Земельные страдания

Лариса Денежная

Один киногерой еще в прошлом веке сказал: не человек ведет дела, а бумаги. Нет бумажки — ты букашка. А чтобы ее достать, нужно изрядно побегать по чиновничьим кабинетам. Электронный документооборот развивается у нас ну оче-е-нь медленно. Не слышат чиновники нашего президента в его стараниях перевести Россию на компьютерные «рельсы».

Недавно Дмитрий Медведев на всю страну вещал с телевизионного экрана: негоже человека гонять по кругу за бумажками. Пусть ведомства обмениваются между собой информационными базами. Дмитрий Анатольевич, я вам мысленно аплодировала! Наверное, и вся зрительская аудитория, сидящая у экрана. Ваши слова слышали бы чиновники. Было бы прекрасно, если бы и исполняли.
Пять лет у меня ушло на оформление земельного участка под ИЖС. Пять лет нервотрепки, беготни и уйма потерянного времени. Пришлось завести график работы кабинетов и служб, чтобы не тыкаться в закрытые двери — записывала приемные дни и часы. Потому что у кого-то эти самые часы — только до обеда. А после — охранник в дверях, как шлагбаум. В лучшем случае он смилостивится: «Звоните специалисту, разрешит — я вас пропущу». Тогда на собственном опыте я оценила будущую пользу проекта «Электронная Россия», который, кстати, уже в 2011 году должен был заработать вовсю. И можно было бы, войдя в Интернет, узнать график работы чиновников, записать себя на прием по электронной очереди, послать запрос на выдачу нужной справки и т.д.
Увы, компьютерные «рельсы» еще прокладываются, кое-где — обкатываются, у кое-кого - «работают», но как-то очень вяло. А это значит, нет единой «магистрали», по которой «информационное» движение и взаимодействие шло бы безотказно, не спотыкаясь. Одно из таких звеньев, в котором не проложены рельсы, - Земельная кадастровая палата. На работу этого учреждения - масса нареканий. В течение ряда лет. Но мало что меняется.
Сама споткнулась на этом «звене». Меня гоняли по кругу. Земельная палата — в Земельную кадастровую палату. Последняя — обратно. Я не понимала, что от меня хотят и почему мне приходится выполнять этот маршрут в двух направлениях. Тогда мне было ясно только одно: смежный участок моего соседа лег поперек на мой земельный надел в электронной карте города по вине геодезиста, который когда-то указал неправильное направление. Мне объяснили: вот станет он правильно, тогда и мой поставят на кадастровый учет, присвоив постоянный кадастровый номер. На мои возражения «Я тут при чем? Мой-то участок - в своих координатах, стоит правильно....» отвечали: но соседский-то — поперек. В электронной карте — наложение. Вот переделает сосед свои документы, тогда — милости просим. Сосед, пройдя всю бюрократическую машину, переоформлял свой участок полтора года (!). Не буду рассказывать, во что мне все это вылилось.
С того времени прошло три года. «Электронный» доступ народа к чиновникам Земельной кадастровой палаты ограничен. У учреждения есть только электронная почта. Официального сайта, на котором можно было бы получить важную информацию о работе учреждения — часы работы, фамилии сотрудников и номера их телефонов, полномочия и т. д., - нет. В лучшем случае в Интернете можно узнать телефон приемной Земельной кадастровой палаты. Я попыталась воспользоваться этим единственным номером 56-42-05 — не получилось.
Однако сначала вкратце о проблеме, с которой пришлось обратиться. Несмотря на то, что еще в 2001 году написала заявление в комитет по управлению муниципальным имуществом
г. Ставрополя на отказ от дачного участка (тогда сдала и садоводческую книжку), все это время мне начисляли земельный налог. В налоговой инспекции мне объяснили: начисления они делают в соответствии с предоставленной информационной базой Земельной кадастровой палаты. С ней нужно и выяснять отношения. При том, что налоговикам был предоставлен ответ из комитета по управлению муниципальным имуществом - земельный участок в садоводческом товариществе не закреплен за мной на каком-либо виде права (кстати, ответ этот ждала два месяца).
Я поинтересовалась у работника налоговой службы — как обстоят дела с обменом информационными базами между ведомствами, о котором говорил наш президент, — ничего внятного не услышала. Пришлось выходить на Земельную кадастровую палату. Набрала номер приемной, попыталась узнать, к кому мне обращаться по моему вопросу. Меня выслушали и... раздались короткие гудки. В справочной службе «09» мне дали еще один номер, отдела кадров. Слава богу, здесь выслушали и дали номер юристов — 56-03-17. Здесь сообщили номер, по которому меня могли бы проконсультировать, - 55-65-24. Несколько попыток дозвониться. Пришлось потратить на это два дня. Общий смысл ответа: с одной стороны, сведения кадастра носят справочный характер, они не являются правовым основанием для начисления земельного налога. А с другой — являются. И, как мне объяснили, в ЗКП будут хранить сведения о принадлежащем мне дачном участке до тех пор, пока здесь не появится документ о прекращении прав собственности. Почему их не прекратили еще в 2001 году — это вопрос к подразделению администрации города, а не к Земельной кадастровой палате.
Сотруднику палаты я задала тот же вопрос об обмене базами данных, о которых говорил президент. Сообщила: своими глазами видела, что в компьютерной базе земельного отдела комитета по управлению муниципальным имуществом зафиксирован мой отказ от участка в 2001 году. В ответ услышала, что этот самый комитет и должен был довести все до конца. Значит, не довел. А теперь… Я стала составлять список, куда мне обращаться. Пункт первый - госфонд данных, запросить копию свидетельства на дачный участок. Пункт второй – заказать выписку кадастра. Спрашиваю: зачем она мне нужна, если я отказалась от участка и не пользуюсь им вот уже десять лет? А чтобы можно было сделать это. Без кадастровой выписки не получится. Но для этого нужно потратиться на ее оформление. А для этого... Дурдом, да и только. Прав был классик: «Весело на этом свете, господа!».


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов