Жизнь на острие копья

Валерий Манин
Ташкентская трагедия

Апрель 1979 года в Ташкенте выдался на славу. Не по-весеннему яркое солнце еще не набрало свою летнюю силу и, скорее, ласкало, чем жгло. Группа метателей из сборной команды Советского Союза, проводившая здесь свои первые в сезоне сборы, чередовала активную тренировочную работу с отдыхом, то загорали, лежа на изумрудной траве стадиона «Пахтакор», то активно включались в тренировочную деятельность.

В отличие от других Ваня Громов, двадцатитрехлетний крепыш, балагур, гитарист, певец и всеобщий любимец, на этот раз выглядел более озабоченным, чем обычно. Он то отмерял круги по гаревой дорожке стадиона, то выполнял прыжковые упражнения, то таскал тяжести, отвечая на дружеские приветствия знакомых односложными фразами, суть которых сводилась примерно к такому: «Ну отстаньте от меня! Нужно вкалывать». Да оно и понятно – перед молодым (по копьеметательским понятиям) парнем реально замаячила перспектива выступить на Олимпийских играх. Даже знаменитый Янис Лусис, безоговорочный лидер советских копьеметателей, как известно, не отличавшийся ни разговорчивостью, ни излишней дружелюбностью к друзьям-соперникам, не без интереса наблюдал за молодым ставропольцем, время от времени нисходя до советов словами или же показом того или иного элемента броска.

Ну а Ивану только того и надо. И так, воспитанный в степном Ставрополье, он отличался редким даже для членов сборной страны трудолюбием, а тут под приглядом олимпийского чемпиона был готов, что называется, из шкуры выпрыгнуть вон. Да и личный тренер Громова Михаил Бережной, человек хоть и лояльный в жизни, но на тренировках жесткий, снисхождения кандидату в олимпийскую сборную не давал. То и дело слышалось на стадионе: «Ванька, ускоряйся в последней стадии разбега! Да что тебя болтает по всей дорожке во время скрестных шагов! Беременный что ли? Ну давай еще повторим эту стадию разбега!».

И Иван раз за разом выходил в сектор, пытаясь нащупать тот единственный вариант, когда скорость разбега дополнит маховое усилие корпуса, завершится которое хлестким движением руки, в результате копье, «оперевшись» всей своей длиной о воздушную подушку, покорно запарит над стадионом и опустится где-то в конце футбольного поля.

Но почти невесомый дюралевый снаряд, покорный богатырскому замаху атлета, взлетев в воздух, с каким-то занудством вдруг нырял в изумрудный газон, едва перелетев половину заветной дистанции.

Громов, невзирая на подначки друзей, снова и снова шел за копьем и, выслушав замечание тренера, повторял, может быть, в сотый раз попытку. А на сто первый раз произошла трагедия…

Лусис, занимавшийся в этом же секторе, видя муки молодого коллеги, корректно предложил: «Ваня, а ты на пару шагов удлини разбег…» Иван, никогда не отказывавшийся от помощи, впрочем, он и сам всегда готов прийти на выручку любому, вышел аж на беговую дорожку – коротковат все-таки был сектор для метания копья на уютном ташкентском стадионе. Разбежался и вдруг почувствовал, что теряет опору. Нога, под которую попал невесть откуда взявшийся голышик, «поехала» и, упершись в бортик окаймлявшей беговую дорожку бетонной канавки, вдруг искривилась. Почти стокилограммовый атлет навалился на эту, ставшую ненадежной опору, и с криком рухнул на прогретую ласковым узбекским солнцем гаревую дорожку…

Врачебный диагноз звучал как приговор: «Перелом берцовой кости со сложным смещением. Необходима операция в Москве». Чудотворные руки великого хирурга Мироновой, возвратившей в спорт не один десяток спортсменов, собрали и ногу ставропольца.

В погоне

за «синей птицей»

И Громов с настойчивостью обреченного окунулся в тренировочную работу. Энтузиазм подогревался еще и тем, что аналогичная травма у него уже была, но от ее последствий молодой организм избавился быстро. За пару лет до ташкентской трагедии Громов блестяще выступил в серии международных соревнований, в том числе и на знаменитой Хельсинской спартакиаде. Эти соревнования отличались от остальных тем, что финны считают метание копья своим национальным видом спорта. И не без оснований – на протяжении многих лет копьеметатели из страны Суоми входят в мировую элиту. Поэтому в Хельсинки обычно съезжаются все самые сильные копьеметатели планеты. Советский Союз в 1977 году здесь представляли безоговорочный лидер национальной сборной Янис Лусис и один из самых перспективных молодых атлетов Иван Громов, пару лет назад ставший сильнейшим молодым метателем Европы.

Но перед самым стартом Лусис травмировался, и вся тяжесть борьбы с великими копьеметателями мира легла на ставропольца, которому несколько месяцев назад только исполнился 21 год. Для специалистов этого вида спорта возраст почти младенческий.

- Волновался я, аж руки тряслись, — вспоминает И. Громов, — Да иначе и быть не могло. Ведь до этого соревновался в основном со своими ровесниками, а тут мировой рекордсмен венгр Немет, группа сильных финнов, чехи, англичане…

Масло в огонь подлил сам Немет, уже первым разминочным броском отправив копье за 90 метров. Все соперники и скисли. Я сам, когда взял снаряд в руки, думал, что раздавлю его, так пальцы свело. А как метнул, не помню. Увидел, что копье приземлилось далеко за 80-метровой отметкой. Когда замерили, оказалось, что 83,56 метра! Третий результат этих соревнований, который превышает мой личный рекорд почти на два метра!

А вот следующая после рекордной попытка оказалась и последней – не выдержала нагрузки все та же берцовая кость. Домой я возвратился с бронзовой медалью и с загипсованной ногой.

Гипсовое счастье

Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вынужденный резко сократить тренировочные нагрузки, Громов неожиданно получил непривычно много свободного времени. Выросший в трудовой семье, Иван просто не представлял, как это можно жить, ничего не делая. И вынужденный простой он стал заполнять свиданиями с любимой девушкой. Это была удивительная пара – мощный парень, шкандыляющий на костылях, рядом с миниатюрной красивой девушкой.

Впрочем, на это знакомство, в несколько месяцев переросшее в глубокое чувство, завершившееся браком, было почти запрограммировано. Друзья не раз говорили Ивану, что в спортзале у Василия Скакуна тренируется чудная девчонка – Люда Цыганова, мастер спорта и по гимнастике, и по акробатике, чемпионка мира. Но Громова эти титулы мало интересовали – сам в этом отношении Богом не обижен. А вот лично познакомиться с красивой девушкой долго не удавалось. Дело в том, что у Цыгановой начиналась тренировка тогда, когда у Громова, для развития гибкости и координации тоже занимавшегося у акробатов, она заканчивалась. А свободного времени у спортсменов такого уровня, как правило, не бывает. Ведь из спортзала Людмила летела в медицинский институт, а Иван – в педагогический. А потом снова тренировки. И так изо дня в день.

Даже на небольшой дружеский ужин, посвященный победе Цыгановой на Кубке мира в Польше и Громова – на матчевой встрече со сборной Великобритании, Людмила прийти не смогла – сдавала экзамены. «Паталогическая» чемпионка, она не могла и не хотела и в учебе быть не на первых ролях. Только спустя несколько дней Люда вместе с подружкой встретилась с Иваном. После этого они больше не расставались никогда.

Правда, спустя некоторое время в этой чемпионской паре произошла «гипсовая» рокировка. Иван избавился от каменной обузы, а Людмила, травмировавшая ахилловы сухожилия, вынуждена была ходить на костылях.

- Да костыли, — смеется И. Громов, — в спортивной семье вещь почти обязательная. Ведь большой спорт, если мне не изменяет память, находится на втором месте по травматизму после угледобычи. Вот и мои сыновья уже тоже примеривали эти подпорки. Старший Витя, мастер спорта по бегу, становился и победителем, и призером национальных первенств. Но уже будучи членом сборной России, получил тяжелую травму и был вынужден оставить большой спорт. Младший, Сережа, тоже является неоднократным чемпионом страны. Да вот несколько дней назад он в очередной раз подтвердил свои чемпионские полномочия в Адлере. Слава Богу, пока его травмы носят не угрожающий характер.

А вот Иван Громов, рвавшийся на Олимпиаду, так и не смог до конца избавиться от ташкентского перелома. Дважды травмированная нога не позволяла тренироваться с полной нагрузкой. Хотя отдельные локальные успехи ставрополец одерживал, мечтая попасть в олимпийский Лос-Анджелес. Ему рукоплескали стадионы Америки и Африки, Англии и Германии, Финляндии и России… Семь раз мастер спорта международного класса Иван Громов был лучшим среди копьеметателей России, становился призером первенства СССР, десять лет входил в состав сборной страны, выигрывал континентальное первенство. А вот на Олимпиаду так и не попал. Правда, не по своей вине. Будучи неплохо готовым, он в 1984 году выполнил олимпийский норматив. Но за океан на сей раз не попал. В дело вмешалась политика. В ответ на бойкот американцами Московской Олимпиады 1980 года советское руководство ответило аналогичным актом четыре года спустя. Для Громова, как и для многих других спортсменов, это было крахом их надежд. Будучи в расцвете сил, Иван решил уйти из сектора.

Олимпийские амбиции

Но большой спорт редко отпускает своих лучших. И Громов начал тренировать. Как-то незаметно из Ивана, Вани, Ванечки он превратился в Ивана Викторовича, уважаемого в легкоатлетическом мире специалиста. Уже метатели из первого громовского набора – Сергей Репин, Василий Скрылев — вырвались на всесоюзную и международную арену. За два с лишним десятка лет тренерской работы ученики заслуженного тренера России Ивана Громова 60 раз становились победителями и призерами всероссийских и международных соревнований. Ну а последнее достижение ставропольского тренера можно заносить и в книгу рекордов – на афинской Олимпиаде сразу три его ученицы вышли на старт! Лично я такого в истории отечественного спорта и не припомню.

Но это все в прошлом. Сейчас рано поседевший (а кто сказал, что тренерский хлеб сладок?) Иван Громов уже мечтами в Пекине. Может, туда пробьется Сережа? И свои олимпийские отец реализует в сыне? А может, кто-то другой из учеников Ивана Викторовича порадует наставника олимпийской медалью? Да какая разница! Главное, чтобы над всеми стадионами мира звучал российский гимн в честь победы ставропольских спортсменов. Именно такой подарок к своему 50-летию, которое спортивная общественность Ставрополья будет отмечать 13 марта, желает получить отличный спортсмен и тренер, любящий муж и заботливый отец, удачливый рыболов и просто хороший парень Ваня Громов.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов