Жизнь как предчувствие другого

 

Жизнь как  предчувствие другого


В июле продвинутый Интернет (есть еще обыкновенный, сейчас у нас в стране его много разного, к счастью, развелось) полнился воспоминаниями о Василии Аксенове, его фотографиями. Он ушел в этот летний месяц. А вот и август, вчера у него был день рождения, исполнилось бы 80 лет…
Недавно в серии ЖЗЛ – жизнь замечательных людей – вышла книжка о нем, известном писателе-«шестидесятнике», имевшем типичную судьбу сверстников своего поколения. Издание, на первый взгляд, биографическое, и, безусловно, заслуживает того. Родился в Казани в 1932 году, в семье партработников, оба подверглись репрессиям, и он был отправлен в детдом. Затем его дальние родственники разыскали, и он жил у них, потом с трудом перебрался к матери в Магадан (Евгения Гинзбург описала их встречу в известном «Крутом маршруте», а он – позднее в романе «Ожог»).
По прошествии времени закончил 1-й Ленинградский медицинский институт, но распределенный в Балтийское пароходство был вынужден работать поначалу врачом в карантинной службе, несмотря на реабилитацию родных, переехал в Москву. И с 1960-го стал профессиональным писателем. Длинный список начинают знаменитые «Коллеги», позднее следом идут «Звездный билет», «Апельсины из Марокко», «Затоваренная бочкотара»…

 

Жизнь как  предчувствие другого
 

Еще по завершении «оттепели» на встрече с писателями в Кремле на него персонально обрушился с острой критикой Хрущев, и его перестали охотно публиковать; подписывал различные письма в защиту диссидентов, в том числе при попытке реабилитировать Сталина, а позже стал с коллегами организатором и одним из авторов бесцензурного журнала «Метрополь», который в итоге был издан в США (эта история изложена потом в романе «Скажи: изюм»).
В 80-м выехал за океан и был лишен советского гражданства, преподавал в ряде университетов, работал на радиостанциях «Свобода», «Голос Америки», позже проживал в Биаррице во Франции и вернулся на Родину лишь в 1990-м, успел опубликовать «Московскую сагу» и снять по ней телесериал, «Вольтерьянцы и вольтерьянки», за который получил премию «Русский букер», закончить «Таинственную страсть. Роман о шестидесятниках», дав персонажам вымышленные имена…
Это вкратце, многие знают и помнят эти и другие произведения, Дмитрий Петров, написавший в ЖЗЛ первое полное жизнеописание Василия Аксенова, с поставленной целью не только справился, хотя можно предъявить некоторую сюжетную недостроенность, но, в отличие от многих критиков, он еще и попытался определить место писателя в отечественной литературе 70 — 80-х годов, его роль, славу и влияние на то поколение и общество. И их трудно переценить, с учетом той общественно-политический обстановки и атмосферы, что выпала на долю и писателя, и читателя.
Иных же недоброжелателей хватало тогда и хватает у него по сей день. Достаточно привести заголовки их статей – и всё станет понятно: «Певец сакса и секса», «Советский гламур», «Зачем выкопали Аксенова» и так далее. А фамилию его сверстники и более молодые современники поминают рядом с Бродским, представителем его поколения и великим нашим соотечественником, поэтом и Нобелевским лауреатом.
Мария ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов