Жаркое лето 2014-го

Елена Павлова

(Продолжение, начало в NN 151, 152, 153.)

В воскресенье вечером по городу Ровеньки был нанесен удар баллистическими ракетами. Украинская сторона через свои СМИ рапортовала об уничтожении 500 «сепаратистов» и большого количества техники. Однако силовые ведомства Украины опять выдали желаемое за действительное. Разведка у них работает, во всяком случае понятно, в какой объект они хотели бы попасть. Недоработали корректировщики, и жертвами силовой акции снова стали мирные жители.

А раньше здесь растили хлеб

Эти украинские «Грады» уже ни в кого не выстрелят.
Елена ПавловаЭти украинские «Грады» уже ни в кого не выстрелят.

Хотя рано или поздно такого рода атаки стоило ждать. Это вычислялось логически и просто ощущалось кожей. Слишком уж большой костью в горле для украинского командования за эти несколько месяцев стала территория ополчения. Краснодон, Свердловск, Ровеньки вроде бы отрезаны от Луганска и Донецка силами ВС Украины, нацгвардии и разного рода «коммерческих батальонов», состоящих частью из уголовников, частью из польских и афроамериканских наемников. Но эти силы несут здесь столь масштабные потери в личном составе и технике, что их уже трудно скрывать.

На фотографиях – окрестности деревушки Дьяково, в непосредственной близости от Ровеньков, откуда совсем недавно выбили нацгвардию… В полях и лесополосах – искореженная техника, бронемашины с вывернутыми башнями, пушки, дулами нацеленные в небо, развороченные блиндажи, «Грады», которые, наверное, должны были стрелять по городу, но теперть уже ни в кого не выстрелят. Кстати, разметали здесь все в пух и прах такие же трофейные «Грады». Вот они – следы этих ударов – огромные воронки в растрескавшейся от августовского жара земле.

Направляя баллистическую ракету на Ровеньки, украинские военные целили  в расположение этой воинской части, только вот попали, как всегда, в мирных жителей.
Елена ПавловаНаправляя баллистическую ракету на Ровеньки, украинские военные целили в расположение этой воинской части, только вот попали, как всегда, в мирных жителей.

А она ведь очень плодородная – здешняя земля. В это время здесь обычно комбайны работали, золотой поток зерна тек в закрома. Урожай был такой, что несколько областей Украины мог прокормить. Недаром ведь дьяковский колхоз в советские годы был миллионером…

А теперь поля частично сожжены нацгвардией, а многие и вовсе не были засеяны. А те, что были засеяны и уцелели, уже обронили зерно, как слезы, в сухую землю. Не до урожая, причем не только на воюющем Донбассе – по всей Украине.

­Интересно, на что надеются киевские власти, ­ вслух рассуждаю я, ­ что Европа и Америка, как на майдане, пирожками и печеньем всех жителей страны накормят? У них же голодомор к зиме начнется.

­И голодомор, и холодомор – все у них будет, ­ сурово отвечают ополченцы.

От мощного оснащения стоявшей под Ровеньками украинской бригады остались только вывески с блиндажей штаба.
Елена ПавловаОт мощного оснащения стоявшей под Ровеньками украинской бригады остались только вывески с блиндажей штаба.

…Мы идем дальше, к лесополосе – здесь, наверное, был штаб, судя по добротным блиндажам и даже походной душевой, оборудованной под раскидистым деревом. А вот и табличка – «Заступник начальника вiддiчу» (заместитель, значит).

Вообще по полям мы ездили долго, видели полностью уничтоженный артиллерийский дивизион, очень много совершенно разной техники. Это при том, что частично ее уже отбуксировали на ремонт ополченцы, частично разобрали по запчастям домовитые местные жители. Хотя это и небезопасно. Саперы ополчения еще не везде проверили местность. Недавно тут один из местных на мине подорвался. Так что ходить по этим полям пока приходится внимательно глядя под ноги. «Зеленку» вдоль дороги минировали сами ополченцы. Об этом предупреждают таблички по обочинам с надписью «Мины». А те, кто, отступая, понаставил здесь «ловушек», предупреждающих табличек, понятное дело, не оставили.

 

На массовое убийствои геноцид «вдохновляют» примерами героев Великой Отечественной

­- А какая же часть здесь стояла? – интересуюсь я. – Техника такая разная, что трудно род войск определить.

­- Да кто ж их знает, ­ пожимают плечами ополченцы. ­ Они не представлялись.

 А раньше в этих полях колосился хлеб.
Елена Павлова А раньше в этих полях колосился хлеб.

­- Судя по тому, что здесь уничтожено, не меньше полка стояло, ­ уточняет Николай Жмайло. – Может быть, бригада…

­- Они здесь к длительной осаде готовились, ­ рассказывают казаки. – Форму зимнюю мы находили, ушанки…

Действительно, зимнюю форму одежды украинской армии я тоже видела. В поле недалеко от Дьяково в серую ушанку с желто­блакитным трезубцем облачено пугало.

Что в полной мере удалось киевской власти, так это полностью дискредитировать собственную армию, а заодно – и символику государства Украина, развязавшего кровавую бойню, где баллистические ракеты бьют по жилым кварталам, церквям и больницам, где все воюют со всеми и конца этому не видно.

…Похоже, что здесь стоял все же полк или бригада действующей украинской армии, ну по крайней мере – не бандеровцы с их униатской верой или «национальными героями»­головорезами, по жестокости превосходившими своих хозяев из фашистской Германии. Среди брошенных вещей мы видели православные молитвословы и брошюры, которые, видимо, раздавались солдатам. Это небольшая книжечка с названием «Защитники Украины». В ней фотографии и биографические справки советских генералов и маршалов, руководивших войсковыми операциями по освобождению Киева, Одессы, Крыма от фашистов… Оказывается, не всех вдохновляют на бой именем Бандеры и Шухевича. Подходят к этому вопросу избирательно. Управляемая заокеанскими «кураторами» киевская верхушка, отправляя одних своих граждан убивать других своих граждан, «благословляет» их на массовое убийство и неприкрытый геноцид   именем советских маршалов, героев Великой Отечественной…

Думаю, что эти генералы и маршалы за последние месяцы не раз перевернулись в гробу.

Тому, что в обработке массового сознания все средства хороши, на сегодняшней Украине примеров множество. Это очень мутная, иезуитская, какая­то сатанинская война. Но продуманная. Это война в том числе ­ за умы и души.

Воспитание ненависти

А как красиво ехал батальон «Айдар». Не доехал. Ополченцы разбили бронеколонну.
Елена ПавловаА как красиво ехал батальон «Айдар». Не доехал. Ополченцы разбили бронеколонну.

Не было возможности каждый день смотреть украинские каналы. Выдался на это только один вечерок, но и этого хватило, чтобы убедиться в правоте слов одного парня из Севастополя: «Если Вас запереть в комнате и включить только украинское телевидение, то Вы через неделю тоже будете думать, что во всем виновата Россия»…

Правда, грамотненько там все выстроено. Даже в плане очередности сюжетов. Сначала показывают деда­фронтовика, который похоронил внука, солдата нацгвардии. По­ человечески понятна боль старого человека. Нет страшнее горя, чем хоронить того, кто был смыслом жизни. И вот ветеран с орденскими планками обращается к ветеранам войны из России со словами: «Остановите вашего Путина. Сколько ему еще надо украинских территорий?! Ему что, вся Украина нужна?» Старик, скорее всего, действительно думает, что эту войну развязала Россия. Он не знает, да лучше ему и не знать, что нацгвардия, где служил его внук, в «освобожденных» ею населенных пунктах ведет себя с жителями не лучше немецких карателей. По украинскому телевидению этого не показывают. Он кипит горем и гневом,и люди тоже проникаются этими чувствами.

Следующий сюжет тоже трагичен: мать, потерявшая на этой войне сына, взывает к «сепаратистам»: отдайте хотя бы тело, чтобы можно было похоронить, приходить на могилку…

О том, как поступает украинская армия со своими погибшими, с содроганием говорят сами ополченцы (см. первый материал серии). Но об этом ведь украинцам не рассказывают с телеэкрана, им этого знать не нужно. От них требуется одно – ненавидеть Россию и тех, кто за Россию. Вот он – один из примеров иезуитской обработки сознания, когда ненависть к русским формируется посредством чувства, которое всегда объединяло русских и украинцев в один народ – способности сопереживать. И украинский телезритель сопереживает и верит уже всему, чем «потчует» его дальше выпуск новостей: что в гуманитарном конвое из России везут не продукты и медикаменты, а оружие, что «сепаратисты вновь обстреляли Луганск». Кто­то, конечно, сомневается: как, если эти самые «сепаратисты» блокированы в Луганске, то что же – они обстреливают сами себя? Но массовая аудитория об этом уже не задумывается. Она всему этому верит.

Отсутствие болевой чувствительности

После войны тут много чего придется разминировать.
Елена ПавловаПосле войны тут много чего придется разминировать.

Прозрение будет страшным. Уже сейчас по всей Украине матери требуют вернуть их сыновей с юго­восточного фронта. И уже звучат точные формулировки: «не хотим, чтобы наши дети становились пушечным мясом». Они даже еще не представляют, насколько они правы. Они просто это чувствуют материнским сердцем.

В расположении того полка, который был разметен «Градами» ополчения, нашли большое количество так называемой «невоенной помощи» ­ сухпайков с иностранной маркировкой. Так вот, употреблять их категорически не рекомендуется, не то, как в русской народной сказке, «козленочком станешь». Что­то из содержимого сухпая сдобрено определенного рода химией, лишающей человека последних остатков адекватности.

Об этом мне говорили и бойцы батальонной разведки, и казаки. Приходилось наблюдать в ближнем бою отсутствие у противника чувства самосохранения, когда солдаты воевали как­то уж очень странно. При разрыве гранаты разбегались как тараканы, а потом снова сбегались в кучку. У некоторых отсутствовал порог болевой чувствительности.

­- Ребята из Луганска рассказывали, ­ делился один из разведчиков, ­ штурмовали дом в частном секторе. Обработали его сначала из гранатометов. Уцелеть внутри невозможно было. И вдруг в дверном проеме появляется зомби. Полголовы снесено, а он идет и стреляет… И к нам тоже попадали в плен «нацики» в полном неадеквате. Ты хоть что с ним делай, он ни говорить не может, ничего не чувствует и ничего не соображает. По два дня они в чувство приходили…

Стоит ли удивляться тому, что украинская армия скрывает истинные цифры потерь, если ее солдаты воюют в таком состоянии. Понятно, почему они терпят поражения в условиях ближнего боя, а украинское командование стремится избежать ближних боев в принципе, предпочитая обстреливать города системами залпового огня и баллистическими ракетами.

Вряд ли украинский главнокомандующий и шоколадный король Порошенко хоть раз пробовал «пищевые добавки», на которые «подсаживают» солдат, брошенных на юго­восточный фронт. Да они ему и без надобности. Этого «короля» играет не свита, а те, кто ее подбирал. И подбирал, видимо, именно по принципу врожденного отсутствия болевой чувствительности.

(Продолжение в следующем номере.)

война, Юго-Восток, Донбасс

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «В мире»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов