Живет усадьба в центре города

Ольга Метёлкина
Тяжелая дверь, за много десятилетий «потолстевшая» от бесчисленных слоев краски, медленно открылась. Колокольчик за нею проснулся от собственного звона, сообщив хозяевам о приходе гостей. Здравствуйте, старые стены!..

Воспоминания о музеях у многих, наверное, невольно вызывают ассоциации: строгий экскурсовод – «Посмотрите направо, посмотрите налево», таблички: «Руками не трогать» и «В кресла не садиться», витринное стекло, блики на котором не дают разглядеть самое интересное… В усадьбе художника В. Смирнова забываешь, что ты в музее. Этот дом все еще помнит своих бывших хозяев и гостей.

Василий Иванович Смирнов приехал в Ставрополь в 1877 году, имея за плечами успешную учебу в Санкт-Петербургской академии художеств, пять лет столичной практики, а впереди - перспективу небольшого, но стабильного заработка. Смирнова пригласили на место учителя рисования в реальное училище. Спустя двенадцать лет семья художника поселилась в небольшом доме на Александровской улице, напротив Воронцовского сада. До того времени усадьба принадлежала дальнему родственнику Анисьи Федоровны фотографу Волкову. С тех пор уютный дом стал родным не только для четы Смирновых и их 9 (!) детей, но и для добрых друзей семьи, которые очень любили бывать здесь. Говоря о друзьях, в первую очередь, вспоминаешь имя осетинского поэта Коста Хетагурова. И представляется он не тем суровым горцем в папахе, что теперь смотрит со своего постамента на проспекте Карла Маркса в сторону Эльбруса, а молодым человеком, получившим образование в Ставропольской гимназии, учившимся живописи в Санкт-Петербурге, работавшим в прогрессивной местной газете и ставшим родной душой в семье Смирновых.

Судьба свела их в гимназических стенах. Учитель и ученик. Василий Иванович не мог не заметить искру Божью в работах худенького осетинского мальчика. Так же, как не мог он не сострадать оторванному от дома сироте, потому что сам в четырехлетнем возрасте потерял мать. Как родители мечтают о том, что бы жизнь ребенка сложилась лучше, чем своя собственная, так и Василий Иванович хотел, чтобы Коста, следуя по его стопам, добился большего, чем он сам. Поэтому принял самое живое участие в судьбе Хетагурова и рекомендовал его для поступления в Санкт-Петербургскую императорскую академию художеств…

Снова гостеприимный дом Смирновых встретил повзрослевшего Коста в 1893 году. У него не было возможности окончить академию из-за отсутствия средств. На родине молодой Хетагуров успел заработать славу мятежного поэта. Его даже выслали за пределы Владикавказа как бунтовщика. В Ставрополе же его встретили как родного. Василий Иванович настоял, чтобы Коста поселился у них в пристройке.

Постояльца любили все домашние. Анисья Федоровна баловала его своими знаменитыми пирогами с перепелками. Коста был непременным участником всех домашних праздников. Сохранилось его рождественское стихотворение, с посвящением детям Василия Ивановича:

- Стук-стук!

- Кто там?

- Отворите!..

- Кто ты?

- Свой! – ну… вот, смотрите, -

Я пришел Христа пославить,

Всех вас с праздником

поздравить:

Васю, Дуню, Нину, Лишу,

Гимназистов Сашу, Мишу,

Галю – строгую артистку,

И Катюшу-гимназистку…

Коли праздник, - веселитесь,

А коль дело - не ленитесь!

Будьте ласковы, сердечны,

И тогда – друзья мы вечно!

А теперь за поздравленье

Дайте к чаю мне варенье!..

Вышло коротко и просто…

До свиданья! Друг ваш Коста.

Конечно, в теперешнем своем виде усадьба очень отличается от той, что приветливо встречала гостей Василия Ивановича и Анисьи Федоровны. Осталось не так много подлинных вещей, принадлежавших Смирновым. Дом частично перестраивался, сад за последние полвека заметно уменьшил свою площадь. И все же усадьба до сих пор живет. Живет и дышит памятью прошлого.

В этом году в преддверии Дня города заведующая музеем-усадьбой Галина Александровна Гончарова и сотрудники краеведческого музея вновь обратились к фондовым материалам, чтобы детально представить, как выглядел сад Смирновых, что за деревья росли в нем, какие цветы сажала Анисья Федоровна. Кандидат биологических наук, сотрудник отдела природы музея Вера Геннадьевна Данилевич вместе с работниками «Горзеленстроя» разбили по всей территории усадьбы цветочные композиции и миниатюрные клумбы, в том числе и из тех растений, которые выращивали Смирновы. Этот проект стал лишь частью большой перспективной работы. Как рассказал директор краеведческого музея Николай Анатольевич Охонько, со временем здесь будет максимально реалистично воссоздана уникальная атмосфера ставропольской городской усадьбы конца XIX – начала XX века. Этому объекту выделено особое место в новой структуре Ставропольского историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника.

А пока что помогают поддерживать жизнь в усадьбе почитатели Коста Хетагурова, в основном из числа осетинской диаспоры. По воскресеньям дом вновь наполняется детскими голосами - здесь собираются ученики осетинской школы. Георгий Давидович Чехоев учит их читать и писать на родном языке. Ребята знакомятся с культурой и литературой Осетии.

Старая усадьба требует постоянного деятельного внимания, без него она разрушится на глазах. У краеведческого музея фактически нет для этого никаких средств. Зато есть энтузиазм сотрудников музея и осетинской диаспоры. Незадолго до Дня города ставропольские осетины устроили здесь субботник. Собрали деньги для косметического ремонта, пришли целыми семьями, красили, белили. Однако одного энтузиазма, основанного на беззаветной любви к поэту и его старшему другу художнику, недостаточно для того, чтобы этот уголок города существовал еще долго.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Здравствуйте.Мне бы хотелось узнать побольше о тех людях, о которых Вы написали.Откуда этот материал?Возможно,что это мои предки.У меня даже есть их фото.Поэтому прошу Вас ответить на мою просьбу. Заранее благодарна.С Уважением,Ольга Михайловна.
1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов