Зеркало поэта

Сергей Гаврилюк

Увлечение помогает человеку лучше узнать себя, особенно если он увлечен поэзией

На входе в квартиру встречает пушистый черный кот по прозвищу Никколо Макиавелли, но Антон с Ритой зовут его Максом. Сама квартира уставлена книгами, на стенах висят украшения, фотографии, как на сушке. Одну из стен занял огромный баннер с датой свадьбы. Антон Губанов и Маргарита Саакова уже давно вместе. Объединила их любовь друг к другу и к творчеству: в жизни и на поэтических чтениях они выступают в одной связке. Корреспондент «Вечёрки» разузнал, как они начали писать стихи, что несет их поэзия и почему у кота такое необычное прозвище.

- На поэтических слэмах вы выступаете вместе, понятно, что семья. Но как вы сошлись, ведь вы давно уже работаете в паре.

Рита: - В СГУ ещё был литературный клуб «Логос», и Антоха туда ходил. Первыми с перформансами начали выступать именно они. Я пришла не сразу. Первое выступление у них было без меня, а во втором уже я принимала участие. Потом «Логос» распался, мы окончили университет, и с Антоном стали выступать вдвоем.

- А что за перфомансы?

Рита: - Зачастую находили стихи, которые как-то пересекаются по атмосфере либо по содержанию, и мы делали из них подобие театра. То есть мы не писали специально, а просто находились точки соприкосновения. Начиналось все с театрализованных выступлений на 10-15 минут, а потом у нас с Антоном появились театрализованные программы на час-полтора. Через них проходила и наша биография, какие-то эпизоды из жизни. Они и объединялись в рассказ о жизни, то есть в течение года собираются стихи и готовится цельная программа.

- И когда вы начали выступать вместе?

Рита: - Начали мы сами все делать в 2013 году. Готовили несколько выступлений. Если говорить о больших часовых выступлениях, то первое называлось «Война эйфории», в 2014 году в Пятигорске давали «Один рассвет на двоих». Первые выступления проходили здесь, в нашей квартире, собирали людей, подбирали музыку для фона, читали стихи в диалоговой форме. Потом уже выступали в Ессентуках. А «Один рассвет на двоих» представляли в антикафе «Бунтарь» в Пятигорске: там у нас уже были полноценные декорации.

- Тогда это был творческий союз «АнтИМарС»... А сейчас что с ним?

Рита: - Он и сейчас существует, но в меньшей степени. Мы стали уходить в немного другие формы: не столько выступать со стихами, сколько снимать видео на стихи.

Антон: - Просто есть литературная группа «Кавказская ссылка», а у нас «АнтИМарС» - аналогичное объединение, только из двух человек.

- И эти два человека помимо своих выступлений организуют и чужие. Совсем недавно прошли поэтические чтения в клубе «Южный ДzенЪ». Там же приняли участие и вы. Как я понял, организовано все это было не без вашего участия.

Рита: - Да, но тут длинная история. Есть у нас знакомый музыкант Евгений Деев. Он родом из Невинки, но живет и работает долгое время в Питере, там у него своя группа «36и7», и он периодически приезжает сюда. В начале года он обратился к нам, попросил помочь собрать народ на концерт в Ставрополе. Мы пригласили нескольких ставропольских поэтов, пришли зрители. Разделили тогда концерт на две части: сначала местные, затем уже сам Женя. Дееву понравилось, и вот недавно он приезжал снова, первым делом обратился к нам, и мы сделали концерт в «Южном Дзене». У него была программа минут на сорок, с ним выступали ставропольские поэты, я, Антон, Женя Чугаев и гитаристка Женя Гончарова. Почитали, повеселились, пообщались. Рассматриваем теперь возможность привезти всю группу «36и7».

- И вы же отвечаете за Маяковские чтения в Ставрополе...

Рита: - Да, 26 июня как раз пройдет открытие сезона Маяковских чтений в этом году. Вообще, их мы проводим с 2012 года. Мы начинали в июне, так что тут совпадает открытие сезона и день рождения проекта. Изначально хотели сделать его более социальным, но не получилось. Социальными они были первые раза два, а потом начали уходить в лирику. С авторскими стихами про любовь выходят чаще.

Антон: - У нас была мысль сделать уличные чтения, и мы подхватили идею московских поэтов. Там они собираются возле памятника Маяковскому и читают стихи. Мы собираемся на площади Маяковского.

- А люди, которые к вам приходят, приносят свои работы?

Рита: - Приходят и со своими, и с чужими. Бывало, что приносили музыкальные инструменты, даже пели что-то свое. Это абсолютно свободная площадка для выступлений. В первую очередь, поэтических.

Антон: - Ну да, гитара – это, скорее, исключение. С гитарой к нам приходят не часто, но приходят. Это ведь тоже форма поэзии. Приходят туда ребята абсолютно разные. Есть те, кто приходит и увлекается, и те, кто там на один раз. Они могут принести свою тетрадку со стихами, написанными лет в 16, они её вычитывают и больше не приходят, потому что больше не пишут. А есть такие, кто регулярно приходят на встречи, пишут новые вещи. Маяковские чтения и поэтические слэмы – это единственные площадки, где в свободной форме ставропольцы могут прийти и почитать стихи. Вокруг них и формируется поэтическая жизнь города.

Рита: - Были такие случаи, когда люди до чтений вообще не писали стихов, а потом приходят на следующую встречу уже с готовыми стихами, вдохновленными предыдущими чтениями.

- У вас была идея, насколько помню, собрать стихи участников чтений в сборник. Что в итоге стало со сборником?

Рита: - Мы хотели сделать сборник, но так и не воплотили идею в жизнь из-за недостатка финансирования. Изначально мы собирали людей и хотели, чтобы сами участники сами сбросились на этот сборник, но идея прогорела. Вторая попытка была связана с поиском поддержки в интернете, краудфандингом. На «Планете» создали новость, начали собирать деньги, но выбрали мы не то время: в преддверии 9 Мая нас просто забили в новостной ленте.

Антон: - Потом я писал в министерство культуры. Нашел форму обращения, попросил выделить денег на публикацию сборника. Подходил к концу Год литературы, в итоге написали, бюджет на издание печатной продукции не предусмотрен. В общем, было несколько провальных попыток, решили подождать до лучших времен. Пока чтения существуют сами по себе.

- А ваши работы есть в печати?

Рита: - Есть, но в таких небольших сборниках. Чаще используем интернет. Там проще, да и, учитывая, что мы прибегаем к форматам аудио- и видео, интернет идеально подходит.

Антон: - Сейчас стихи уже перебираются в аудиоформат из печатного, скорее всего, в будущем в печатном формате они исчезнут как вид.

- Почему вашего кота зовут Никколо Макиавелли?

Рита: - Не мы ему дали имя, другой ставропольский поэт – Александр Фоменко. У кота довольно литературная история. Он родился в семье поэта, тоже ставропольского, Амирана Адамии. Мы пришли к нему в гости, и Саша Фоменко посмотрел на пятерых черных котят и заметил, что один какой-то с хитрецой. Ну и сказал, что он вылитый Никколло Маккиавелли. Потом мы его себе забрали.

- А в чем-то его макиавеллизм проявляется?

Антон: - Он у нас государь. Правит всем в квартире он, и делается все так, как захочет он. Если ему что-то нужно, трава не расти – он это получит.

- Когда у вас появился интерес к творчеству?

Антон: - Я стихи начал писать ещё в школе. Сначала хотелось писать песни и петь их под гитару. Но на гитаре играть я не научился, а привычка писать тексты осталась. Постепенно тексты эволюционировали, превратились из песен в стихи. Нашел альтернативу – не петь песни, а читать стихи.

Рита: - Я тоже начала писать со школьных лет, но все «в стол». Как только увидела первое выступление «Логоса», я загорелась этим, начала вычищать свои стихи. Раньше писала и не заморачивалась. Теперь же началась именно работа. В школе, в начале студенчества это была какая-то сопливая лирика, все как обычно. С началом публичных выступлений ушла от лиричности.

- Кто классических или современных поэтов вас вдохновляет?

Рита: - С современными вдохновляющими сейчас тяжковато (смеется). Поэт – это человек своего времени. Можно восхищаться Есениным, Пушкиным, но они сейчас уже не так актуальны, поскольку писали раньше, что-то уже и неприемлемо для наших реалий. Поэтому вдохновляться, искать интересные идеи нужно у современных поэтов, которые пишут нашу жизнь. Из современных, помню, меня вдохновлял Леха Никонов (вокалист группы «Последние танки в Париже». - Прим. авт.), Арс-Пегас, это Арсений Молчанов из Москвы.

Антон: - Меня многие вдохновляют. С каждым годом находятся новые. Если брать классических, то это Лермонтов. Очень нравится Маяковский, и вообще футуризм. Позже – Всеволод Емелин, Дмитрий Пригов. Вдохновляет творчество битников. Они очень крутые и в плане творчества, и в плане стиля жизни.

- Что в своих работах вы ставите во главу угла и чем в итоге для вас оказалась поэзия?

Рита: - У меня в приоритете быт, возвышенный до романтики. Старые балконы, троллейбусы - в общем, все неотъемлемое в нашей жизни, на что мы часто не обращаем внимания, становится центром в моих стихах. Я их вывожу на другой уровень. Есть стихотворение про старый обшарпанный балкон, который при этом становится каким-то символом для меня. Или, например, собираешься ты рано утром на работу, рассыпаешь сахар, торопишься, что-то падает… Такой утренний апокалипсис… В этих вещах видна наша жизнь, наш быт. Они есть у всех, но не все видят в этом свою романтику.

Антон: - Меня интересует гражданская лирика. Вещи, которые происходят в стране, в мире, становятся поводом для написания. Сейчас хочется оторваться от того и уйти в абстракцию, но социальщина пока не отпускает. Для меня поэзия – это способ познания себя. С помощью других авторов ты познаешь мир, а в своем творчестве ты познаешь себя.

 

поэзия, увлечения

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости