«ЖЕНИХИ» И «НЕВЕСТЫ» По такой модели строилось раздельное обучение сто лет назад, сегодня оно вновь находит своих приверженцев, но противников — больш

Лариса Ракитянская

В конце декабря фонд «Общественное мнение» провел соцоп-рос на эту тему в 46 регионах. И оказалось: 76 процентов россиян отрицательно относятся к разделению на мужские и женские средние школы. Не имеют определенного мнения 15, а положительно его оценили всего лишь 9 процентов. Причем «за», в основном, жители крупных городов. Они считают, что это позволит «укрепить дисциплину и порядок», дети станут «больше уделять внимания учебе», будут расти в «атмосфере целомудренности и трепетного отношения, уважения к противоположному полу». Еще один аргумент – возможность профильного обучения и воспитания «чисто женских и мужских качеств». До революции последнее как раз и лежало в основе образования и подготовки к исполнению строго очерченных социальных ролей в обществе.

«Мадам, уже падают листья…»

Это строчка из романса на стихи Игоря Северянина. Интересно именно обращение. Напомним, было еще мадемуазель – если женщина не замужем. Господин, сударь – так обращались в обиходе к мужчине, в том числе письменно, чаще добавляя слово «милостивый» (на службе – ваше превосходительство и так далее, согласно табели о рангах). Это было характерно, разумеется, для имущих и, соответственно, образованных классов. В 1913 году, например, в Ставропольской губернии было 816 учебных заведений. 18 из них средних и специальных – гимназии, епархиальные и реальные училища. Само собой, везде действовал принцип разделения по половому признаку. Девочки обучались больше гуманитарным предметам, а также шитью, танцам, музыке, рисованию и манерам. Мальчики – преимущественно наукам точным, развивающим логическое мышление. Будущие офицеры из дворянского сословия обязательно занимались физкультурой и спортом: этим дисциплинам в программах уделялось достаточно много часов. Впрочем, это не помешало, к примеру, выпускнице Ольгинской гимназии Римме Ивановой стать героиней Первой мировой войны и получить посмертно Георгиевский крест (единственная женщина в России, кстати, удостоенная этой награды). А крупнейшей на юге Кавказской мужской гимназии числить в своих выпускниках выдающегося осетинского поэта Коста Хетагурова.

Бесполое слово «товарищ»

Презрительное, уничижительное словцо «мамзель», переиначенное из «мадемуазель», как можно догадаться, родилось в ходе революции 1917 года. Легко представить, насмотревшись документальной хроники тех лет, как матрос в бескозырке и тельняшке в пулеметных лентах ведет, бесцеремонно подталкивая, под дулом револьвера в местную ЧК дамочку, прячущую в меховую муфту зябнущие руки. Тогда равноправие и стало возобладать по всем параметрам, в ход вошло бесполое обращение «товарищ». Помните фильм «Собачье сердце», где профессор Преображенский тетку в кепке и кожаном пиджаке перепутал с мужчиной? Так ведь и ухватки у нее были, как у Швондера, желавшего превратить квартиру популярного во времена нэпа доктора в коммуналку. Позднее профессии вообще перепутались: женщина слесарь или токарь, а также тракторист или пресловутая укладчица шпал стали нормой. Вплоть до предвоенного времени в СССР никого особо не выделяли по половым признакам, всех стригли под одну идеологическую гребенку: борцы за победу коммунистического труда и счастье человечества. Потому все учились в школах вместе, постигая эту самую главную науку. Хотя (природу не задушишь, не убьешь) и тогда действовал афоризм: все люди – братья, особенно во взглядах на сестер. В сороковые-роковые, когда гремела артиллерийская канонада и раздались всамделишные, а не учебные взрывы, вдруг опять ввели раздельное обучение. Скорее всего, не ради каких-то морально-нравственных, семейных ценностей и прочих гендерных штучек: у государства вновь появился «большой имперский стиль» (вспомним архитектуру и сталинский ампир). А империям, тем более во время войны, всегда требуются солдаты. И их надо было готовить со школьной скамьи. После смерти вождя всех времен и народов, на волне либерализации общественной жизни в СССР снова возобладал как бы демократический уклон. Позднее – вплоть до введения новой школьной формы. Привычные гимнастерки на парнях сменились на пиджачки, а девочек одели в одинаковые коричневые платьица и фартуки – черный в будни, белый – в праздники. Короче, обучение мальчиков и девочек опять стало совместным.

По третьему кругу

Сегодня в России «мужские» (кадетские) и «женские» классы в гимназиях создаются в качестве эксперимента. В 2002 году в него включилось и Ставрополье: опытные площадки открылись на 35 территориях. По мнению педагогов, раздельные уроки физкультуры, например, дали поразительный эффект: юноши там не только сильнее, но и выше ростом, чем их сверстники из других учебных заведений. А все потому, говорят они, что парни перестали выглядеть «слабаками» в глазах противоположного пола и избавились от комплексов. И дисциплина поднялась, и учатся лучше. Ведь девочки в этом возрасте на 2 — 3 года духовно и физически по своему развитию опережают ребят, потому становятся, как правило, лидерами, моделью образа и подобия, под которые и подстраивается чувственно-подсознательный мир мальчишек. Девчонки, мол, подавляют, отсюда и разнообразные перекосы, вплоть до патологических, когда формируются женские черты характера. Казалось бы, почему тогда и не расширить эксперимент? Тем более там, где дело не доводят до абсурда: раздельные классы существуют «через стенку», мальчики и девочки встречаются на переменах и внеклассных мероприятиях. Однако проблема первая: где взять сегодня необходимое количество преподавателей-мужчин в школах? Их единицы, зарплаты-то смешные. И в этом, пожалуй, прежде всего, кроется причина «феминизации» школьного воспитания сильного пола. Во-вторых, опыт общения между будущими «женихами» и «невестами» накапливается как раз на школьной скамье, иначе он, по мнению некоторых ученых, получается однобоким. И это чревато проблемами уже в завтрашней семейной жизни. К тому же при раздельном обучении девочкам стараются привить навыки сугубо женских профессий: учат шитью, домоводству, например. Полагая, что тот же компьютер – не дамского ума дело, упирая на «гендерные» особенности мозга. Хотя многие нейрофизиологи протестуют против таких воззрений, утверждая, что надо иметь в виду индивидуальные особенности развития подростков слабого пола, считая это опасным предубеждением, основой для развития так называемого «мужского шовинизма»… Короче, сторонников и противников раздельного обучения сегодня хватает. Но тех, кто отрицательно к нему относится, как и было сказано выше, гораздо больше. Может, потому, что подавляющее количество опрошенных (96 процентов) сами получали среднее образование в совместных школах, и как это выглядит по-другому, просто не представляют? Впрочем, в какую сторону качнется российская система образования в будущем – не скажет никто.

Подготовила Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов