Записку купца Петра Булыгина нашли через сто четыре года

Наталья Буняева
<

В 1977 году на углу проспекта Карла Маркса и улицы Хетагурова ломали старинный дом. Здание было построено добротно, из традиционного ставропольского камня­ракушечника. И стояло бы еще долго, если бы не чье­то желание внести элемент архитектурной новизны в стройную цепочку строений, характерных для губернского Ставрополя.

Рабочие долго разбирали каменные блоки, а добравшись до фундамента, неожиданно обнаружили необычный камень и срочно позвонили в краеведческий музей. Исследовать находку поручили младшему научному сотруднику Галине Гончаровой.

Камень, заложенный в фундамент дома, имел выдолбленное вручную углубление. В нем лежали 4 старинные монеты разного достоинства, два небольших флакона матового стекла и свернутый листок слегка пожелтевшей бумаги. Бутылочки были аккуратно запечатаны сургучом. В одной из них угадывались следы высохшего вина, в другом – зерна пшеницы. Листок бумаги давал объяснение, кто и зачем спрятал необычный камень в фундамент дома.

«Во имя отца и сына и святого духа. Аминь. 1873 года июня 29 дня на сем месте построен каменный магазин иждивением ставропольского II гильдии купца Петра Николаева Булыгина при строителе губернском архитекторе Павле Константиновиче Никифорове мастером Петром Антоновым Сальцовым».

«Клад» оказался закладным камнем, который у наших предков выполнял одновременно информационную и сакральную функции. По традиции в России строительство дома сопровождалось целым комплексом «защитных» действий, отпугивающих злые силы и привлекающих благополучие. Слова молитвы, написанные на листке бумаги, действовали как оберег. Зерно в склянке – как пожелание сытой жизни обитателям дома. Вино в бутылочке – как символ веселого безбедного будущего. Деньги должны были привлекать в дом богатство.

Кем же был тот самый Петр Булыгин, который оставил свое послание потомкам? Как ни странно, в «Списке сведений о купцах, ведущих торговлю и промышленные обороты в Ставропольской губернии по гильдейским свидетельствам» за 1868 год его фамилия не упоминается. Значит, можно предположить, что Булыгин либо приехал в Ставрополь незадолго до строительства магазина на Николаевском проспекте, либо официально вступил в купеческое сообщество уже в начале 70­х годов XIX века…

В книге «Град Креста» известный ставропольский краевед Герман Беликов пишет о том, что у купца Петра Булыгина было три сына. Каждый из них обладал незаурядным талантом. Старший, Павел, был известным в городе адвокатом. Младший, Константин, стал хорошим художником, преподавал рисование в школах до революции и в советское время. Но самых больших успехов добился средний сын купца Булыгина – Адриан. «После окончания Строительного института Главного управления путей сообщения и публичных зданий получил диплом «с правом производства строения», ­ рассказывает Г. Беликов. Адриан Булыгин был автором проектов выдающихся строений в городе: аптеки Байгера на Николаевском проспекте, здания женской гимназии на Варваринской площади (ныне ­ школа № 3), госбанка на Госпитальной улице (сегодня – улица Ленина) и других. «В 1920 году Адриан Петрович Булыгин, у которого отобрали им же построенный дом в Ореховом переулке, покидает советскую Россию и перебирается в Нью­Йорк, ­ читаем в «Граде Креста». – Здесь, как сегодня стало известно, он возвел несколько небоскребов, став одним из родоначальников высотного строительства в США».

Историю о закладном камне рассказала нам Галина Александровна Гончарова, которая и сегодня работает в музее. Будучи заведующей отделом Музея­усадьбы художника В.И. Смирнова, она с теплотой вспоминает встречу с купеческим «кладом» на бывшем Николаевском проспекте. Камень – ее любимый экспонат, который как молчаливый свидетель прошлого напоминает о Ставрополе XIX века.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов