешь выпить — не надо в гараже прятаться! Давай сядем и примем шнапса «пользы для». Научился материться на каком-то немецком мужском форуме, негодяй! Зато ужасно боится слова «Сталинград». Если начинает бубнить и уже хочется его подушкой придушить, говорю, что «щас тебе Сталинград будет». Тут же утихает... Мне не нравится с ним ругаться, он такой жалкий становится. Поэтому я лучше в шутку переведу все его обиды. И, кстати, мы вполне подружились с его детьми от первого брака и женой. Они все устроены. У нас все хорошо. Здоровья бы моему Курту побольше. Да пожить подольше...»

Ну, так вот. Может, есть смысл не стенать, что мы никому не нужны, а значит, жизнь кончена? Или детей попрекать, что жили только ради них? Может, где-то и ждет нас любовь, о которой мы и не мечтали? Надо собраться с силами и идти к ней навстречу. А статью можно продолжать до бесконечности: счастья на земле больше, чем несчастий.

иностранные граждане, счастье, семьи, брак

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «В мире»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов