Железнодорожная поэзия

Елена Павлова
То, что в Ставрополе есть железнодорожный вокзал, знают, наверное, все. Но для большинства это скорее конечная остановка нескольких маршрутов общественного транспорта. Просто точка на карте города. Перемещаться в пространстве на большие и малые расстояния мы предпочитаем по асфальту, под чуть слышное шуршание шин своих собственных авто или рейсовых автобусов. Они увозят нас в нужном направлении, позволяя довольно быстро достичь пункта назначения. Не в пример поездам, которые по замысловатой траектории медленно сползают со Ставропольской возвышенности и, привязанные к железным лентам рельсов, размеренно и не спеша везут нас к цели одним им ведомым маршрутом.

Асфальт занимает значительную часть нашего жизненного пространства. Он соединяет наш дом с местом работы, магазином и поликлиникой, квартирами наших знакомых, дачными участками и сотнями других мест. Асфальт обрамляют более-менее ухоженные фасады старинных зданий и стройные новенькие высотки, яркие рекламные щиты и обочины, знающие, что такое чистота. Асфальт - это лицо нашего времени и проза нашей жизни. Тогда как железная дорога, соответственно, изнанка и поэзия. Она позволяет взглянуть на мир совершенно по-другому и необъяснимым образом навевает неожиданные аллегории.

Гораздо романтичнее вид из окна поезда зимой, когда все пространство от насыпи до ближайшей лесопосадки завалено свежим снегом. Ведь снег – единственная вещь, которая может скрыть от наших глаз россыпи и живописные кучи мусора, которые уже, наверное, стали неотъемлемой частью придорожного пейзажа. Стекло, пластик и полиэтилен, равномерно рассеянные по подведомственной МПС территории и, судя по тенденции, грозящие через несколько лет укрыть все прилегающее к дороге пространство сплошным урбанистическим ковром – это, несомненно, работа не одного поколения пассажиров. От осознания этого становится грустно. А когда в очередной раз натыкаешься взглядом на целые залежи и нагромождения «отходов цивилизации», становится еще и противно. Эти кучи всяческого хлама, вероятно, однажды исчезли из жизни местных жителей, которые, проявив потрясающую смекалку, просто телепортировали накопившийся мусор с глаз долой. И всего этого как будто больше нет для них, занятых своими домашними заботами или спешащих в своих транспортных средствах по самым различным делам. Но есть для тех, кто едет в вагоне поезда и смотрит в окно. А значит, все-таки есть. В нашей общей жизни.

Чего только не увидишь из окна поезда. Особенно если ты хочешь что-то увидеть, а не просто пялишься со скуки в окно. Подавляющее большинство подведомственных построек вдоль дороги уже давно пережило своих создателей. Красный доисторический кирпич, из которого они сложены, уже рассыпался бы в пыль, если бы не толстый слой краски, - желтой, белой, розовой, - согласно каким-то там инструкциям периодически наносимый на них. Впрочем, эта режущая глаз косметика нисколько не молодит здания, скорее, наоборот. Но эта старость естественна для мира, который не знает стеклопакетов, металлоконструкций, гипсокартона и сайдинга. В этом своя философия. Жизнь – это не просто данность, она имеет две конечные станции: рождение и смерть – говорят запущенные развалины в обрамлении неистово цветущих деревьев.

А люди у железной дороги как будто добрее. Вот старик, застывший на переезде со своим велосипедом, приветственно поднимает раскрытую ладонь и улыбается в мелькающие стекла вагонов. Вот дети, побросав все свои важные дела, прыгают по свежескошенной траве, машут руками и что-то кричат вслед поезду. Это простые эмоции, которых нам порой так не хватает. Вы скажете, что у асфальта живут такие же люди, просто приветствовать проезжающие автомобили как-то глупо, потому что это обыденность. Именно так. У асфальта слишком многое превращается в обыденность и люди, лишенные соседства с железной дорогой, наверное, никогда не знали и не познают это наивное счастье улыбаться и махать рукой абсолютно незнакомым людям.

Железная дорога - это и есть настоящая Россия. Та, которую не должно быть видно из окон престижных иномарок и черных машин с мигалками. Чтобы (не дай бог!) их пассажиры не усомнились в том, что жизнь стремительно налаживается и все мы, задрав юбки и портки, несемся в светлое будущее. Именно здесь задворки улицы, выходящей сверкающим фасадом на асфальт. Здесь нищета с экзотикой причудливых декораций. Скелеты доисторических автобусов, пустые глазницы покинутых цехов и ферм, бесплодные земли под выгоревшим камышом и сваленные в кучи трупы деревьев. Невольно возникает вопрос: кто мы, все те, кто предпочел поезд автобусу, кто видит и воспринимает за реальность пейзаж за окном, а значит, живет именно в этом мире? Люди, которым не позволено большее, или все же те немногие, которые могут видеть картину целиком, а значит, способны делать правильные выводы и принимать решения? Те, от кого многое зависит?

Поезд скользит по рельсам, мимо проносятся города и села, поля, леса и переезды – места, где асфальт встречается с железной дорогой. А на переездах, выстроившись в очередь, ждут машины: автобусы и грузовики, иномарки и черные машины с мигалками. Пусть их привычная среда - это сверкающий фасад, но не считаться даже с самым заурядным поездом они не могут. Для них это гибельно.

По-моему, это ответ на поставленный вопрос.

Николай Жуков.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов