Землетрясение

Станислав Маслаков

Фильм о трагедии 1988 года выйдет в прокат 1 декабря

Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

Стараниями продюсеров и прокатчиков картина «Землетрясение» стала событием задолго до начала широкого проката. Повсюду транслируются трейлеры, устраиваются многочисленные предпоказы в Армении и России. 23 ноября его показали журналистам в большинстве крупных городов нашей страны с одной нескрываемой целью – чтобы те написали отзывы, тем самым усилив и без того высокий зрительский интерес. И всё проходит как надо, акулы пера рыдают навзрыд, пишут трогательные рецензии. Всё это обеспечит кассу, но в конечном итоге может сыграть злую шутку благодаря эффекту завышенных ожиданий. Увы, фильм не лишён серьёзных недостатков, свойственных отечественному кинематографу.

Создатели действительно старались. Серьёзная работа с архивными материалами, множество интервью очевидцев, личное отношение участников команды к произошедшим событиям. Каждый съёмочный день завершался минутой молчания. Да и само землетрясение случилось всего лишь 28 лет назад – нанесённые им раны ещё не зажили не только у армян, но и у всех жителей Советского Союза. Снимать кино о том, что было и остаётся личной трагедией для миллионов людей, очень трудно. Писать о результате проделанной работы – тоже. Тем более когда визуальный ряд накладывается на личные впечатления.

Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

Так уж сложилось, что спитакское землетрясение произошло аккурат в мой шестой день рождения. И хоть дети в этом возрасте соображают ещё не очень хорошо, но эмоциональный фон происходящего вокруг впитывают как губка. Уже к вечеру 7 декабря 1988 года на нашей, традиционно армянской улице Васякина в Ставрополе стоял вой. Кто-то получил первые известия о гибели родственников, кто-то лихорадочно собирал вещи и искал транспорт, чтобы ехать на помощь, а большинство попросту не знали, что случилось с их родными. Не было ни интернета, ни мобильных телефонов (а проводной в нашей семье появился одним из первых на улице, и соседи-армяне выстраивались в очередь, чтобы попытаться до кого-то «там» дозвониться). Слухи множились в геометрической прогрессии. Говорили о сотнях тысяч погибших (официальные данные – 25 тысяч), о стёртых с лица земли городах, взрыве на Армянской АЭС (Чернобыль случился всего за два года до этого) и так далее. Даже когда спустя несколько дней стали приезжать первые беженцы, их рассказы не добавляли ясности. И подобное происходило на многих улицах и во многих городах нашей тогда ещё единой и великой страны.

Напоминать об этой боли и бередить душевные раны – на самом деле нужно, потому что с тех пор случилось много чего, и о последнем событии, по-настоящему объединившем наш советский народ, стали забывать. Но дело это крайне деликатное и требует высочайшей ответственности, обычно не свойственной нашим кинематографистам. Такой фильм должен быть очень корректным, тонким в деталях, по-своему лаконичным. Получилось ли это у Сарика Андреасяна и его команды? И да, и нет.

Творческая репутация у этого режиссёра довольно неоднозначна. Ради этого фильма он действительно сделал многое и в буквальном смысле поднялся над собой. Но то ли старанием, даже запредельным, нельзя компенсировать недостаток таланта, то ли повлияли особенности самой киноиндустрии. «Землетрясение» вышло неплохим, но всё же недостаточно точным в деталях. Такой фильм просто обязан быть если и не лишённым недостатков, то хотя бы начисто убивающим желание их искать. К картине Андреасяна хочется придираться, даже если и сквозь слёзы.

Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

Первое, что бросается в глаза, – это неточность в деталях. Незначительных для раскрытия темы, но сильно отвлекающих от происходящего. На городском рынке все ящики – новенькие и явно не бывшие в употреблении. В сценах разрушенного Ленинакана, снятых на территории заброшенного завода в Москве, постоянно мелькают конструкции и стройматериалы, совершенно нехарактерные для армянского городка восьмидесятых. То явно промышленный массивный железобетонный каркас, то аккуратные блоки из отсева с характерными пустотами, сделанные на оборудовании, которого в те времена попросту не было и явно не бывшие в употреблении. Ближе к концу фильма в кадр несколько раз попадает храм, в котором ни единой трещины, все стёкла целые, а рамы сделаны, опять же, по современным технологиям. И это при том, что костюмы, автомобили, обстановка квартир воспроизведены с восхитительной точностью.

Смущают и акценты самого повествования. Создатели рассказывают, что изначальный сценарий показался слишком «армянским», и туда добавили русских персонажей. Задумка понятна, но выполнено это не очень изящно. История главных героев выглядит несколько надуманной, актёры переигрывают и вообще занимают слишком много экранного времени, оттесняя другие, куда более тонкие и достоверные. Лучшая сюжетная линия фильма посвящена вовсе не Константину Бережному и Роберту. Гораздо органичнее и трогательнее выглядят «вечный лейтенант» милиции и ворчливый дед Ерем, которые вместе со своим окружением вызывают на порядок больше сочувствия. И уж совсем неуместной кажется банда мародёров, которая за экранное время совершила едва ли не больше зла, чем само землетрясение. Понятно, что и такое тоже было, но избыточное внимание на них почти сваливает всю картину в болото типичной для нашего кино чернухи.

Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

И ещё один негативный момент – то, как давят создатели фильма на зрительские эмоции, превратив «Землетрясение» в настоящую слёзовыжималку. Самого факта происходящих событий им недостаточно, они изо всех сил усиливают эффект, не зная меры в своём старании. В некоторые моменты они достигают прямо противоположного эффекта. В довольно короткой сцене разрушения города куда больший ужас вызывали бы просто утробный гул земли и грохот ломающихся конструкций, но их зачем-то оттенили трагической музыкой, которая здесь кажется совершенно неуместной. Реплики героев полны пафоса и глубины переживаний, но молчание и пустой взгляд людей, только что потерявших всё, были бы куда красноречивее.

Делает ли всё вышеперечисленное кинокартину плохой? Безусловно, нет. Это хорошая попытка и результат действительно сложной работы. Замечательно, что создатели изначально не пытались копировать американские блокбастеры а-ля «2012» и сосредоточились на личных трагедиях, а не на компьютерной графике. Но есть, к примеру, китайский фильм, который тоже называется «Землетрясение». При скромном бюджете и предельной лаконичности он пронзает зрителя до самых глубин, хотя и показывает события куда более далёкие. От российского аналога он отличается ровно в той же степени, в какой подлинное произведение искусства от честной, но не вполне успешной попытки его создания.

Землетрясение (2016)
Землетрясение (2016)

«Землетрясение» Сарика Андреасяна – хороший фильм, который мог бы быть ещё лучше. Но он заслуживает того, чтобы пойти в кинотеатр и как следует прореветься. Даже если не над самими героями, то над жертвами той трагедии, которой посвящена картина. В наше суровое время мы редко можем себе это позволить. А говорят, что слёзы очищают душу.

P.S. Редакция «Вечёрки» благодарит кинотеатр «Октябрь» за приглашение на предварительный показ фильма.

кинотеатр Октябрь, кино, армения, рецензия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов