Здравствуй, в общем, старый новый год

Нина Чечулина

Здравствуй, в общем, старый новый год

Эти, самые любимые нашими гражданами праздники, существуют в двойной ипостаси, пожалуй, не зря: они олицетворяют время, в котором живем, иной раз двойственные действующие порядки в стране, им продиктованные.

Дело в том, что в минувшую субботу популярное информационное российское интернет-агентство «Лайф ньюс» опубликовало сообщение о том, что прокуратура города Белоярский Свердловской области обнаружила: по рукам читателей местной библиотеки ходит запрещенная книга Йозефа Геббельса «Дневники 1945 года. Последние записи». Запрещенное законом РФ издание находилось в абсолютно свободном доступе, его мог получить любой желающий. По факту незаконного хранения на абонементе этой книги прокуратура возбудила дело в отношении директора библиотеки. Мировой судья признал начальницу виновной и назначил штраф – пять тысяч рублей. А дневники Геббельса были конфискованы.

Вперед… в СССР!

Сие известие в выходные получило широкий резонанс в блогосфере. Одни, признаваясь в том, что искомая книга у них стоит на полке дома, жалели подсудимую и пострадавшую – явно далеко не миллионных доходов женщину. Вторые возмущались: безобразие, дурость, волюнтаризм! Третьи рассказывали, что во Франции, например, изданы переводы всех дневников идеолога НСДАП, и ничего, реализуются в свободной продаже, это же история, первоисточники, нужные не только обывателям, интересующимся Второй мировой войной, в том числе студентам, исследователям, ученым. Четвертые вспоминали о Советском Союзе, когда изданная и признанная антисоветской литература либо уничтожалась, либо в лучшем случае отправлялась в Госхран, потому, кстати, и сохранялась до переиздания в новые времена …

А как вообще нынче попадают книги в федеральный список запрещенных экстремистских изданий? Он, выяснилось, уже доходит почти до 1000 наименований, а самый первый был составлен в 2007 году. С подачи ФСБ? Может быть. Но, оказалось, есть и более простой путь: за основу автоматом принимается решение любого суда. Скажем, в данном случае – некоего Муягинского районного, Республика Башкортостан. С чем связано, каким таким гражданским или уголовным делом обоснована, местная доблестная экспертиза ли порекомендовала, каковы ее аргументы – сведений нет. Зато № дневникам в «черном списке» запрещенных изданий присвоен: 795 (это на всякий случай – ставропольским библиотекарям на заметку).

А еще можно прочесть, что оглашено решение в аккурат на старый Новый год, 13 января 2011 года. Оно как-то не афишировалось, все прошло тихой сапой. Ведь первоначально планировалось пополнение списка два раза в год, но процесс пошел, то есть включение в него стало довольно частым, у нас в стране с запретами легко и привычно, и попробуй-ка за списком уследи. И не информированные люди уже страдают не только в вышеуказанной Свердловской области, оказывается, и на Камчатке ревностные правоохранители в июне по этому же поводу порезвились.

Здравствуй, в общем, старый новый год

«Ах, вяжите меня, вяжите…»

Или иными словами, по тому же принципу из водевиля: «Не хочу я вам дурака валять, буду вазы бить и шкафы ломать». Потому что я лично купила книгу «Й. Геббельс Последние записи» с февраля по апрель 1945 года, вышедшую в серии «Тирания» в смоленском издательстве «Русич» в 1993 году (насколько мне известно, в 1998-м было переиздание). Потому как давно собираю литературу времен Великой Отечественной войны и о ней. У меня отец – сибиряк, кадровый офицер с 1939-го, прошел финскую, ВОВ от звонка до звонка, от не сданного немцам Заполярья, жуткого Волхова и Ленинграда в блокаде до победной Маньчжурии, награжден фронтовыми орденами и медалями, умер от последствий ран и контузий в 62 года; дед погиб в 1943-м при форсировании Днепра, родной дядька в 1944-м - при освобождении Ясной Поляны в Тульской области. И я хочу знать и понять – за что в жестоком противостоянии с врагом они отдали свои жизни. А мне говорят: нельзя, экстремизм. Ну, так кто-то где-то по какой-то причине внезапно решил.

Я же думаю по-другому: чтение дневников всесильного министра пропаганды гитлеровской Германии Геббельса периода краха третьего рейха весьма познавательно. Со всех углов зрения. При том, что он, само собой, хорохорился, привирал в текстах, хотел красиво выглядеть, но я-то уже знаю – напрасно. Покончил ведь с собой в итоге с помощью яда, заставил сделать то же супругу, детей – иного выхода не видел. Да и в предисловии доктор исторических наук А. Галкин очень точно, на мой взгляд, пишет о том, что эти дневниковые записи относятся к числу таких документов, без знания и осмысления которых невозможно создать сколько-нибудь полное представление о политической истории нацистской Германии.

Добавлю: и насколько тяжело нашему народу было ее одолеть. Сегодня это становится все яснее, хотя многим фронтовикам это пришлось почувствовать лично на себе. Потому и один из них, искренний поэт-изгой Юрий Белаш, публиковать его стихи начали только в середине 80-х, по известным цензурным причинам, почти перед смертью, говорил: «Я был на той войне, которая была, но не на той, что сочинили позже». Однако мифов, красивой лжи и тайн Великой Отечественной немало остается еще по сей день…

Много нерешенных проблем и с пресловутым федеральным списком экстремистской литературы. Каков механизм включения и исключения из него, если произошли ошибка или недоразумение, и существует ли он: кто может быть инициатором этого действия – непонятно; есть ли нормы библиографического качества материалов – неизвестно; существуют ли инструкции о допуске к ним исследователей? С какого момента наступает ответственность за распространение признанных экстремистскими брошюр, книг и так далее? Хранение по закону вроде бы не наказуемо, но наверняка трудно сказать, а вдруг у меня товарищ попросит дневники эти самые почитать – это распространение или нет? Вы уж, господа прокуроры, подскажите, пожалуйста, законопослушному человеку – когда и куда идти сдаваться-то?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов